174

Опальный Комиссар. Почему в честь революционера назвали улицу

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. АиФ-Пенза 27/01/2021

Революция в России делалась в том числе руками пензенца Николая Измайлова. Но почти сразу после прихода к власти большевиков, Николай Федорович с небольшими перерывами провел почти шестнадцать лет в заключении и в ссылках. Даже приговаривался к расстрелу. Сейчас его именем в Пензе названа улица. 

О «шпионе» и «Африке»

До 1925 года эта улица называлась Проточная из-за того, что по ней проходили протоки, соединявшиеся с Сурой. Потом улицу переименовали в Ахунское шоссе. И только в 1973 году она получила название в честь активного участника Гражданской войны, одного из руководителей Центробалта и первого комиссара Балтийского красного флота Николая Федоровича Измайлова.

Николай родился в семье плотника в деревне Надеждинка Пензенского уезда 18 декабря 1892 года. Хотя в данных рождения есть и разночтения почти в год.

В 1913 году Николая призвали на Балтийский флот, где его определили на службу на учебно-военном корабле «Африка». Из-за большой выносливости и физической силы он начинал службу инструктором при водолазной школе. Водолазом он был хорошим, дыхание мог задерживать чуть ли не дольше всех знакомых. Унтер-офицером стал достаточно быстро.

Бывший батрак-поденщик, увидевший необъятные морские просторы, выбрал бескозырку на всю оставшуюся жизнь. Романтика также привела Николая, как многих молодых людей того времени, и в революционный кружок матросов.

«После активного участия в Февральской революции Измайлова выбирают в состав учебного совета школы, а потом и в Кронштадтский совет, – рассказал старший методист Пензенского Госархива Максим Буряков. - С июня Николай Федорович входит в состав Центрального Комитета Балтийского флота (Центробалта), где получает назначение председателем военного отдела. В начале июля он вступил в партию большевиков. А уже пятого июля 1917 года направился в Петроград во главе делегации моряков Балтийского флота, чтобы предъявить Всероссийскому Центральному Исполнительному Комитету требование Центробалта о переходе всей власти в руки Советов. Временное правительство арестовало и Николая, и его сослуживцев за государственную измену и шпионаж в пользу немцев».

Рассмотрение «шпионского» дела затянулось, и в конце августа Николай был отпущен и направился в Хельсинки, называвшиеся тогда Гельсингфорс. Там и застала его революция 1917-го года в должности заместителя председателя Центробалта.

О Ленине

Нельзя сейчас достоверно сказать – справился бы Ленин в октябре без Измайлова или нет – ведь на месте Николая Федоровича мог оказаться и другой очень идейный профессионал морского дела, но в ночь с 27 на 28 октября Владимир Ильич срочно вызвал Измайлова по прямому проводу. Разбуженный этим известием Николай, бегом бросился на телеграф. По дороге председатель Гельсингфорсского Совета успел рассказать ему о наступлении на Питер войсковых частей Керенского-Краснова и о том, что Ленину очень нужна помощь Измайлова и балтийских моряков. Вот как описывает сам Николай Федорович тот «разговор» с Владимиром Ильичем в своем рассказе «Центробалт в дни восстания»:

«Сколько можете вы прислать миноносцев и других вооруженных судов? – прочитал вопрос Ленина на телеграфной ленте. - Можно послать линейный корабль «Республика» и два миноносца, – продиктовал ответ телеграфисту.

Момент был исключительно напряженный, и Владимир Ильич хотел знать точно, когда корабли выйдут. 
Ответил, что «максимум через восемнадцать часов. Есть ли необходимость сейчас послать?

- Да, – сказал Ленин».

Он подчеркнул, что Советское правительство убеждено в необходимости немедленной посылки судов с тем, чтобы линейный корабль вошел в Морской канал, а миноносцы стали на Неве близ села Рыбацкого для защиты Николаевской железной дороги и подступов к ней. Владимир Ильич поинтересовался, есть ли у моряков запасы винтовок и патронов, и просил прислать оружие в Петроград. Когда разговор окончился, Измайлов, не веря себе, переспросил:  «…Вы ли это говорили? Скажите имя».

Телеграфный аппарат отстучал пять букв: «ЛЕНИН».

Об аресте и расстреле

Как писал сам Николай Федорович в статье «Незабываемое» в журнале «Радио» (№11 1967 года), «всего в Петрограде в дни вооруженного восстания было сосредоточено более 17 тысяч матросов Балтийского флота и 47 единиц боевых и вспомогательных кораблей».

Тем не менее, заслуги Николая Измайлова в победе большевиков семнадцатого года забылись быстро. В 1923 году Военной коллегией Верховного Суда СССР «за бесхозяйственность, взяточничество, злоупотребление служебным положением» он был приговорен к расстрелу.

Но Ленину и революции Измайлов был благодарен всю свою жизнь. И. Жехова в своей статье «Этих дней не смолкнет слава» приводит слова Николая Федоровича, в которых он вспоминал о встрече с Лениным после Гражданской войны в 1921 году: «…когда мы вошли в кабинет, то почувствовали себя словно в родном доме, так тепло и сердечно встретил нас Владимир Ильич. Выйдя к нам навстречу и здороваясь с нами, он с улыбкой сказал: «Здравствуйте, моряки! Проходите, садитесь, рассказывайте, что у вас происходит».

А пока «родным домом» Николаю Федоровичу стала расстрельная камера. Правда, почти сразу Постановлением Президиума ЦИК СССР расстрел был заменен десятью годами исправительно-трудового лагеря, а в 1929 году Измайлова досрочно освободили. В июне 1940 года Николая опять арестовали – как потом выяснилось, по клеветническому доносу. За «участие в антисоветской группе» приговорили к восьми годам лагерей. В феврале 1948 года он направлен в ссылку, откуда был освобожден только в 1955 году. Реабилитирован в 1956.

В общей сложности в неволе Измайлов провел почти 16 лет. 

Проректор ПГУ Владимир Симагин:
«Начало советского строя ознаменовано революцией. Конечно, делали её настоящие герои, без которых, наверное, революции и не случилось бы. К ним без сомнения относится и наш земляк Николай Федорович Измайлов. После Гражданской войны в страну пришло относительное спокойствие, и необходимость достижения целей при помощи армии отпала. Некоторые новые руководители решили, что отпала необходимость и в тех, кто революцию делал. В стране появилась новая партийная элита, которая иногда расчищала себе путь интригами и наговорами. Измайлов как раз стал их жертвой. Это и было доказано в 1956 году его реабилитацией. Николай Федорович прожил очень достойную и долгую жизнь, являлся персональным пенсионером, очень много выступал и рассказывал о беседах и встречах с Лениным. И не даром в его честь названы улицы и населенные пункты в нашей стране».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах