aif.ru counter
696

Не вылечить, но помочь. Чем живет паллиативная медицина

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27. Еженедельник "АиФ-Пенза" 01/07/2015

Группа риска

Понятие «паллиативная помощь» в нашей области пока понимают немногие. Это, впрочем, неплохо. Можно предположить, что люди просто не сталкивались с надобностью в ней.

Широкий спектр мероприятий, улучшающих качество жизни тяжелобольных пациентов и их семей – так кратко можно описать суть паллиативной медицины.

Кому она нужна? Больным онкологическими заболеваниями, для которых возможности излечивающей терапии уже исчерпаны. «Хроникам» с заболеваниями дыхательной или центральной нервной системы. Членам их семей, которым невероятно тяжело поддерживать приемлемое качество жизни родных в домашних условиях. Особенно сложно решать проблему обезболивания, которая почти всегда встает очень остро у больных на последних стадиях онкологических заболеваний.

Впервые работа по организации паллиативной медицинской помощи в регионе началась в 2013 году. Сейчас на 100 тысяч населения в регионе приходится 2,77 больничных койки. 25 - в областном онкологическом диспансере, 100 - в госпитале для ветеранов. Последние  предназначены для людей, страдающих самыми разными недугами: тяжелой сердечной недостаточностью, циррозом печени терминальной стадии, прогрессирующими заболеваниями нервной системы и так далее.

«Паллиативная помощь сейчас находится на этапе становления, - говорит заведующая паллиативным отделением областного госпиталя для ветеранов войн Марина Жукова, недавно вернувшаяся с конгресса  «Паллиативная медицина в здравоохранении Российской Федерации и стран СНГ». – Потребность в ней довольно большая. Только в нашем госпитале в одном отделении паллиативной помощи 60 коек, в другом – 40».

Марина Жукова говорит, что работа с неизлечимыми больными грозит врачу эмоциональным выгоранием. Фото: АиФ/ Алена Форелл

 

Синдром медиков

На конгрессе говорили о проблемах и путях развития паллиативной помощи.

«Конкретно были названы группы людей, которые подлежат лечению в отделениях паллиативной помощи, озвучивались критерии отбора для лечения, методики обезболивания, маршрутизация больных, - уточняет Марина Алексеевна. - Впервые говорилось о паллиативной помощи больным туберкулезом и ВИЧ-инфекцией. Выступали доктора, которые занимаются непосредственно оказанием помощи больным с такими заболеваниями. Ведь проблем действительно много. Во-первых, не каждое отделение готово принять такого больного. Во-вторых, нужна специальная подготовка по фтизиатрии, по инфекционным заболеваниям. А в-третьих, откровенно говоря, не все хотят работать с такими больными. Это тяжело и в физическом, и в психологическом плане».

Согласно целевой программе «Развитие здравоохранения РФ» в 2015 году на 100 тысяч населения в России должно быть открыто 1,7 койки, а к 2016 году — 4,4. Это немного. А с другой стороны, Пензенская область перевыполнила все нормативы. Плюс, по информации Минздрава, еще 30 кабинетов паллиативной медицинской помощи откроются в течение года в городских и областных поликлиниках.

«Мы не можем сказать, что у нас все идеально, - продолжает Марина Алексеевна. -  При поликлиниках практически отсутствуют кабинеты паллиативной медицины, не организована выездная помощь.  Существует очередь на госпитализацию. Она, к слову, плановая. Мы понимаем, что не можем помочь многим нашим пациентам, но можем улучшить качество их жизни.  А еще у медицинских сотрудников есть такая проблема, как синдром эмоционального выгорания».

Духовная поддержка

Неплохо бы нам взять пример со столицы. Там в первом Московском хосписе  есть комната отдыха для ухаживающих за больными. Да и вообще, больше он похож на дом, чем на больницу.  А у нас? У нас вообще никакого хосписа нет.

«Паллиативная помощь то, что касается каждого из нас, - подчеркивает моя собеседница. – Если человека нельзя вылечить, это не значит, что ему нельзя помочь. К сожалению, сейчас стало очень много одиноких людей. Мы в своей работе даже сталкивались с такими моментами, когда больные нуждались в социальной поддержке – оформлении в дома-интернаты. Духовный аспект тоже очень важен. Уже несколько месяцев наших пациентов раз в неделю навещает настоятель церкви Петра и Февронии отец Алексей Заплаткин».

Сейчас в регионе всего 3 койки паллиативной помощи, которые предназначены для детей: 2 находятся в областном онкологическом диспансере и одна — в областной детской больнице имени Филатова. Но это уже совсем другая история.

Компетентное мнение
«Людям нужна разная поддержка, - говорит старшая сестра милосердия отделения сестринского ухода областного онкологического центра Валентина Коврижных. - Кого-то нужно духовно поддержать, выслушать, побеседовать, судно вынести, убраться, приготовить поесть. Кто-то хочет, чтобы ему почитали молитвы, а кто-то просит воды - таблетки запить. У многих больных родственники просто не располагают свободным временем. Как-то мне пришлось решать вопрос размещения одного пациента. Он был не местным, поэтому родственников в Пензе у него не было. Но, поскольку отделения онкодиспансера пустыми не бывают, его выписали, а идти некуда. К счастью, нашелся добрый человек, оплативший мужчине жилье. Если бы у Центра милосердия появился корпус, в котором могли бы длительное время находиться неизлечимо больные люди, подобных проблем не возникало бы».

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах