Примерное время чтения: 7 минут
1012

Финита ля трагедия. Актрису Рамилю Искандер отправили за решётку на 6,5 лет

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22. АиФ-Пенза 29/05/2024
Анна Логинова / АиФ

Первомайский районный суд Пензы вынес приговор Заслуженной артистке РФ Рамиле (Искандер) Хисамовой и двум её подельникам. Они создали наркошоп и продавали через него наркотические вещества.

ДОСЬЕ
Рамиля (Искандер) Хисамова - заслуженная артистка России, снялась в 24 картинах. Одна из самых известных ее ролей – жена Ивана Грозного Мария Темрюковна в фильме Павла Лунгина «Царь». Искандер озвучила более 200 фильмов и сериалов, свыше 30 видеоигр. Ее голосом говорили многие зарубежные актеры, в том числе Мила Кунис, Марион Котийяр, Скарлетт Йохансон.

Бизнес на кайфе

Ранее обвинение указывало: не позднее 1 января 2023 года Хисамова договорилась со своим знакомым из Пензы о создании интернет-магазина для незаконного сбыта наркотических средств. Местом для торговли был выбран город на Суре. К «работе» пособник актрисы привлёк еще двух своих знакомых: Ярослава Шалева и Владимира Холькина.

После этого Хисамова незаконно приобрела партию наркотиков массой более 2,6 кг, расфасовала на мелкооптовые партии и одну из них массой более 300 гр передала соучастнику для сбыта в Пензе через интернет-магазин. Оставшуюся часть  хранила у себя в машине.

9 января 2023 г. злоумышленник перевез партию наркотиков в Пензу и передал Шалеву и Холькину. 15 февраля 2023 г. один из обвиняемых начал их реализацию через интернет-магазин, однако завершить начатое не удалось, всю компанию наркодилеров задержали.

Друзья и коллеги Хисамовой долго не могли поверить в то, что она может быть связана с наркобизнесом, но следствие шло своим чередом и неопровержимые доказательства преступной её деятельности легли в материалы уголовного дела. 

Холькин и Шалев обвинялись в преступлениях, предусмотренных ч. 3 ст. 30, пп. «а», «г» ч. 4, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ (покушение на незаконный сбыт наркотических средств) в зависимости от своей роли и степени участия. Хисамовой же вменяется ч. 5 ст. 228.1 УК РФ (производство, сбыт или пересылка наркотиков в особо крупном размере). Для артистки государственный обвинитель запросил 11 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима, хотя отвественность по этой статье предусматривала до 20 лет заключения.

«Шаг отчаяния» или жажда наживы?

На доказательство вины и принятие решения ушло девять месяцев. С момента задержания (Искандер) Хисамова находилась под стражей. Под домашний арест ее не отпускали, хотя она несколько раз просила об этом. Поясняла, что хочет быть с сыном.

Её подельникам по запрещенному бизнесу Шалеву и Холькину разрешили остаться под домашним арестом. На оглашение приговора они прибыли уже с вещами, так как оба понимали, что получат реальные сроки заключения.

Выступая с последним словом, Рамиля Хисамова смотрела только на судью, читала с листка. Было видно, что она долго готовила эту речь, выверяла каждое слово. 

«Ваша честь, уважаемый суд! – начала Хисамова. – Так вышло, что мне в жизни ничего не давалось легко. Каждое достижение, даже самая маленькая высота, давались мне ценой тяжелейших усилий, при этом на судьбу свою я не жаловалась. И так уж воспитали меня родители, что я всегда старалась помогать окружающим меня людям.

В какой-то момент жизни я поняла, что делать добро – это моё призвание. И самой большой наградой за тепло, которое я отдавала, стало рождение моего долгожданного сына. Тимур – это моё счастье, моя радость, моя гордость, единственный смысл моей жизни. И вот через два года после его рождения началась самая страшная, самая тяжёлая, самая чёрная полоса моей жизни, наполненная таким количеством испытаний, которые нормальному человеку выдержать, пожалуй, не под силу, оставшись в здравом уме.

Сначала трагическая смерть любимого человека, через год – страшная болезнь мамы. Три последующих года непрерывной борьбы за её здоровье, а потом за её жизнь, когда все силы и каждая копейка были отданы туда. Продано всё, в том числе и квартира, являющаяся единственным жильём. Потом – смерть мамы.

Годы скитаний по съёмным квартирам, сплошные долги, постоянные способы законно выйти из долговой ямы, цикличные, ежемесячные платежи по бесконечным кредитам, стремление обеспечить своего ребёнка, своего престарелого отца минимальными бытовыми условиями толкнули меня на преступление. Это был шаг одинокой, измученной женщины, находившейся в состоянии крайнего отчаяния. Это, конечно, не является оправданием, но хоть как-то объясняет мотивы моего поступка.

За 9 месяцев, проведённых в тюрьме, я полностью осознала всю опасность и катастрофичность своего деяния и заново переосмыслила всю свою жизнь. Я искренне и глубоко раскаиваюсь. Я прошу прощения у суда и общества за содеянное. Да, я совершила ошибку. Цель моей дальнейшей жизни – постараться как-то эту ошибку исправить, находясь со своим ребёнком и любимым отцом, которому сегодня исполняется 80 лет.

Ваша честь, государство наделило вас исключительным правом вершить мою судьбу, и поэтому я прошу вас о милости и снисхождении ко мне. Прошу вас дать мне возможность реабилитироваться, вернуться к нормальной жизни, наполненной радостью материнства и воспитать моего сына достойным членом общества и гармоничной личностью. Прошу дать мне отсрочку, как шанс не только мне, но и всей моей семье».

Соучастники преступления также полностью признали свою вину и раскаялись в зале суда.

«Я полностью признаю и осознаю свою вину, раскаиваюсь в этом, не хочу никак оправдываться, потому что это, так или иначе, мой поступок, несмотря на обстоятельства, – указал в своём последнем слове Холькин. – Я лишь надеюсь, что скорее вернусь к своей семье, получу высшее образование и буду работать официально».

«Вину свою я признаю, сделал – придётся ответить. Прошу вас о снисхождении», – тихо произнёс зареченец Шалев.

Оспаривать не будем

Слишком мягкий приговор?

До того, как судья снова появился в зале заседания, подельники Хисамовой уже готовились к тому, что из зала они отправятся в колонию. Были приглашены сотрудники, чтобы снять с них браслеты, которые те носили, будучи под домашним арестом. Вместе с Холькиным и Шалевым в суд пришли их родственники.

«Можно не снимать? – резко обратилась Хисамова, увидев, что на неё направлена видеокамера. – Что за издевательство, как в зоопарке!» Ранее она ничего против фото и видеосъёмки не имела.

Все  трое подсудимых были признаны виновными по статьям, которые им вменялись. Рамиле Хисамовой суд назначил 6 лет 6 месяцев лишения свободы в колонии общего режима. Владимир Холькин получил 5 лет 6 месяцев, а Ярослав  Шалев -  5 лет в колонии строгого режима.

После того, как судья вышел из зала заседания, родственники подельников Хисамовой начали прощаться с ними. Мама и бабушки одного из них плакали, а Хисамова упала в обморок, приставам пришлось приводить её в чувства прямо в зале суда. В это время всех присутсвующих вывели из зала.

Приговор не вступил в законную силу. Но апелляция со стороны осужденных, скорее всего, не последует.

«Мы точно не будем обжаловать приговор, – заявила Ольга Голованова, адвокат Ярослава Шалева. – Учитывая то, что мой подзащитный в итоге получил срок меньший, чем запрашивала сторона обвинения, у нас нет причин быть не согласными, тем более с учётом того, какие статьи вменялись».

«Решение об обжаловании мне в любом случае нужно будет согласовать со своим подзащитным, но, с учётом резолютивной части, приговор мягкий, – выразил мнение Сергей Махров, адвокат Владимира Холькина. – Суд учёл все обстоятельства, в том числе смягчающие».

Комментарий

Эксперт в сфере уголовного права Роман Пророченко:

«Решение суда сложно комментировать, особенно, если учесть, что по таким статьям обычно дают серьёзные сроки. Причины такого мягкого приговора могут быть разные, в том числе признание вины, раскаяние, активное содействие, а также соглашение со следствием».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах