Примерное время чтения: 7 минут
217

«У них ведь тоже матери есть». Какими запомнили пензенцы пленных немцев

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. АиФ-Пенза 11/05/2022

Во время Великой Отечественной войны части Вермахта даже близко не подошли к Пензенской области. Но немецкие солдаты все-таки появились в нашем регионе - в качестве военнопленных. Какими их запомнили пензенцы?

Пришельцы на «Студебеккере»

Летом 1943 года советская армия остановила немцев под Курском, затем было форсирование Днепра, освобождение Украинской Советской Социалистической Республики. СССР окончательно перехватил инициативу в войне. После этого в Пензенской области и появились немцы.

Пензячка Валентина Ерушова провела детство в селе Мача-Родники Бековского района. В 1943 году ей было 8 лет, и она хорошо запомнила, как к ним приехал грузовик «Студебеккер», из которого выгрузились полтора десятка крепких мужчин в военной форме. Позже выяснилось – немцы! «Не было страха. Что нам сделают эти солдаты без оружия? – вспоминает Валентина Григорьевна. – Жили они в одной избе. Ни к кому не приставали, не конфликтовали. Конвойных с ними тоже не было. Из избы редко выходили, только на работы…».

Военнопленные приехали в село на пару месяцев. Помогли убрать урожай – мужики-то все ушли на фронт. А потом также на «Студебеккере» их увезли из села. «Помню, старшего из этих немцев звали Лябик. Имя это было или прозвище – никто не понимал. Он отвечал за порядок. Даже, бывало, гонял деревенских, таскавших подсолнухи с колхозных полей», - рассказывает Валентина Ерушова.

Одна цена

«Первые упоминания о военнопленных связаны с Мокшанским лагерем №163 вместимостью до пяти тысяч человек, - объясняет заместитель директора Пензенского краеведческого музея Виктор Кладов. - Позже формируются два рабочих батальона, включавших 144 советских военнослужащих, выступавших в качестве конвоя и администрации лагеря, и около 1 100 военнопленных. Позже, в июне 1945 года, появляется лагерь №399 с конкретной задачей: строительство пензенского участка автомагистрали Москва-Куйбышев».

По оценке Виктора Кладова, единовременно на территории региона могли находиться от 10 до 12 тысяч пленных немцев. Точное число оценить сложно. Работали вчерашние враги по 12 часов в сутки, прокладывая дорогу. Условия, конечно, были не сахар, но они не шли ни в какое сравнение с тем, что творилось в немецких лагерях. Чего стоит история бежавшего из немецкого плена легендарного лётчика Михаила Девятаева, который, по собственному признанию, вернулся из плена с весом в … 38 килограмм!  

«Согласно документам, паёк немецких пленных не дотягивал до нормативов, и в лучшем случае его ценность достигала двух с половиной тысяч калорий. Но при этом аналогичный паёк был и у советских военнослужащих. То есть советское руководство одинаково оценивало ценность жизни и своих бойцов, и попавших в плен немцев! Тогда как наших солдат в плену ждала смерть от огромных нагрузок и нехватки питания, - замечает Виктор Кладов. - Немного статистики. 1946 год - из общего количества госпитализированных немцев 40% больны дистрофией. 1947 год – 32%  таковых. И далее цифра уменьшается. Из-за тяжёлого физического состояния план работ не выполнялся в первые годы, но затем ситуация меняется. Стоит отметить, что немцев подкармливали и местные».

Жили немцы тоже вольготней, чем советские военнопленные. Все со школьной скамьи знают про ужасы фашистских концлагерей, условия содержания в них. А в СССР у пленных немцев были библиотеки, личные принадлежности, они имели возможность писать письма родным в Германию. «Также  солдатам, лояльно настроенным к советской власти, предоставляли некую свободу передвижений. Они могли ходить в соседние сёла, чтобы помогать по хозяйству, оказывать услуги жителям деревень. Например, известен случай, когда военнопленный-портной занимался пошивом одежды для местных жителей. Также помогали врачи, инженеры, фермеры», - объясняет Виктор Кладов. 

Картошка и русский арбуз

Деревня Степановка Бессоновского района располагается менее чем в часе езды от областного центра. В местной школе заботливо собраны экспонаты, оставшиеся со времен Великой Отечественной войны: фотокарточки фронтовиков, предметы быта. Есть в музее и небольшая часть предметов, оставшихся от немцев: портсигар, потускневшая бляха с фразой «Gott mit uns» - «Бог с нами», «балкенкройц» со скрещенными молотками - знак немецких строительных войск, штык-нож. Всё это местные ученики нашли в Степановке,  в местах, где работали немецкие военнопленные. Обнаружили эти вещи на скатах, после ливневого дождя.

«Вот этот ломик один из военнопленных обменял на горшок молока», - поясняет директор школы Виктор Малязёв.

Ценней предметов – воспоминания местных жителей об иностранцах. Виктор Малязёв лично занимался сбором крупиц информации о них. Рассылал анкеты жителям, в которых просил изложить рассказы, эпизоды из жизни немцев. Так были собраны тома воспоминаний. Одно из них связано с именем Ивана Никулина, героя войны, уроженца Степановки, имя которого носит местная школа. «1943 год, по Степановке идут расконвоированные немцы, - рассказывает Виктор Евгеньевич. – Им разрешалось после работы пройти по домам, попросить еды. Эту колонну обогнал почтальон, который принёс в дом Никулиных похоронку, где сообщалось, что сын Иван погиб. Мать в крик. Немцы поняли, что произошло, и развернулись».

Страшно подумать, что было на душе у бедной женщины, увидевшей вчерашних воинов Вермахта. И последовавший поступок стал неожиданностью для гитлеровцев. Мать Никулина сказала дочке: «Настька, останови их. Там лежит картошка печёная. Отнеси им, не то умрут. У них ведь тоже матери есть…». Девушка прибежала к немцам, отдала картошку, после чего немцы начали молиться, благословляя доброту народа, против которого обращали оружие.

Виктор Малязёв отмечает, что если бы не помощь местных жителей, то уроженцам Германии пришлось бы тяжелей. Жители безвозмездно давали немцам молоко и особенно любимый «рюзке арбуз» - тыкву.

Но не всегда отношения были миролюбивые. На двор к жительнице Степановки, у которой погибли родные, пришёл в поисках пропитания немец. Женщина не выдержала, схватила палку и начала бить непрошеного гостя. Немец, не сопротивляясь, достал из нагрудного кармана фотокарточку. А на ней жена и двое детей. Мигом палка опустилась, и два человека плача сели на крыльцо. Словно сошла злоба с женщины. Зашла домой и вынесла бедолаге две варёных картофелины.

Сами немцы тоже понимали, где находятся, и не испытывали злости или ненависти к жителям, не старались им ухудшить жизнь. В один из вечеров пленные избили своего товарища. Причина проста – парень украл у одной из жительниц полведра картошки.

«Важно понимать: в лагере в Пензенской области были не те немцы, что пришли в 1941 году.  Уже не было тех фанатиков, слепо веривших в идеи Гитлера и готовых сжигать людей в домах. Это были обычные рабочие, крестьяне, мобилизованные в поздние годы войны. У этих людей было одно желание – вернуться домой живыми», - объясняет Виктор Кладов.

Жители Степановки вспоминали, что немцы не оставались в стороне и помогали русским, как своим. Крыли крыши, перекладывали печи, помогали в строительстве, на сельскохозяйственных работах, оказывали медицинскую помощь. Сохранилось предание о том, как немец-врач спас жизнь укушенному гадюкой мальчишке.

Ещё одно из воспоминаний связано с тем, как один из немцев помогал сажать картошку. У нас принято просто закапывать ее, а после этого разрыхлять поверхность. А немец будто бы притаптывал каждую лунку, делая, как в Германии. До этого мужчина получил ведро картошки, в обмен на которое попытался отдать обручальное кольцо. Но хозяйка отказалась принимать важную реликвию,  благодарный немец поклонился ей 100 раз.

И ещё много примеров сострадания и проявления человеколюбия остались в памяти у жителей Степановки. «Видимо, мы такой народ, готовый помочь, - заключает Виктор Малязёв. -  У беды язык один. Когда у нас всё хорошо, то мы отличаемся. А когда общая беда – то люди становятся ближе и понимают друг друга, несмотря на смысловые и языковые барьеры».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах