Примерное время чтения: 6 минут
118

Боец из «птичьего» отряда. Пензенец собирается в третью командировку в СВО

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37. АиФ-Пенза 13/09/2023

На фото – высокий человек в пиксельной полевой форме. Чёрные сапоги, разгрузка, автомат, на котором крупными белыми буквами написано: «Кулик». Это один из тех снимков, которые пензенец Андрей Куликов сделал во время службы в добровольческом батальоне в зоне СВО. 

Из другого теста

Его «срочка» прошла в 1992–1994 годах, за два года пензенец сменил несколько мест службы. Сначала был в жаркой Армении, затем – в Одессе, потом – в Подмосковье. 
«Я званиями тогда был небогат – всего лишь рядовой», – вспоминает боец. После армии вернулся в родной регион, появилась семья, занялся хозяйством. 

Но тяга к службе не отпускала. В нулевые Андрей Куликов подписал контракт и отправился в Чечню, где участвовал в контртеррористических операциях. Спустя почти два десятка лет снова надел форму и отправился в зону СВО. За спиной у пензенца уже две командировки. В обеих он назначался командиром взвода. Почти всё это время он провёл на позициях. Отлучался только на несколько суток в казарму. Там взял позывной «Кулик» – по фамилии. В подразделении, по его признанию, был целый «птичий отряд». С ним служил боец по имени «Сова», а командиром был бывалый военный также с «птичьей фамилией, в прошлом полковник.

В ноге у Андрея Куликова – стальная пластина, которую ему поставили после несчастного случая, задолго до СВО. Но она не мешала нести службу, сутками стоять в караулах, проходить несколько километров в тяжёлой амуниции. Пензенец даже обгонял более молодых однополчан и превосходил их в подготовке. 

«Мы просто разные с молодым поколением. Мы из другого теста. Вот, смотрю, некоторые из них даже бегают неправильно, а я могу в броне с автоматом бежать быстро и долго. Потому что с юности в меня это заложили. Ещё со школы. У нас – в деревне – была военная подготовка на высоком уровне. Работал тир. Там стояли макеты противотанковых мин. Были гранаты для метания. И всю жизнь меня словно тянуло к службе», – рассказывает пензенец. 

Хищные птички

Когда корреспондент «АиФ» -Пенза» попросил сравнить два военных конфликта, в Чечне и на Украине, Андрей Куликов ответил не сразу. 

«Это две разные истории. В Украине тяжелее. Война технологий, умов. И потому она ... более жестока, что ли», – оценивает Андрей Куликов.

 Жестока – это в том числе и про сильные обстрелы. Над позициями постоянно летали «птички» – беспилотники, которые сбрасывали боеприпасы. Если не убьют, то ранят так, что к нормальной жизни не вернёшься. Но пензенец чудом выживал. Один раз пошёл чинить телефонную линию, которую перебило снарядом. И попал под обстрел.

«Это страшно, – вспоминает пензенец. – Но главное – не теряться, сориентироваться по звуку и спрятаться. Только так выжить, не иначе. Эти «птички» летают постоянно, часто рядом с позициями. Мелкие, быстрые... Но человек умней, хитрей. Вот и мы тоже подбиваем их».

Андрей Александрович вспоминает, что одна из позиций, которую они занимали, находилась в местности, где густо росли деревья. Так вот, обстрелы были такой силы, что берёз и тополей почти не осталось. Вместо них – другой пейзаж: переломанные стволы, чёрные воронки, остатки от прилетевших кассетных боеприпасов. 

На позициях из-за артобстрела от густого леса остались израненные стволы.
На позициях из-за артобстрела от густого леса остались израненные стволы. Фото: Предоставлено героем публикации

Солдатский быт в таких местах в каждой детали несёт отпечатки боёв. На одной из фотографий, которую Андрей Куликов привёз из зоны СВО, было заснято место, где отдыхали бойцы. В глаза бросились тумбочки для личных вещей, которые есть у каждого солдата. Но если присмотреться, то станет понятно, это не обычные тумбочки, а ящики от боеприпасов, которые военные переделали под свои нужды.

«Позиции, бывало, находились в нескольких сотнях метров друг от друга. Тут мы, там они. Даже говор их слышно. Правда, не всегда звучала украинская речь. Английские, польские слова проскакивали. Наверное, «помощники», приехавшие из-за границы, болтали. Но украинскую мову почти не слышали. Всушники на русском языке между собой общаются», – вспоминает Андрей Александрович. 

Участь старших

Сейчас Андрей в Пензе, поправляет здоровье. Вопрос о том, выполняет ли он какие-либо упражнения, чтобы восстановить силы, сразу не понял. А когда осознал, о чём речь, – рассмеялся. 

«Моя физкультура – это любимая рыбалка. Для меня это не просто закинуть удочку. Это значит собраться, пешком дойти до речки, найти место хорошее. А это может занимать и час, и два. Никакого спорта не надо уже, если ты так относишься к рыбалке», – поясняет пензенец. 

Не так давно из зоны СВО вернулся сын Андрея Александровича. Парень вместо года службы по призыву подписал контракт и отправился на Украину. Сейчас уже дома, работает сварщиком.

«Я отговорил его возвращаться туда, за линию, – вздыхает Кулик. – Он молодой, 2002 года рождения. Ему ещё надо семью построить, детей вырастить, пожить в этом мире. Это вот я уже повидал-пожил. Вот и решил идти. Вместо него. Я считаю, что это участь нас, «старшего» поколения. Сейчас вернулся домой из-за проблем со здоровьем, восстановлю, 
надеюсь, до Нового года, и обратно, за ленточку. Тянет меня туда, даже объяснить не могу, почему. Может, чувствую, что, пока мы не победим, не вернёмся обратно, не успокоится душа...» 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах