aif.ru counter
1355

Загадки в темноте. Какие тайны хранят пензенские подземелья

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50. «АиФ-Пенза» 14/12/2016
Подавляющее большинство легенд о тайнах пензенских подземелий – не более чем легенды.
Подавляющее большинство легенд о тайнах пензенских подземелий – не более чем легенды. © / soc-life.ru

Пожалуй, каждый сегодня хоть краем уха, но слышал про тоннель под Сурой, древние катакомбы под Спасским собором или про клад, закопанный Степаном Разиным где-то в окрестностях города. Но есть ли в этих легендах хотя бы доля правды? «АиФ-Пенза» проверяет народные предания на прочность со спелеостологом Вячеславом Морозовым.

Досье
Вячеслав Морозов. Родился в 1966 году в городе Пенза. Окончил механико-технологический факультет Пензенского политехнического института. Альпинист, С 1985 года занимается спелеолгией. В настоящее время основной род занятий - предпринимательство.

Откуда берутся легенды

- Сразу перейдем к делу. Насколько правдивы легенды и мифы о пензенских катакомбах?

- Я занимаюсь спелеостологией – это наука, изучающая искусственные подземные сооружения – больше тридцати лет. И за это время, несмотря на все старания, не нашел ни одного настоящего подземного хода. Ну или, вернее, такого, который в народном сознании считается настоящим.

Видите ли, здесь, в первую очередь, нужно смотреть на две вещи: уровень технического развития и целесообразность постройки. Вот, например, очень популярная легенда о том, что все подземные склепы под городскими церквями соединены между собой переходами. Звучит очень впечатляюще – получается, что под Пензой протянулся самый настоящий лабиринт туннелей, по которому можно попасть в любую точку города. Но между тем каждый религиозный человек вам скажет, что это противоречит церковным канонам. А в те годы, когда эти тоннели, предположительно, строились, религия занимала в обществе куда как более весомое положение.

Или другая байка – о многокилометровом подземном ходе под Сурой, который идет сначала до острова Пески, а потом поворачивает и уходит в сторону Западной поляны. Задайте к ней один простой вопрос: «зачем?». На то, чтобы проложить под речным дном такой длинный тоннель, должно было уйти огромное количество ресурсов, времени и сил. Такое сооружение должно быть в первую очередь целесообразным, функциональным – а здесь мы не наблюдаем ни того, ни иного.

Так что, повторюсь, подавляющее большинство легенд о тайнах пензенских подземелий – не более чем легенды. Красивые и занимательные, но легенды.

- А как же свидетельства очевидцев? В интернете то и дело нет-нет, да всплывают рассказы, участники которых якобы гуляли по катакомбам, скрытым под Соборной площадью или ловили карасей в озере под Парком Белинского.

- Со свидетельствами очевидцев дела тоже обстоят интересно. Конечно, я стараюсь не упускать ни крупицы информации, а потому довольно часто сам обращаюсь к разнообразным легендам и слухам. Иногда я их нахожу, иногда они меня – тут уж как придется.

За пятнадцать лет я собрал и проанализировал огромное количество информации. Но единственный материал, обладающий достаточной степенью правдоподобия – это рассказ некой Ольги Глухаревой, жившей в советские еще годы на пересечении улиц Карла Маркса и Московской. Она когда-то обнаружила во дворе своего дома спуск под землю и, заинтересовавшись, прошла по открывшемуся тоннелю несколько десятков метров. Верить в этот рассказ заставляют детали, которые человек несведущий выдумать попросту не может – например, установленные под наклоном двери, сам тоннель, сооруженный из мореных бревен, сложенных в виде трапеции. Но и то сказать – это явно были не пресловутые древние катакомбы, а просто часть городской дренажной системы. Там рядышком, на углу, располагается здание, которое в девятнадцатом веке занимал магазин колониальных товаров купца Будылина. Подвал магазина был бетонным желобом связан с подвалами трех соседних зданий, а по этому желобу текла подземная речка. Скорее всего, чуть дальше она попадала в дренажный тоннель, а оттуда – в стоковый колодец. Но, к сожалению, проверить эту гипотезу у нас нет никакой возможности – земля, на которой находится предполагаемый спуск в подземелье, находится в частной собственности.

- Так откуда же берутся легенды?

- Чаще сего – от незнания. Люди принимают за подземные ходы либо дренажные сооружения, либо маленькие короткие переходы из здания в здание. Такие раньше устраивались, например, в барских усадьбах, чтобы в ненастную погоду можно было, не выходя на улицу, попасть в домашнюю церковь, во флигель или в другие постройки. Но случаются и забавные казусы, например, обросший множество мифов и легенд подземный ход под планетарием в парке Белинского оказался… обычным септическим колодцем.

Из любви к истории

- А как же ходы, заложенные еще в то время, когда Пенза была крепостью, стоящей на границе Московского царства и Дикого поля?

- Они, разумеется, были, но опять же – были вовсе не такими, какими их принято представлять. Никаких каменных галерей, где может без труда проехать повозка, запряженная лошадьми, из города не вело. А вели неглубокие, узкие земляные ходы. Почему узкие? А из соображений обороноспособности – чтобы один человек мог без особых проблем удерживать этот ход в течение долгого времени. Почему неглубокие? Чтобы после отступления из крепости ход можно было без труда засыпать. Да и потом – больше трехсот лет прошло! Город разросся, в нем появились водопровод, подвалы, канализация. От тех ходов давно уже ничего не осталось.

- Получается, подземная часть города не таит в себе никаких тайн и загадок?

- Под самой Пензой – да, скорее всего, ничего особо примечательного, пожалуй, не найдется. А вот в области встречаются просто уникальные места. Взять хотя бы одну из первых наших разработок – пещерный монастырь в Сазань-горе в Сердобском районе. Его, если можно так выразиться, открывали дважды – сначала, в восемьдесят пятом году, мы с клубом «Троглодит». Но вскоре после того, как мы уехали, там началось повальное мародерство, и командование военной части, находящейся поблизости, приняло решение вход в пещеры засыпать.

Спустя несколько лет монастырь заново открыл настоятель отец Андрей. Он сам узнал, где находился засыпанный вход, сам разобрал завалы и прошел внутрь, к склепам. А недавно – в этом году – он обнаружил за алтарной частью большое помещение, проход в дальнюю часть пещер. А на самом пороге – два скелета. Конечно, на место сразу вызвали полицию – мало ли, может там какой-то криминал. Но в итоге выяснилось, что скелеты принадлежат двум женщинам, работавшим при монастыре. Когда они умерли – а произошло это, как показала экспертиза, в тридцатые годы прошлого века – перед монахами встал вопрос: что делать с телами? Хоронить вместе с братией нельзя – не по чину. Но и на обычное кладбище отправлять нехорошо. Вот они и нашли выход – похоронили рядом, в соседнем помещении. Вот такая мрачная тайна. Мы хотели осенью еще приехать, посмотреть, можно ли продвинуться дальше, вглубь пещер. Но не сложилось – отец Андрей умер.

- Сегодня принято любые проявления культуры и истории оценивать по их окупаемость и коммерческой выгоде. С этой точки зрения могут ли пензенский подземелья принести области пользу? Или их единственное предназначение – быть памятниками самим себе?

- Я думал в свое время над тем, чтобы создать в Пензе что-то вроде экскурсионного маршрута, куда могли бы войти пещеры под Наровчатом и Сазань-горой, склеп пензенского губернатора Александра Ступишина в селе Любятино и, возможно, кусочек тоннеля под улицей Московской – того самого, куда, вероятно, спускалась Ольга Глухарева. Это было бы необычно, интересно и актуально – особенно если учесть то, как часто у нас сегодня говорят о внутреннем туризме. Но эта инициатива, к сожалению, пока не нашла поддержки в верхах и неизвестно, найдет ли когда-нибудь. Так что пока – да, мы занимаемся этим только из любви к истории.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах