277

«Долгоиграющий» Панчулидзев. Истории из жизни пензенского губернатора

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 3. АиФ-Пенза 20/01/2021
Скриншот / АиФ

201 год назад, через год после выхода в отставку с военной службы, в 1820 году Александр Алексеевич Панчулидзев решил пойти во власть. Губернией он руководил двадцать восемь лет, установив абсолютный рекорд по сроку правления.

Он же стал одним из самых известных пензенских губернаторов, прототипом героев для русских писателей, о нем сложили массу исторических анекдотов. Какие из них были правдой?

О взятии Парижа, роскоши и  вине

Чин губернатора Александру Панчулидзеву достался «по блату». Его отец – Алексей Давидович – почти двадцать лет был губернатором Саратовской губернии.

С 17 лет, с марта 1809 года, Александр служил в лейб-гвардии Гусарском полку. Но через три года в звании поручика по болезни вышел в отставку. Через почти два года Александр в армию вернулся: полным ходом шла война с армией Наполеона. Успехами Александра Панчулидзева в военных компаниях мы можем гордиться. За участие в сражениях при Бауцене, Люцине, Радиборге и Рейхенбахе его наградили множеством орденов. Он даже Париж брал.

Из Европы молодой Панчулидзев привез не только ордена, там у него появились и новые привычки. Главная из них – ценить роскошь, что впоследствии станет чуть ли не основной чертой характера пензенского губернатора.

Еще Панчулидзев, говорят, привез в Пензу и традицию не держать пустых бутылок на столе. И вовсе не из-за того, что эта примета приводит к ссоре, а ради экономии. В Париже официанты того времени чеки выписывали, исходя из количества бутылок, стоящих на столе. И вот наши хитрили – бутылки прятали под стол.

О хитрости, оркестре и Герцене

Александр Панчулидзев был хитрым. Недаром к нему дважды приезжали погостить царствующие особы. Он и гостей принять умел, и, когда надо, выслужиться.

И вот 12 февраля 1831 года Александр Алексеевич высочайшим указом был назначен губернатором Пензенской губернии. И почти сразу, как вспоминают современники, в Пензе стало веселее. Панчулидзев очень любил музыку. Он набрал из крепостных мужиков целый оркестр, который на балконе его дома целыми днями радовал прохожих. Как рассказывает его современник писатель Илья Селиванов, «…оркестр, надо сказать, хороший и большой был – человек в тридцать, ежели не больше. Капельмейстеров выписывал он прямо из-за границы. Оркестр этот, как говорили, ничего ему не стоил, потому что жалования музыкантам не производилось; они должны были питаться от чиновников…»

Но весело в Пензе было и по другой причине. В своих мемуарах художник Лев Жемчужников, находившийся после 1866 года в течение трех лет на должности чембарского предводителя дворянства, ссылаясь на Павла Бахметьева, (ставшего прототипом Рахметова – героя романа Чернышевского «Что делать?»), в те годы сердобского помещика, говорит: «…губернатор Панчулидзев, которого мало назвать мошенником, но преступник, у которого на душе много злодейств, отрав и разных смертоубийств…»

Да, многие Панчулидзева не любили. Герцен в запрещенном тогда в России журнале «Колокол» в статье «Дневной грабеж в Пензе» писал о нем как о казнокраде и взяточнике.

История строительства пензенской набережной и вовсе превратилась в литературный анекдот. Он приведен в книге 1911 года «Эпоха Николая I» М.Гершензона:

«До Петербурга дошли, наконец, слухи о том, что творится в Пензенской губернии, и туда назначена была ревизия в лице сенатора Сафонова. Сафонов приехал туда вечером нежданно, и когда стемнело, вышел из гостиницы, сел на извозчика и велел себя везти на набережную.
— На какую набережную? — спросил извозчик.
— Как на какую! — отвечал Сафонов. — Разве у вас их много? Ведь одна только и есть!
— Да никакой нет! — воскликнул извозчик.

Оказалось, что на бумаге набережная строилась уже два года и что на нее истрачено было несколько десятков тысяч рублей, а ее и не начинали».

Автор книги предупреждает, что не может отвечать за достоверность фактов. Но зимой 1859 года в Пензенскую губернию на самом деле была назначена  сенаторская ревизия. По ее результатам Панчулидзева с поста губернатора сняли. И еще через восемь лет Александр Алексеевич в возрасте семидесяти семи лет скончался.

О холере и  Лермонтове

Годы правления Панчулидзева были не из легких – и холера, и война, и голод. Николай Лесков писал о том времени: «В этой Пензе люди дошли до того, что хотели учредить у себя все навыворот: улицы содержали в состоянии болот, а тротуары для пешеходов устроили так, что по ним никто не отваживался ходить. Полицейские чины грабили людей на площади; а губернатор собственноручно бил людей на улице нагайкою...»

Но ведь не только этим была известна Пенза того времени. При Панчулидзеве было организовано Общество сельского хозяйства Юго-Восточной России, первым почетным президентом которого он и был. Александр Алексеевич формировал ополчение в 1855 году для участия в Крымской войне – почти двенадцать тысяч пензенцев тогда помогли осажденному Севастополю.

Именно Панчулидзеву пришлось заниматься «Делом о дозволении перевести тело умершего г. Лермонтова в Чембарский уезд для погребения на фамильном кладбище»…

О масонах и Николае I

Возможно, что очевидность дел хороших и стала причиной долголетия Панчулидзева на губернаторском посту. А, может быть, причины этого кроются в другом. Александр Алексеевич  был масоном, и масоном важным. Состоял в ложе «Великого Востока Франции», в петербургской ложе «Трех светил», ложах Москвы и Саратова.

Одной из царствующих особ, приезжавших к Панчулидзеву в гости, был сам Николай I, который, как известно, вступал на престол во время заговора декабристов. При этом сам император принимал и участие в расследовании этого события, названного восстанием, что и открыло ему всю глубину масонства в России. А также раскрыло тайну, что самая активная часть заговорщиков состояла в масонских ложах.

Историк Виктор Острецов в своей работе «Николай I и масонство» пишет: «Внимательно изучая все обстоятельства следственного дела декабристов, как-то невольно начинаешь предполагать наличие какого-то соглашения между Императором и руководством ордена, при котором Император оставался живым и на троне, а заговорщики из высоких сфер масонства продолжали оставаться на государственных должностях!»

Но это, конечно, только версия, которая также имеет право на жизнь, как и разные описания Панчулидзева и Пензенской губернии времен его правления Салтыковым-Щедриным, Лесковым, Огаревым, Герценом, Инсарским, Мешковым, Вигелем, Захарьиным и многими другими. Александр Алексеевич Панчулидзев спустя почти два века самая обсуждаемая и спорная фигура земли пензенской.

Заместитель директора Пензенского краеведческого музея, краевед Сергей Никушкин:
«В годы управления Александром Панчулидзевым Пензенской губернией в ней появилось немало благотворительных заведений, открыт Пензенский дворянский институт, началось издание «Пензенских губернских ведомостей». Но, несмотря на все эти положительные моменты, по сей день имя этого губернатора для многих ассоциируется исключительно с взяточничеством и казнокрадством, достигшим, как кажется, в ту эпоху небывалых масштабов. Насколько справедлива такая репутация – сейчас судить трудно. Губернатор был весьма колоритной личностью, но вряд ли он чем-то существенно отличался от других чиновников эпохи, в которой мздоимство в принципе не считалось чем-то предосудительным. Многие «удивительные истории» об Панчулидзеве, воспринимающиеся сейчас как непреложные исторические факты, взяты из «Записок» Ильи Селиванова, напечатанных в 1880 году в «Русской старине». В частности, из очерка «Один из губернаторов в старину». Истории эти широко используются как в художественной, так и научной литературе. Но мало кто приводит возмущенный отзыв Григория Мешкова, служившего при Панчулидзеве, пензенского чиновника, мемуариста и библиофила. «В рассказе своем, - пишет Г.И. Мешков, - г. Селиванов описывает бывшего губернатора Панчулидзева, как человека корыстолюбивого, как взяточника, хотя, в действительности, Панчулидзева нельзя было упрекнуть ни в одном из этих качеств. Ежели бы обвинения Панчулидзева в корыстолюбии были справедливы, то после него, конечно, осталось бы состояние, между тем, когда в январе 1867 года Панчулидзев скончался, после него не нашлось денег, необходимых на погребение, и вдова его принуждена была их занять». Неправдивыми называет Григорий Иванович и другие, легендарные теперь факты, в том числе увольнение губернатора по итогам ревизии сенатора Сафонова, а также, пожалуй, самую знаменитую историю об украденной набережной. «Никакой набережной никогда в Пензе строить не предполагалось, - пишет Мешков, - но вот в чем дело. В 1824 году, то есть за семь лет до вступления Панчулидзева в должность губернатора, Пензу осчастливил своим посещением блаженной памяти император Александр Павлович; при обозрении города государь, заметивши обвалы берегов реки Пензы, изволил пожаловать на укрепление их 20 000 рублей ассигнациями».Укрепление это, по словам Мешкова, было проведено в 1825 году, но без дальнейшей поддержки весенние разливы реки в несколько лет разрушили деревянную постройку. Случилось это все, таким образом, еще при губернаторе Лубяновском. К приезду в Пензу Панчулидзева от нее и осталось-то уже только несколько столбов».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах