Примерное время чтения: 10 минут
122

«Дойти до плей-оффа». Ваулин рассказал о составе «Дизеля» и деньгах в хоккее

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 39. АиФ-Пенза 27/09/2023

В 2021-м «Дизель» дошёл до четверть финала ВХЛ. После такой победы уход Алексея Ваулина с поста главного тренера поверг всех в шок. Такой же неожиданностью стало и его возвращение в Пензу. Чего ждать от новой команды? Чего не стоит делать хоккеистам до 18 лет? И как относится к критике новый старый наставник «Дизеля»? На вопросы penza.aif.ru ответил главный тренер команды Алексей Ваулин.

Об экипировке и звёздах

Ирина Акишина, penza.aif.ru: Алексей Александрович, сейчас родители юных хоккеистов жалуются: им тяжело возить детей два раза в день на тренировку. Форма очень дорогая, стоит десятки тысяч рублей, для вратарей даже больше. Такая система не приводит к тому, что в результате в хоккее остаются не самые талантливые дети, а, скорее, самые обеспеченные? У которых мама сидит дома, может возить ребёнка на занятия, а папа зарабатывает много денег?

– Я ездил на тренировки сам. Мама будила меня в полшестого утра, знала, если я опоздаю, то очень расстроюсь. Пока ехал в автобусе, досыпал. Бабушки, ехавшие в том же автобусе, меня перед нужной остановкой будили. У меня рюкзак за плечами висел, к нему шлем привязывал, потому что он не помещался. По этой форме понятно было, что хоккеем еду заниматься. У меня было сильное желание играть в хоккей, и ему ничего не могло помешать.

А вот сейчас вижу, как некоторые родители ребятам-хоккеистам баулы с формой таскают. Зачем? Ребёнок должен сам это делать. Это закаливает силу воли. 

По поводу покупки экипировки… Когда я начинал заниматься хоккеем, школа выдавала нам спортивную форму советского производства. Сейчас не знаю, остались ли у нас в стране фирмы, которые выпускают форму для хоккеистов. Но нам надо стремиться  к тому, чтобы также предоставлять её ребятам бесплатно. Не все родители в состоянии купить её своим детям.  Хотелось бы, чтобы возможность заниматься хоккеем имели все, вне зависимости от статуса семьи. Может быть, и набор был бы больше. Когда я пришёл в спортивную школу, у нас были набраны три группы моего возраста, 100 человек.

 – То есть сейчас вы чувствуете дефицит кадров?

 – Наша школа хорошо работает. Её высоко оценивают в других регионах, она, на мой взгляд, входит в пятёрку лучших в России. Но за нашими ребятами следят скауты, и уже в возрасте 10–12 лет мальчишек переманивают в другие школы: в «АК Барс» (Казань), в ЦСКА (Москва). Там предлагают условия, которые кажутся родителям привлекательными, в том числе с финансовой точки зрения: полное обеспечение детей, их проживание в академии. Ребята не только занимаются хоккеем, но и получают школьное образование. Есть ещё и амбиции родителей, которые хотят, чтобы их сыновья играли в звёздных клубах.

И вот дети уезжают в Казань, Москву, Ярославль. А там очень высокая конкуренция. Хорошо, если ребёнок в иногородней школе станет лидером, а может получиться совсем по-другому: он не выдержит конкуренции, получит мало игрового времени, игровой практики и, по сути, не будет развиваться. А у себя дома он мог бы стать во главе команды, вести её за собой. Такие примеры у нас есть. Все знают таких наших воспитанников, как Максим Калмыков, Даниил Попов: они окончили нашу школу, потом играли в нашей молодёжной команде, а сейчас они в КХЛ. 

Из-за того, что ребята в раннем возрасте уезжают из родных школ, создаётся очень низкая конкуренция между клубами. Несколько школ собирают всех звёздочек, в результате они обыгрывают остальных. «Звёздные» школы не чувствуют сопротивления, и ребята в них не развиваются так, как могли бы. Турниры не растут. Сейчас конкурентная борьба между командами Поволжья очень слабая. Это сказывается на всём российском хоккее. Я считаю, что надо запретить игрокам до 16, а лучше до 18 лет, переходить из клуба в клуб. Тогда бы все лиги, начиная со школьной и заканчивая молодёжной, были бы гораздо сильней. 

Об НХЛ и возвращении

 – Все начинающие хоккеисты хотят попасть в НХЛ. Вы не жалеете, что так туда и не попали?   

 – Я не мечтал об НХЛ. В молодости были большие амбиции, но я знал свои возможности. Был момент в 24 года, когда думал, что, возможно, стоит всё закончить, ничего не получалось. Потом перешёл в защиту, и у меня игра пошла. Я провёл свою карьеру на уровне ВХЛ и доволен своей судьбой хоккеиста. 

 – Тяжело было вешать коньки?

 – Тяжело. Хотелось играть ещё. Деваться было некуда: возраст,  травмы… Но моя тренерская работа тоже сложилась. Я поработал в спортивной школе, ушёл в молодёжную команду, там мы завоевали серебро, потом кубок. Я очень сильно хотел возглавить «Дизель», сознательно шёл к этой цели. В первом сезоне мне не хватило опыта, я не знал качество игроков в ВХЛ, уровень команд, взял много ребят из нашей молодёжной команды. 

 – Это ошибка – брать много своих?

 – Я всегда был сторонником того, чтобы в «Дизеле» было больше пензенских игроков. Но в своём втором сезоне в качестве тренера, собирая команду, рассматривал варианты, где наших воспитанников было меньше. Мы вышли в плей-офф, а через год заняли третье место.

 – Почему тогда ушли? Какое сейчас  дадите объяснение? 

 – Мы не знали, что нас ждёт дальше. Мы хотели сохранить костяк игроков. Для этого должно быть финансирование. А понимания о бюджете клуба не было. Произошли изменения в губернаторском составе (тогда арестовали Ивана Белозерцева – Корр.). Григорий Ефимович (Кабельский, врио министра физической культуры и спорта – Корр.) на тот момент тоже не мог дать внятного ответа. Это неопределённость сохранялась каждый год. Сезон заканчивался, и мы ждём, что будет дальше. Не было обратной связи с руководством области.

 – Вы на самом деле уходили в никуда?

 – Да. У меня не было предложений на тот момент. В моей жизни впервые с 11 лет появился промежуток, когда я так долго не играл в хоккей. Получилось, что я отдыхал с июля по ноябрь. До этого каждый год в июле у нас начинались сборы. Зато в 2021-м я смог побыть с семьёй: мы съездили в Санкт-Петербург, Ялту. С октября уже начал скучать по хоккею. Мне поступали разные предложения: приглашали в Белоруссию, в Тюмень. Позвали и в Тамбов, съездил туда, посмотрел, мне понравилось, я согласился.

  – Вас долго уговаривали вернуться в Пензу?

 – Нет. Мне предложили, обговорили все условия, и я согласился. Меня, прежде всего, интересовали финансовое состояние клуба, инвентарь, логистика, зарплатный фонд игроков. Пока всё, что мне обещали, исполняется.

Без конфликтов

  – Многие болельщики переживают: в команде снова поменялся тренер, чуть ли не полностью изменился состав игроков. Чего теперь ждать от «Дизеля»?  

 – Каких-то игроков мы не хотели видеть, кто-то сам не захотел здесь остаться, кому-то предложили более выгодные финансовые условия. Опять же никто не отменял лимитные вопросы, связанные с возрастом игроков. Ветеранов, тех, кому больше 28 лет, должно остаться пять человек (это правила ВХЛ – Корр.). Если бы даже сохранился тот состав, что был у Медведева, в команде были бы уже девять ветеранов. Они бы в любом случае все не остались.

 – То есть не было конфликтов с игроками?

 – Какие могут быть конфликты? Я неконфликтный. Есть разные хоккеисты. Есть те, которые понимают, где-то делают выводы, что нужно играть по-другому, чтобы соответствовать.  А есть такие, что бы тренер ни говорил, будут играть в тот хоккей, который сами себе придумали. У нас на лёд станет выходить тот, кто сильнее.

 – С «Торпедо» отношения расторгнуты (для этой команды КХЛ «Дизель» был своего рода фарм-клубом). Состав будет меняться и дальше?

 – Конечно! Изначально, когда состав команды строился, мы надеялись, что «Торпедо» даст нам несколько игроков. Теперь надеемся только на себя. Наша задача попасть в плей-офф, а дальше будем думать. 

Об олимпиаде и мобилизации


 – Ситуация с мобилизаций отразилась на хоккее? Может быть, стало меньше ходить болельщиков?

 – Сейчас их ходит достаточно, хотелось бы, чтобы они мощнее поддерживали нас, вели себя «погромче». Не зря же говорят, что болельщик – это шестой полевой игрок. Когда у команды что-то не получается, когда противник забил гол, игрокам важно видеть, что их поддерживают. От этого дух захватывает. Это спорт, он не должен рождать негативные эмоции, он должен вдохновлять. 

 – Сегодня спорт и то, что в нём происходит, не всегда вдохновляет. Российские спортсмены, в том числе и хоккеисты, не могут участвовать в международных соревнованиях. Это не влияет на общий уровень игры?

 – Влияет. Соревнования на мировом уровне – это всегда высокий уровень конкуренции, это развитие. В любом виде спорта спортсмены мечтают стать олимпийскими чемпионами. Но такова нынешняя ситуация, значит, надо из неё выходить, что-то организовывать самим. 

Блиц-опрос

 – Почему у вас сейчас нет аккаунтов в соцсетях?

 – У меня их никогда не было. Зачем? Я готов к критике, но к критике адекватной. А в соцсетях часто много грязи. Мне это не нравится.

  – Вы, и правда, несуеверный человек? 

 – Я в такие вещи не верю. Могу даже побриться в день игры.

 – У вас две дочки, получается, ваши дети никак не связаны с хоккеем?

 – Почему это? Они с супругой ходят на игры, обсуждают их, задают мне вопросы: почему так сыграли, а не по-другому. Когда мы уезжаем в другой город, смотрят игру в записи. Они всю жизнь в хоккее, им деваться некуда.  

Болельщиков не зря называют шестым игроком на поле.
Болельщиков не зря называют шестым игроком на поле. Фото: официальный сайт ПХК "Дизель"
Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах