Примерное время чтения: 5 минут
751

Своих не бросаем! Волонтер о мобилизованных, поездках в ДНР и спекулянтах

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. АиФ-Пенза 10/05/2023
Елена Корчагина ровно год возит гуманитарные грузы для бойцов в зоне СВО.
Елена Корчагина ровно год возит гуманитарные грузы для бойцов в зоне СВО. / Елена Корчагина / Из личного архива

Сегодня самый крупный среди пензенских телеграм-каналов – это чат движения «Пенза своих не бросает». Он насчитывает почти 45 тысяч участников. За что ругают волонтёров и как им помогают, рассказала организатор движения Елена Корчагина.

Работы много

Ирина Акишина, «АиФ-Пенза»: Елена, год назад, в мае 2022-го, вы отвезли первый гуманитарный груз в зону СВО. Что поменялось за это время?

Елена Корчагина: Настроение в обществе. 

- В прошлый раз, когда мы с вами беседовали, вы  говорили, что люди не понимают, что СВО это очень близко…

- Да, а потом началась мобилизация. И все поняли, что это касается каждого. У нас за несколько дней число участников в группе выросло с нескольких тысяч до 50 тысяч человек. Я была поражена. Откуда люди узнавали о нас? У нас чат закрытый, в него можно зайти только по приглашениям. Меня до сих пор очень трогает доверие, которое нам оказывают.

- У вас и количество сборов выросло. Судя по чату, закупки идут на сотни тысяч, миллионы рублей. 

-  Самые крупные суммы нам перечисляли в период мобилизации. Сейчас денег меньше, но всё равно они поступают. У кого-то из участников чата даже установлены автоплатежи. Помощь не должна прекращаться, ребятам нужна наша поддержка. Мне постоянно пишут бойцы из зоны СВО. В день может прийти 6-7 заявок. Просят инструменты, сетку рабицу. Только в апреле мы отвозили гуманитарку всем трём полкам пензенских мобилизованных, ремонтной бригаде, нескольким воинским частям, казачьей бригаде, госпиталям (точные названия спецподразделений не указываются в целях безопасности. – Корр.)

- И как выбираете, кому помогать, какую из заявок отрабатывать?

- Стараемся придерживаться очерёдности. Смотрим, что в наших силах сделать. Нас, конечно, стало больше. Если год назад со мной работало пять человек, то сейчас эта цифра доходит до 150. У нас есть направление заготовки (там сушат фрукты и овощи, делают основу для борща), есть швейная мастерская.  Отдельно девочки отвечают за чат в Телеграме, дежурят там по очереди, ни на минуту не оставляя его без присмотра. Перед отправкой груза зовём помощников для сортировки. Те же именные посылки (их возят пензенским мобилизованным. – Корр.) нужно пересмотреть и дополнить их, чтобы не было пустых углов, обернуть плёнкой  и  скотчем, разложить по подразделениям, в которые они направляются. Работы много.

На второй линии

- Когда отправляли пензенских мобилизованных, были жалобы относительно их обмундирования, питания. А что сейчас происходит в пензенских полках в зоне СВО?

- Наши мобилизованные находятся на второй линии обороны, у них условия лучше, чем у регулярной армии. Есть те, кто живёт в блиндажах, есть те, кто находится в домиках. Кто-то меняется: несколько дней проводит в блиндажах, несколько – в домиках. Конечно, посылкам из дома ребята всегда рады. Но ни с обмундированием, ни с питанием проблем у них нет. А вот один раз мы привезли отрядам теробороны в Донбассе продукты, так они очень благодарили нас. Мы оказались первыми волонтёрами, которые до них добрались.

- А вы говорили, что вас на линию соприкосновения не пускают…

- Ну, теперь я проезжаю дальше, чем раньше. Под Макеевкой один раз попали под обстрел, метрах в пятистах от нас снаряды падали. Да, это страшно. Но мы не останавливались, быстро ехали дальше. Приходилось надевать  бронежилет и каску. Их общий вес 26  килограмм. Полдня проходишь, потом ноги подкашиваются. А ребята в таком обмундировании постоянно находятся, с оружием бегают...

- А как местные относятся к волонтёрам?

- Когда мы заходили в магазины, которые находятся «за ленточкой» (на новых территориях. – Корр.), то всё, что нужно, могли купить за рубли. Негатива в наш адрес не чувствовали, скорее, была настороженность. 

Из Казахстана с нелюбовью

- Отношение к волонтёрскому движению неоднозначное. Как вы относитесь к тем, кто вас критикует?

- Одна пензенская поэтесса начала нас полоскать в Инстаграме (соцсеть, признанная экстремистской. – Корр.). Мол, тётки собрались с топорами на войну. Мы потом выяснили, что как только началась мобилизация, она с семьёй уехала в Казахстан и оттуда поливала всех грязью. У неё 2,5 тысячи подписчиков, она про нас выкладывала посты. Я написала ей, что благодарю за рекламу нашей группы, за то, что она про нас рассказывает. Больше она про нас ничего не писала. 

- Много разговоров было о том, что на теме СВО наживаются спекулянты, которые завышают цены, устраивают искусственный дефицит необходимых товаров. Вам тяжело удается приобрести то, что необходимо для гуманитарного груза? 

- У нас был случай: одно из подразделений попросило привезти 20 тысяч мешков для брустверов и сетку рабицу, чтобы закрывать окопы. Доставить надо было в течение двух дней. Я позвонила на строительную базу, попросила: «Мы еще деньги не собрали на этот товар, но, Христа ради, отгрузите». Нашу просьбу выполнили. Нам на этой базе всегда очень хорошо помогают, всё со скидками отдают, иногда даже ниже закупочной цены. Практически все поставщики, когда узнают, для кого мы закупаем товар, снижают нам цены. И я в каждом случае торгуюсь, сбиваю их, как могу. Нельзя сказать, что чего-то не удавалось приобрести. Купить можно, только часто приходится ждать. 

Очень надеюсь, что всё скоро закончится, и мы вернёмся к обычной жизни.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах