Примерное время чтения: 6 минут
96

Быть с «Катюшей». Ветеран войны рассказал, как дошёл до Берлина

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 22. АиФ-Пенза 01/06/2022
Залп дивизиона БМ-13-16 во время Сталинградской битвы.
Залп дивизиона БМ-13-16 во время Сталинградской битвы. Commons.wikimedia.org

Май и июнь – время выпускных вечеров. Тот выпускной тоже мог быть ярким и красивым. С концертом и танцами. На нём могли бы звучать пожелания доброго пути и успехов в работе. Выпускники владимирского механического техникума авиационной промышленности были нарасхват, их сразу же забирали на завод. Но тогда шёл 1942 год. Никакого праздника никто и не ждал, вместо добрых слов молодые специалисты получили напутствие - бить врага и постараться остаться в живых.

18-летний Алексей Глушенков был одним из тех, кого сразу после выпуска призвали в армию и отправили в Гороховецкие лагеря, чтобы срочно переучиваться на новую профессию - ракетного мастера залпового огня.

Секретное оружие

После лагерей парнишку включили в состав 303-го Гвардейского минометного полка, его обязанностью стало обслуживание грозного оружия Великой Отечественной войны, - боевой машины реактивной артиллерии БМ-13. Той самой «Катюши», про которую русские слагали песни, и которую немцы боялись как огня. Алексей Глушенков до сих пор помнит боевые характеристики машины.

«В обслуживании она непростая, - вспоминает сейчас ветеран. – Главное, нельзя было халатно относиться к своим обязанностям». Их надо было чётко исполнять, даже под обстрелом.

Алексей Глушенков попал на войну 18-летним парнишкой.
Алексей Глушенков попал на войну 18-летним парнишкой. Фото: Из личного архивa Татьяны Кондратьевой

Алексея Глушенкова с сослуживцами сразу же направляют в Подмосковье, туда, где упорно сопротивлялся враг, не желая отходить назад. Оттеснить его на Запад удалось в том числе и благодаря новому советскому оружию. 

«Мы быстро передвигались, выезжали на огневую позицию, и, отстрелявшись, сразу же уезжали», - рассказывает Алексей Алексеевич. Производить повторный залп с той же точки, задерживаться было нельзя. У знаменитой «Катюши» было слабое место – после залпов столбы пыли поднимались над ней на высоту до 100 метров,  демаскируя батарею. Поэтому выполнять приказ надо было чётко, быстро и без ошибок. Люди действовали так же слаженно, как машины. И неважно, что многие тогда были ещё 18-летними мальчишками. На войне взрослели стремительно. 

Солдат жалели, как могли

«Конечно, было страшно, на фронте только глупцы не боятся. Но страх надо было преодолевать, в любых условиях. Никто из наших не дезертировал, не проявлял слабости. Да и как такое было возможно: мы получили приказ, мы должны были его выполнять, - говорит Алексей Глушенков. - Это неправда, что солдат не жалели. Жалели, старались, чтобы потери были минимальны, командиры, как могли, проявляли смекалку. Иногда мне какое-то чутьё подсказывало, что нужно отойти чуть в сторону. Интуиция никогда не обманывала: осколки пролетали мимо».

Она же помогала и тогда, когда Глушенков знал, что идёт на большой риск. За выполнение одного из таких сложных заданий он и получил медаль «За боевые заслуги». 

К командиру полка, в котором служил Алексей Глушенков, пришёл командир дивизии. И просто взмолился: его подразделения мучает немецкая батарея, уничтожить её никак не получается. 

Задание было дано, осталось только выполнять. Делать это днём было нельзя – слишком опасно. Поехали ночью. На родной «Катюше» отправились вдвоём: Алексей Глушенков и помощник командира взвода. Подъехали к фронту так близко, насколько смогли – на расстояние в 300 метров, и огневым залпом уничтожили батарею. Им повезло, они выполнили приказ и смогли вернуться назад живыми.

На войне артиллерию называли богом войны. Артиллеристы, особенно те, кто обслуживал «Катюши», считались элитой. Но на фронте эта элита жила в таких же землянках, кормилась из той же полевой кухни, что и обычная пехота, никаких спецпайков. «Ну что вы, у нас были очень вкусные обеды» – уверяет Алексей Глушенков. Он не привык жаловаться. Даже когда было особенно тяжело. 

Алексей Алексеевич прошел всю войну, освобождал Украину, Польшу, брал Берлин. Был отмечен целым рядом наград, в том числе Орденом Отечественной войны 2 степени.

«Легких боев у нас не было, все оказывались тяжёлыми. Везде нам были рады, в том числе и в Польше. Карательных операций мы не проводили, поэтому и относились к нам не так, как к немцам», - утверждает ветеран.

Мобилизовался Алексей Алексеевич только в ноябре 1945 года и приехал в Пензу  к родителям. Здесь закончил с красным дипломом Пензенский политехнический институт. Начинал свою мирную жизнь инженером-конструктором на Пензмаше, а через 12 лет стал начальником «Облавтоуправления».

Алексей Глушенков больше любит вспоминать о том, как поднимал после войны регион. А о войне хочет просто помолчать.
Алексей Глушенков больше любит вспоминать о том, как поднимал после войны регион. А о войне хочет просто помолчать. Фото: АиФ/ Ирина Акишина

Почетный гражданин Пензы, первый заместитель председателя облисполкома больше любит вспоминать о том, как поднимал после войны регион, сколько сил вкладывал в его развитие. А о войне хочет просто помолчать. Слишком много горьких воспоминаний связано с ней.

Читайте нас в Telegram-канале «АиФ-Пенза», социальных сетях «ВКонтакте», «Одноклассники».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах