Примерное время чтения: 5 минут
55

В поисках мамы. Почему к органам опеки возникают неудобные вопросы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. АиФ-Пенза 17/08/2022
nastya_gepp / pixabay.com

На прошлой неделе в соцсетях яростно обсуждали случай, произошедший в Пензе: возле магазина на улице Гагарина нерадивая мать оставила коляску с малышкой, которой не исполнилось и годика. Девочке повезло, сотрудники магазина сразу же обратили на неё внимание и вызвали полицейских. Те отвезли ребенка в детскую областную больницу. Горе-мать появилась только на следующий день. 

После этого случая в Министерстве образования региона собирали пресс-конференцию, чтобы объяснить, как работают органы опеки. К ним в последнее время накопилось много вопросов, как со стороны граждан, так и со стороны надзорных ведомств.

Оставила в коляске

Случай, произошедший на улице Гагарина, власти уже назвали нонсенсом для региона.

«Эта мать уже лишена родительских прав в отношении двоих детей, сейчас дело о лишении родительских прав на девочку находится на рассмотрении в суде», - поясняла замминистра образования Пензенской области Ирина Осетрова.

Это не первый скандальный случай в сурском крае. Год назад несколько регионов наблюдали за тем, как делят малышку из Пензенской области. Девочку, считавшуюся сиротой,  захотела взять под опеку семья из Сызрани. Когда оформлялись документы, внезапно появился отец ребенка, который заявил, что хочет забрать ее к себе. В обсуждениях в сети спрашивали: «Откуда взялся папа, если раньше его имя не было указано в свидетельстве о рождении?» Объяснения властей, что биологическая мать прислала ему документы, и он в соответствии с законом решил оформить отцовство, устраивало не всех. Образ жизни биологических родителей был таким, который принято называть асоциальным. И их обвиняли в том, что девочка им нужна только для того, чтобы получить материнский капитал: родная мамаша, находясь в тюрьме, как раз была беременна вторым.

Семьи всё-таки пришли к соглашению, девочка уехала в Сызрань. Но вопросы к органам опеки остались, не всё разрешилось окончательно.

«Если мать выйдет из мест заключения, у неё будет право восстановить родительские права», - замечает чиновница.

Ещё одну неприятную историю начали обсуждать в Интернете недавно. Telegram-каналы подробно рассказывали, как житель Пензенской области выселяет жену и дочку с ДЦП. Авторы постов поясняли:  жилье оформили на мужа, потому что у жены была не лучшая кредитная история. Супруги заключили брачный договор, по которому дом числится только за главой семейства.

«Здесь органы опеки бессильны, так как изначально ребёнок не был прописан в жилье. Проблема и в том, что жильё оформлено на одного человека», - пояснила замминистра.

После таких новостей возникает один вопрос: как работает опека, если не может защитить интересы детей? 

Доцент кафедры «Частное и публичное право» ПГУ Ирина Дёмина:
«Ситуации, когда органы опеки задерживают процесс лишения родительских прав, чаще всего связаны с недобросовестным отношением к своим обязанностям. Причём это относится не только к самим сотрудникам органов опеки и попечительства, но и к работникам школы, членам семьи, соседям. Зачастую соседи знают, что родители нарушают права детей, унижая их или нанося побои, и не сообщают об этом. В результате проверочные мероприятия начинаются позже, чем возможно».

Ворох нарушений

Вопросы есть и у надзорных ведомств. В этом месяце областная прокуратура вынесла представление министру образования области Алексею Комарову из-за нарушений, связанных с работой органов опеки и попечительства.

«Основная их часть выявляется в связи с невнимательностью сотрудников органов опеки и попечительства, ненадлежащим исполнением обязанностей должностными лицами. Правонарушения, предусматривающие серьёзное уголовное наказание, практически не встречаются», - уточняет старший помощник прокурора области Влада Паркина

Но есть и серьёзные моменты. В ряде случаев детей не защищали от жестокого обращения со стороны родителей. Например, в Белинском районе несовершеннолетнего передали женщине, стоящей на учёте у нарколога с диагнозом «хронический алкоголизм».

«Когда проходили все процедуры по передаче ребёнка, женщина не стояла на учете у нарколога. Всё это произошло гораздо позже, после момента усыновления», — объясняет Ирина Осетрова.

Но такая болезнь не появляется мгновенно, о том, что человек злоупотребляет спиртным, как правило, знают родные и соседи. Их о претендентке на звание матери не расспрашивали?

Кроме того, прокуратура выявила, что опекунов отстраняли «несвоевременно», решения о передаче детей в приёмные семьи принимались без учёта их интересов.

«Нельзя говорить «несвоевременно». Процедура лишения прав - долгая, на неё необходимо определённое время. Для лишения мы должны собрать достаточные основания. Согласие ребенка спрашивают только с 10 лет. Психолог всегда разговаривает с несовершеннолетним, спрашивает, нравятся ли ему приёмные родители. Когда ребенок приходит в новую семью, то к нему предъявляют новые требования, к которым дети не привыкли. Тогда они могут начать говорить о возвращении в приют. Но, как правило, после работы психолога эти моменты нормализуются, ребенок остаётся под опекой», — замечает Ирина Осетрова.

«Вопросы семьи очень сложные и неоднозначные, в них нельзя рубить с плеча. Задача органов опеки состоит не в том, чтобы как можно быстрей лишить родительских прав большее число родителей, а чтобы сохранить семью. По этой причине «затягивается» процесс лишения родительских прав. И даже лишившись родителей, дети сбегали к ним из детдомов», — поддерживает Уполномоченный по правам ребёнка в Пензенской области Елена Столярова. 

«В последние годы заметно уменьшается число семей, родителей в которых требуется лишать родительских прав, сейчас эти случаи единичны. Возможно, это является хорошим показателем работы органов опеки», - заключает замминистра образования Пензенской области.

Читайте нас в Telegram-канале «АиФ-Пенза», социальных сетях «ВКонтакте», «Одноклассники».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах