aif.ru counter
809

«Радуйся, пока живой!» Вячеслав Юровских - бездомный боец ММА и философ

Николай Козин / АиФ

С Вячеславом «Али-Бабой» Юровских мы беседуем, сидя на скамейке напротив черной арены октагона. Главный MMA-путешественник страны, приехавший в Пензу, чтобы поучаствовать в турнире «Битва на Суре», кажется, соткан из одних противоречий. Диплом журфака МГУ – и головокружительные успехи в боях без правил. Статус бездомного – и многотысячная армия поклонников по всей России. Десятки тяжелейший травм (во всем его теле, кажется, нет ни одной не сломанной кости) – и потрясающая жажда жизни.

Жестокие игры

История у него обычная. Развал СССР, дефолт, риэлтор, «кинувший» Славу с квартирой – все про такое слышали, и читали, и видели по телевизору. С тех пор он скитается по стране. Ночует когда в подъездах, когда на вокзалах, иногда у знакомых. Одно время – это было еще до боев, он тогда преподавал физкультуру в институте – месяца три спал в машине своего студента.

«Самая жестокая ночевка была в Москве пару лет назад, - рассказывает Али-Баба. – Я тогда как раз приехал с очередного турнира, был жутко уставший. Решил устроиться в подъезде. Выхожу из метро – а на улице снег, пурга – и вдруг понимаю, что забыл в вагоне сумку с документами и формой. Пока метался – поезд уехал на конечную. Я, конечно, отправился следом до конечной – как раз шёл последний состав. На мое счастье, мою сумку добрые люди нашли и сдали в камеру хранения. Забрав вещи, поднимаюсь – время два часа ночи. Вестибюль открывают без пятнадцати пять. Мне казалось, я ту ночь не переживу».

Все заработанное в боях он тратит на походы по музеям и театрам. В Санкт-Петербурге Юровских однажды устроил себе театральный марафон - за десять дней посмотрел пятнадцать спектаклей. На еду денег не осталось – все ушли на билеты. Пока длился культпоход, с костей Али-Бабы сошло все мясо.

«Мой знакомый тренер потом очень удивился: «Слава, ты где так похудел?», - смеется Али-Баба. – А я ему и отвечаю: «Ходите в театр!».

Вячеслав Юровских - любитель театров и музеев.
Вячеслав Юровских - любитель театров и музеев. Фото: АиФ/ Николай Козин

В Пензе Юровских тоже устроил себе обширную культурную программу. Побывал в Кукольном доме, зоопарке, картинной галерее. Финальным аккордом его трехдневного вояжа стало посещение театра Доктора Дапертутто в Доме Мейерхольда – там как раз шли «Венецианские затейники».

«Работники театра были в ужасе от моего фейса, - смеется Вячеслав. – Но все-таки пустили, за что я им безмерно признателен и благодарен».

Выступление на ринге – он называет это «перфомансом», а не «боем» или «схваткой» - для Али-Бабы словно игра. Жестокий спорт, в котором ломают носы и выбивают зубы, он сравнивает с аттракционом в парке. Зашел ты по дороге, например, в тир, пострелял. Попал в мишень, дали тебе плюшевого мишку – хорошо, радуйся. Не попал – ну всякое бывает. И тут так же.

«Я не боец. Я клоун в рамках шоу-программы. Да и потом, ММА – это ведь далеко не самый травмоопасный вид спорта, - говорит Юровских, шумно дыша когда-то сломанным, а потом неправильно сросшимся носом. – Тот же футбол, например, намного опаснее. А уж на дорогах людей и вовсе погибает в сотни раз больше, чем в боях без правил».

Он не занимался единоборствами ни в детстве, ни в юности. Как вообще пришел в это дело – не может объяснить ни себе, ни своим близким.

Шоу должно продолжаться

Пять лет назад, в первом бою на первых же секундах Юровских рассекли веко. В поединок вмешался судья, развел соперников по разным углам ринга. Али-Баба вспоминает: глаз заплыл, он почти ничего не видел – но все равно рвался обратно на ринг. Ведь шоу должно продолжаться!

Потом было много всего. В усадьбе Лермонтовых-Столыпиных в Середниково бездомному бойцу растоптали нос. В Перми он дрался стенка на стенку. В Сыктывкаре провел сразу два успешных боя подряд.

Ему ломали плечо, ребра, стопу, ключицу, выбивали колени и пальцы  и все равно он рвется на ринг. Смотрит в интернете, где проходят турниры и едет. Навстречу боли, крови, навстречу опьяненной адреналином толпе.

Откуда в нем это? Не знает. Пожимает плечами в ответ. Какое-то время сидим молча. На арене – последние приготовления.

«А страшно бывает?» - спрашиваю я.

«Не то, чтобы страшно… ответственность давит, - отвечает Али-Баба. - Особенно когда мне начинают говорить: «Ты победишь!», «Мы тебя поддержим!». Я не люблю, когда люди за меня болеют. Ведь если я проиграю – они расстроятся, уйдут в плохом настроении».

От эмоций в его жизни вообще зависит очень многое. Али-Баба вспоминает свой самый сложный бой: декабрь, турнир «Стрелка», день рождения его отца.

«Каждый год я обычно езжу к отцу, поздравляю его. А в тот год не получилось. Я очень волновался, - признается Слава. – Мне было чисто психологически трудно. Гадал: выиграю – не выиграю. Я очень хотел сделать отцу подарок, хотел, чтобы он мной гордился».

«Победили?» - волнуюсь я.

«Победил», - кивает Юровских.

Объявляют пятиминутную готовность, и мы поднимаемся со скамьи, коротко попрощавшись.

Публика любит кровь

Спустя некоторое время – в октагоне успели отполыхать три или четыре яростных схватки – Слава выходит на ринг против пензенца Артура Матевосяна. Бездомный боец подмигивает публике. Катает языком во рту черную лоснящуюся от влаги капу.

Тактика у него простая. Али-Баба сначала терпеливо сносит прямые удары в голову, а потом, улучив момент, бросается на соперника. Схватка переходит в партер.

В красном углу нервничает тренер Матевосяна. Кричит, надсаживая горло, цепляется за черную проволочную сетку.

В синем углу пусто. По словам Вячеслава, у него есть пара человек, которые могут его настроить на бой, но нет возможности возить их собой.

Битва на Суре-5: Юровских против Матевосяна.
Битва на Суре-5: Юровских против Матевосяна. Фото: АиФ

Матевосян задыхается. Что-то хрипит сквозь плотно сжатые зубы. Пытается вывернуться из рук Али-Бабы, до звона напрягая мышцы. Наконец, сбрасывает соперника с плеч и, не дав ему опомниться, бьет тяжелым кулаком в челюсть. Бьет еще и еще раз. Наконец, каким-то нечеловеческим усилием, Юровских снова валит соперника на пол.

Партер, потом опять стойка – рефери велит противникам подняться. Бездомный боец прижимает Матевосяна к сетке - и тут схватку неожиданно прерывают. Дверца клетки широко распахивается. К Али-Бабе устремляется врач. После короткого, не слышного из-за рева толпы разговора, Юровских засчитывают техническое поражение.

Версий того, что же все-таки случилось, мы слышали несколько. Кто-то говорил, что Матевосян вышиб Славе зуб, державшийся на металлическом штифте. Кто-то – что бой остановили из-за глубоко рассечения брови. Сам Али-Баба уверен – его попросту «слили».

Во время перерыва мы снова встречаемся в фойе. Выглядит Али-Баба неважно. На носу расплывается лиловый кровоподтек, под левым глазом зреет гематома.

«Ничего страшного, – отмахивается боец. – Я бы еще подрался, хотел растянуть бой на три раунда, но не дали. Врач снял. Но в целом, вроде бы перфоманс удался. Публика любит кровь, она её получила».

Зачем эту все это? Какой во всем этом смысл?

«Не надо так глубоко копать, - усмехаясь, советует Али-Баба. – Мне это просто нравится. Это как вопрос «в чем смысл жизни?». Нет тут никакого смысла. Живи. Наслаждайся. На меня, конечно, тоже иногда находит. Но потом я думаю – ну вот что ты выёживаешься? Руки-ноги есть? Есть. Что тебе еще надо? Радуйся, пока живой».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах