Примерное время чтения: 7 минут
323

История Пензы. Как власти сделали Карпинского большевиком поневоле

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. АиФ-Пенза 27/10/2021

30 октября в стране отмечали День  жертв политических репрессий. Введенная в 1991 году памятная дата стала одной из самых спорных в новейшей истории нашей страны. Приуроченный к голодовке, проведенной заключенными советскими диссидентами в 1974 году, для многих наших сограждан этот день стал элементом так называемого «антисоветского проекта».

Сейчас распространено узкое понимание этой даты, как дня памяти исключительно жертв перегибов советской судебной системы. Но политические репрессии начались в нашей стране не в октябре 1917 года. На царской каторге жизнь тоже была далеко не курортом, особенно если походить целый день в кандалах на морозе - 30°С где-нибудь в Забайкалье.

Не все знают, но с 1921 по 1935 годы в Советском Союзе существовало Общество бывших политкаторжан и ссыльнопоселенцев, которое, подобно современному «Мемориалу», проводило памятные мероприятия и издавало книги по теме репрессий. В списках каторжан было немало и наших земляков. Самым известным среди них стоит признать одного из старейших большевиков Пензы Вячеслава Алексеевича Карпинского.

К индивидуальному эсеровскому террору, проведению кровопролитных массовых беспорядков или нападений на почтовые кареты наш земляк никогда не был причастен. Тем не менее, каток «гуманного» царского правосудия прошелся по нему по-полной. Тогда нередко судили не за дела, а за потенциальную неблагонадежность.

За чтение книг – ссылка

Вячеслав Алексеевич Карпинский родился 16 января 1880 года в семье губернского секретаря Алексея Петровича Карпинского, в здании по адресу: ул. Кураева (Нагорная) № 18.

Главным увлечением в доме была книга. В годы учебы в гимназии Карпинский создает своеобразный кружок студенческого самообразования, целью которого было чтение литературы, нередко запрещенной цензурой. Пенза еще с начала XIX века была одним из мест политической ссылки в Российской империи, поэтому достать у нас запрещенные книги Чернышевского, Некрасова, Салтыкова-Щедрина, и даже классиков пока не ставшего популярным марксизма было не так уж и сложно.

В Государственном архиве Пензенской области сохранился список изъятых книг из библиотек в 1884-1890 годах. Кроме писателей демократов (что вполне очевидно), в число запрещенных попали 12 и 13 том сочинений Л. Н. Толстого, книги западных авторов по новой истории Европы (в основном эпохи революций XIX века) и даже зачем-то «Рефлексия головного мозга» Н. М. Сеченова.

Недалеко от Карпинского жил один из ценителей такой литературы - высланный из Петербурга сын межевщика Дмитрий Волков. Через него Вячеслав попадает в первый марксистский кружок в нашем городе, основанный еще в 1894 году чиновником Пензенского отделения Государственного банка Николаем Добронравовым. Он обладал огромной (по меркам Пензы) библиотекой марксистских нелегальных книг - свыше 500 различных наименований от народников до «Капитала». Среди членов кружка оказался и сосланный в город на Суре художник Алексей Ремизов, арестованный по ошибке во время демонстрации, вызванной ходынской трагедией. 

Когда в 1898 году первый марксистский кружок Пензы был разгромлен, Карпинскому удалось избежать ареста, в отличие от 56 других его членов, часть из которых сослали в Вологду, а над оставшимися установили усиленный надзор полиции. В советское время о них писали, что первые марксисты призывали рабочих чуть ли ни к немедленной революции. Хотя на самом деле все ограничивалось распространением листовок, призывающих к улучшению материального положения рабочего класса: сокращению рабочего дня, созданию профсоюзов и тому подобное.

Неудавшийся студент

В 1899 году Вячеслав Карпинский уезжает учиться в Харьковский государственный университет и поступает на естественное отделение физико-математического факультета. В то время по стране прокатилась одна из первых волн студенческих беспорядков. Началось создание студенческих нелегальных кружков. В один из них вступил и Вячеслав.

В декабре харьковский «Социал-демократический рабочий союз ремесленников» был раскрыт полицией. У Карпинского при обыске ничего не обнаружили, да и в документах полиции нет упоминания о его противоправной деятельности. Тем не менее за членство в кружке его вначале арестовывают и сажают в Пензенский тюремный замок, а потом исключают из университета и оставляют в родном городе под особым надзором полиции.

Впрочем, молодого Карпинского наказание не испугало. Как это часто бывает, угрозы и давление привели к прямо противоположному результату.  Во время своего повторного непродолжительного пребывания в Пензе Вячеслав не сидел на месте, продолжая принимать участие в работе нелегальных студенческих кружков.

В январе 1901 года Карпинскому удается восстановиться в Харьковском университете. На учебу он ехал с предписанием «не отклоняться от представленного маршрута, и встать на учет в отделении полиции в течение 24 часов».

Но учеба опять не заладилась. В стране тогда были впервые введены «Временные правила об отбывании воспитанниками высших учебных заведений воинской повинности», где впервые в истории нашей страны студентов могли прямо с учебы забрать в армию. В Киеве тогда отчислили и отправили на службу 185 неблагонадежных учащихся, зачастую по доносам информаторов. Естественно, студенты всей страны хотели выразить протест.

В итоге в Харьковском университете отчислили большую группу молодежи, в том числе и тех, кто не принимал прямого участия в организации беспорядков. Избавлялись от тех, кого считали неблагонадежными. Сослали и Карпинского за компанию - теперь до апреля 1901 года. Вот так из студента сделали практически насильственного профессионального революционера.

В Женеву, к Ленину

Пробыв пару месяцев в родном городе, Вячеслав опять перебирается в Харьков - теперь уже по-настоящему вести пропаганду среди рабочих местных предприятий. В родной город он уже не возвращался.

Пребывание в Харькове оказалось недолгим. За проведение первомайской демонстрации в 1902 году Карпинский получает наказание в виде ссылки в Вологду - город на краю страны с населением менее 30 тысяч человек, зато с 49 церквями и двумя монастырями. Вологда тогда являлась традиционным местом заточения для многих революционеров - с Карпинским там находились будущий нарком Анатолий Луначарский, экономист и ученый Александр Богданов, философ Николай Бердяев, а также будущий террорист № 1, один из лидеров левых эсеров Борис Савинков.

Условия жизни ссыльных были трудные. Месячное содержание составляло 6-8 рублей. При этом вопросами проживания должны были заниматься сами ссыльные. Был наложен строгий запрет на выезд за пределы города. Холодный климат и отсутствие нормального здравоохранения в губернии делали свое дело. В 1904 году Вячеслав Алексеевич бежит из Вологды за границу, и у него начинается совсем другая жизнь.

В Женеве под руководством Владимира Ленина он работал в газетах «Вперед» и «Пролетарий»; сотрудничал с «Правдой». В годы Первой мировой войны 1914-1918 годов организовал издание газеты «Социал-демократ». После возвращения в 1917 году в Россию Карпинский писал в газете «Деревенская правда», заведовал агитационно-инструкторским отделом ВЦИК. Во время Гражданской войны 1918-1920 годов на агитационном пароходе «Красная звезда» редактировал газету «Красная звезда».

Был награжден тремя орденами Ленина. 4 мая 1962 года за многолетнюю самоотверженную работу, большие заслуги в организации и развитии партийной и советской печати ему присвоили звание Героя Социалистического Труда. Умер 20 марта 1965 года в Москве, похоронен на Новодевичьем кладбище.

Несмотря на то, что Вячеслав Алексеевич в советское время ни разу не приезжал в родной город, со своими земляками он поддерживал тесную связь всю жизнь. Любая статья в «Правде», связанная с Пензой, вызывала в нем живой интерес. Уже в 50-е годы Вячеслав Алексеевич сумел собрать в Москве участников нелегальных кружков начала XX века.

Незадолго до смерти он передал свои мемуары в Пензенский краеведческий музей. В фондах государственного архива Пензенской области было выявлено и переведено в спецфонд «Дело по отношению департамента полиции о высылке в Вологодскую губернию под гласный надзор полиции Вячеслава Алексеевича Карпинского и установлении надзора полиции за Дмитрием Ивановичем Брызжевым по месту его жительства за принадлежность в РСДРП, хранение и распространение литературы».

В октябре 1965 года в целях увековечения памяти В. А. Карпинского улица Городок была переименована в его честь. А на здании бывшей 2-й мужской гимназии, где он учился в 1888-1898 годах, установлена мемориальная доска.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах