Примерное время чтения: 10 минут
136

Алексей Медведев: «Я благодарен тому, что стал частичкой истории»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 47. АиФ-Пенза 24/11/2021

Игры «Дизеля» в этом году стали настоящим испытанием для болельщиков. Команда проигрывает одну встречу за другой. Назначение Алексея Медведева главным тренером в соцсетях назвали не иначе как спасением для хоккейного клуба. Медведев - один из самых именитых его воспитанников, игрок КХЛ, еще недавно тренировал молодежную команду региона. Корреспонденту «АиФ-Пенза» он рассказал о платных подкатах, звездной болезни в КХЛ и о своем пути к должности тренера.

Досье
Алексей Медведев родился 13 января 1982 года. Один из самых успешных воспитанников пензенского хоккея. 11 сезонов играл в командах КХЛ «Северсталь», «Салават Юлаев», «Металлург МК», «Динамо Мск». Чемпион России, бронзовый призер.

О хоккее детском и молодежном

Ирина Акишина, «АиФ-Пенза»: Не раз приходилось слышать от мам и пап начинающих хоккеистов, что дорого водить ребенка в спортшколу. Занятия проходят днем, значит, один из родителей, чтобы отвезти ребенка на тренировку, не должен работать. За экипировку, за дополнительные подкаты (занятия) тренерам надо платить. И в результате получается, что к подростковому возрасту в хоккее остаются не самые талантливые, а, скорее, самые платежеспособные. В ваши времена  было так же?

Алексей Медведев: У нас подкатов за деньги не было. Да, поначалу родители помогали мне добираться на тренировку, но мы, дворовые ребята, взрослели быстро. В 11-12  лет уже самостоятельно могли доехать до ледового дворца. Сейчас уровень жизни вырос, если раньше мы ездили на автобусах, то сейчас детей возят на машинах. Но родители часто чересчур перестраховываются, иногда до смешного доходит: идет юный хоккеист, ест банан, а за ним торопится его мама и баул с формой тащит. Не раз говорил родителям: «Он же хоккеист, зачем вы за него вещи носите? Пусть тогда идет в балет».

Не могу согласиться с тем, что к старшему возрасту играют дети родителей, у которых есть деньги. Наша спортивная школа оказывает помощь малообеспеченным семьям, дает тот же инвентарь.

- Есть и другая беда: из детской спортивной школы дети очень рано уезжают в другие регионы, в результате та же молодежная команда становится слабее…

- Да, в школе много воспитанников, которые в 10-11 лет уезжают в другие города. Такие решения родителей пугают. Сейчас у нас все есть для того, чтобы дети развивались: есть спортивная школа, молодежная команда, в которую стараемся брать ребят разных возрастов.

- Вы и сами рано попали в другой город…

- Да, но мне было 13 лет. После финала России, который проходил в Пензе, нас, троих ребят, забрали в Москву. Мы жили в интернате, в котором, кроме нас, были борцы, а у них была привычка заходить в нашу комнату и отрабатывать на нас приемы. Приходилось защищаться, вместе давать отпор, стоять друг за друга. Да, бывало, звонил родителям, просил, чтобы забрали домой. Отец говорил: «Терпи». Подрабатывали на рынке, помогали кому-то что-то перенести, на эти деньги покупали себе обувь, одежду. Вот это для меня была школа жизни. Поэтому когда в 16-17 лет поехал в Череповец в «Северсталь», уже ничего не было страшно.

О «Салавате Юлаеве» и Кубке Стэнли

- Каков уровень пензенского хоккея? Приходилось ли доказывать, что вы не мальчик из провинции, что можете на равных играть с ребятами из кубка КХЛ?

- Мне не пришлось выступать за основной состав «Дизеля», мою кандидатуру не рассмотрел тогдашний тренер Юрий Пережогин. А я в тот момент играл в молодежном хоккее, чувствовал, что хочу двигаться дальше. Пришлось искать другую команду. Так и попал в Череповец. «Северсталь» на тот момент была второй в стране, там были игроки из молодежной сборной России. Хорошо, что из Пензы мы приехали втроем, вместе было легче. Да, нам было тяжело, но мы старались, показывали, на что способны. Сначала нас отправили в аренду в ВХЛ. После второго сезона в Высшей лиге пришло приглашение от новокузнецкого «Металлурга». Работал упорно, меня оставили в команде, и с того момента я не опускался ниже КХЛ.

-  Когда вы играли в «Салавате Юлаеве», то в составе команды стали чемпионом России. А потом клуб в очередной сезон не подписал с вами контракт. Не осталась обида?

- Нет, я только благодарен тому, что стал частичкой истории. Первый раз клуб стал чемпионом России. Там нас до сих пор помнят и любят. Тогда в команде собрались ребята приличного уровня. Были и олимпийские чемпионы, и обладатели Кубка Стэнли, играя рядом с ними, я получил бесценный опыт. Спрашивали с нас одинаково, звездной болезни ни у кого не было. Тренер сразу мог поставить на место словами, даже одним взглядом.

 - Не всем хоккеистам удается после больших побед уйти из игры и найти себя в жизни…

-  Да, тяжелых ситуаций хватает. Кто-то из игроков вложил деньги, а потом все потерял. В КХЛ хорошие зарплаты, некоторых игроков они портят. А после ухода приходится рассчитывать на совершенно другие суммы.

Я закончил играть из-за травм, у меня было три неудачных операции. А когда ты два года не играешь в хоккей, тяжело вернуться и выступать на прежнем высоком уровне. Поэтому решил закончить карьеру. Это было тяжело, в одночасье теряешь смысл жизни, цель, к которой ты стремился. Спасибо, поддержали близкие. Было желание передать опыт ребятам, как раз тогда и освободилась должность помощника у Алексея Ваулина (в тот момент был главным тренером молодежной команды. - Корр.). Сейчас я получаю удовольствие от работы.

О бюджете и максимуме

- Вы в одном из интервью рассказывали, что ребята из Пензенской области работают вдвойне сильней для того, чтобы вырваться в другой регион…

- Надо ставить перед собой максимальные задачи, чтобы развиваться. Наш «Дизель» играет в Высшей Лиге, а стремиться надо в КХЛ. Так что ребята правильно делают, что пытаются туда попасть.

- А что нужно делать, чтобы они оставались в Пензе?

- Мы работаем над этим. Пришли к выводу, что ребят из молодежной команды надо побыстрее готовить ко взрослому хоккею. В основном составе «Дизеля» у них есть возможность показать себя и попасть в клубы Континентальной хоккейной лиги. Конечно, хорошо, чтобы у нас был свой клуб КХЛ, но содержать его гораздо дороже. Думаю, если будут победы, народ пойдет на трибуны, возможно, руководство области загорится этой идеей и выделит дополнительные средства на КХЛ. Все от нас зависит. Пока же для Высшей лиги, в которой мы участвуем, у нас неплохой бюджет.

- Раз зашел разговор о деньгах, поясните, почему «Дизелю» выделяется гораздо больше денег, чем другим пензенским командам, играющим на всероссийских соревнованиях?

- В той же «Лагуне-УОР» (команда в прошлом сезоне взяла Кубок России. – Корр.) персонала в 2-3 раза меньше, чем у нас. Футболистам не требуется таких же средств на экипировку, как хоккеистам. К тому же у нас бывают дальние выезды, на них нужны немалые деньги.

Зачем нужны стрельбища

- После игры с «Ижсталью» вы сказали, что берете ответственность за проигрыш на себя. Но что может сделать тренер за неделю работы? И только ли от него зависит победа?

- Я взял ответственность на себя, потому что увидел болельщиков, которые кричали с трибун «Позор, позор!». Игрокам и без того непросто, а такой критикой можно загнать их в яму, откуда тяжело будет выбраться.

- Вы иногда и сами крепкого словца не жалеете…

- По-другому не поймет хоккеист. Это рабочий момент, только когда того требует ситуация на льду. Но обычно я и голос редко повышаю, не вижу смысла кричать на взрослых мужиков.

- А зачем вы игроков водили на стрельбище?

- В команде тяжелая ситуация, не получается домашняя серия, мы проигрываем. Ребята стараются, но видно, что им где-то чего-то не хватает. Нужно переключить их внимание, иногда это полезно. Договорились провести один день без хоккея, поехали на стрельбище. Ребята постреляли из ружья, у многих получилось. Мне потом сказали: «Спасибо, это было классно». На тренировке, которая была после стрельбища, я видел, что у них уже другие эмоции.

Конечно, эмоционального настроя мало, у нас будут кадровые перестановки. (Например, уже объявлено, что команду покидает нападающий Андрей Мнихович.- Корр.)

-  Чего еще не хватает «Дизелю», чтобы переломить ситуацию?

- Хотелось бы, чтобы приходило больше болельщиков, чтобы они поддерживали, заводили ребят. Я помню, как зажигали пензенцы на трибунах на стадионе «Темп», и это несмотря на то, что там было очень холодно. Победа нужна. Тяжелая, на жилах, но она придаст уверенности, ребята вспомнят, что умеют побеждать. Если будет выигрышная серия из двух-трех матчей, то можно будет говорить и о выходе в плей-офф.

Блиц-опрос

- Вы являетесь поклонником футбола. И с каким чувством вы смотрите на выступления наших футболистов на мировых соревнованиях?

- С такими же, с какими болельщики «Дизеля» сейчас смотрят матчи ВХЛ. Я не специалист по футболу, но, наверное, надо нашим игрокам пробиваться в европейские команды, чтобы получить практику игры на мировом уровне. Как в хоккее, где наши ребята давно уезжают в НХЛ.

- У вас три дочки. Не жалеете, что нет сыновей, которых вы могли бы поставить на коньки?

- Нет, когда тебя дочка встречает, обнимает, понимаешь, что такое счастье. Хоккеисток из них делать не буду.

- Ваша жена разбирается в хоккее? На игры ходит?

- На игры ходит, за команду болеет. Сначала не разбиралась, часто спрашивала, зачем судья руку поднял. А теперь такие вещи подмечает, которые и я могу пропустить. Ей очень благодарен за поддержку.

- Многие тренеры не дают комментарии перед игрой, чтобы не «спугнуть» победу. А почему вы общаетесь с журналистами? Вы не суеверный человек?

- Когда сам играл, больше верил в приметы. Например, конек сначала надевал на левую ногу. Но сейчас уже гораздо меньше обращаю внимания на эти вещи. Победа зависит от самих людей.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах