201

«Которую люблю, не называя…». О самой сильной страсти Дениса Давыдова

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9. АиФ-Пенза 03/03/2021

Дениса Давыдова современное поколение знает по фильму «Гусарская баллада». Там он предстал в образе отважного офицера и поклонника прекрасного пола. Таким его запомнили и в нашей губернии.

Двести лет назад герой Отечественной войны 1812 года Денис Васильевич Давыдов, уволившись со службы, стал писателем и поэтом. Большую роль в его творчестве сыграл сурский край и некоторые люди, здесь проживавшие. Именно из-за них он и писал позднее «Пенза – моя вдохновительница».  

О «закупоренной бутылке» Давыдова

В 1820 году Давыдов перебрался жить в имение, находящееся от Пензы почти в двухстах километрах – в селе Верхняя Маза Симбирской губернии (ныне Радищевского района Ульяновской области. – Ред.). Тогда и начались его поездки в наш город и в село Алферьевка, где жил его армейский друг Дмитрий Бекетов. Стоит сказать, что и во время войны балы не прекращались, а уж после нее происходили повсеместно. На одном из них, в Пензе – некоторые утверждают, что в здании Дворянского (сейчас – Законодательного на нынешней улице Кирова. – Ред.) собрания, и познакомился Денис Васильевич с племянницей Бекетова Евгенией Золотаревой. Генерал влюбился с первого взгляда. Но ведь был женат и имел шестерых детей!

Современники вспоминают разговор Дениса Васильевича с Золотаревой: «Я подобно закупоренной бутылке, три года стоял во льду прозы, а сейчас...»…и - замялся. «Пробка хлопнула, - опережая его,- расхохоталась Евгения».

20 февраля 1834 года Давыдов писал Петру Вяземскому: «Я, право, думал, что век сердце не встрепенется, и ни один стих из души не вырвется. З-ва (Золотарёва. – Ред.) всё поставила вверх дном: и сердце забилось, и стихи явились…»

Денис Васильевич напишет целый цикл произведений, посвященных Евгении, хотя до встречи с ней уже несколько лет стихов не писал вовсе. До наших дней дойдет и их переписка в количестве почти семидесяти писем на французском, в которых Давыдов просил у молодой барышни взаимности. Но добиться ее так и не смог – Золотарева вышла замуж за старого соседского помещика Василия Мацнева. А еще через три года, в 1839 году, Денис Давыдов в возрасте пятидесяти четырех лет умер.
Его роман с Золотаревой длился около трех лет.

О защитнике чести

Давыдова вспоминают в связи с Пензой не только по его самому известному циклу стихов, появившемуся в результате большой любви к Золотаревой, но и по другим событиям.

«Острому языку Давыдова пришлось один раз встать на защиту своих друзей из Пензенской губернии, – рассказывает старший методист пензенского госархива Максим Буряков. - Давыдова достаточно тепло приняли местные помещики, горожане, да и в губернском правлении к нему хорошо относились. В своей переписке с друзьями Давыдов упоминал многих наших знаменитостей: писатель П. Н. Арапов, «красавица пензенская Евреинова», декабрист И. Н. Горсткин, местные губернаторы Ф. П. Лубяновский и А. А. Панчулидзев. Был только один персонаж, с кем наш герой не сошелся во взглядах, – местный разводчик баранов-мериносов помещик Сабуров. Себя он считал великим литератором и даже издавался в «Отечественных записках».

Как-то раз Сабуров выдал опус «Четыре роберта жизни. Олицетворенная дума Мурзы Чета», где прошелся по многим пензенским обывателям, не забыв задеть и самого Давыдова. Решив, что устраивать дуэль с наглецом будет нечестно - боевой генерал на раз бы порубил наглеца «в капусту» - поэт ответил Сабурову его же оружием. Эпиграмма, направленная против него, была опубликована в журнале А.С.Пушкина «Современник».

Меринос собакой стал,-
Он нахальствует не к роже,
Он сейчас народ прохожий
Затолкал и забодал.
Сторож, что ж ты оплошал?
Подойди к барану прямо,
Подцепи его на крюк
И прижги ему курдюк
Раскаленной эпиграммой!

Реакция в Пензе доподлинно неизвестна, но, наверное, в Дворянском собрании смеялись от души.

О памятнике Давыдову

«Пензенский памятник Д. В. Давыдову в какой-то степени повторил судьбу своего прототипа, – рассказывает профессор ПГУ, доктор исторических наук Владимир Первушкин. - 20 января 1814 года за отличие при Ларотьере Дениса Васильевича награждают чином генерал-майора, но в 1815 году, уже после завершения эпохи Наполеоновских войн, неожиданно выяснилось, что документы о присвоении ему звания генерал-майора так и не были составлены должным образом и подписаны командованием. Только 2 января 1816-го, то есть только через два года, Денису Васильевичу официально присвоили звание генерал-майора.

В советское время по инициативе второго секретаря обкома партии Г. В. Мясникова бюст герою (скульптор В. Г. Курдов) был открыт в Пензе в 1984 году, к 200-летию со дня рождения поэта. Местом для установки памятника был выбран небольшой сквер в центральной части города, на пересечении улиц Кирова и Либерсона. Сквер находился на территории, прилегающей к бывшему Троицкому женскому монастырю, он к тому времени был закрыт. Однако в 1999 году земля, на которой находился сквер Дениса Давыдова и стоял памятник, была передана Троицкому монастырю, который вновь начал действовать. В этом же году по периметру его территории началось строительство высокого кирпичного забора. Памятник Давыдову в этом случае располагался бы прямо в монастырском заборе, в небольшой арке. Но его нельзя было бы увидеть издалека, поэтому решили перенести бюст в другое место в пределах центральной части города. Пензяки шутили, что гусару Давыдову придется уступить место дамам, т.к. памятник оказался на территории монастыря, окруженный забором со всех сторон. Перенос памятника растянулся на три года. Лишь в 2002 году бюст был, наконец, перенесен на территорию небольшого сквера на улице Московской, где и находится в настоящее время».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах