Примерное время чтения: 13 минут
87

Пробивая блокаду. Уроженец Пензы был в числе первых кавалеров ордена Славы

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. АиФ-Пенза 08/05/2024 Сюжет Пензенская область. История в документах и судьбах

Он работал рядовым механиком на заводе в Сердобске, на фронт в 27 лет отправился сержантом. Но именно про него позднее написали статьи в газетах, его история легла в основу книг и фильма. С Великой Отечественной Николай Залётов вернулся гвардии лейтенантом, полным кавалером ордена Славы. Это звание он получил одним из первым.

Солдатские будни

В Красную Армию Николай Залётов отправился уже на второй день Великой Отечественной. Служил в пехоте, начинал командовать отделением, а потом парню из пензенской глубинки доверили руководить воинским подразделением, равным батальону. Спустя годы ветерана Залётова подростки спросили:

- А вы, Николай Андреевич, когда первую свою награду заработали?

- В январе сорок четвёртого.

- На третий год войны? −разочаровались ребята.

Те три года были долгими. Николай Залётов сразу попал на Ленинградский фронт и оставался там до тех пор, пока не была снята блокада. Враг постоянно наступал. Бойцы Красной Армии пытались прорвать кольцо и старались не попасть в окружение. Бесконечные тяжёлые бои на грани физических возможностей.

Один из них произошёл около деревни Марьино в январе 1943 года. На прорыв пехотинцы ехали на танках. Удержаться на броне было сложно, руки даже в рукавицах мерзли, когда касались ледяного металла. Чтобы не слететь с машин, привязались к броне верёвками и проволокой. В таком же положении отстреливались, погибали также привязанными. Тот танковый прорыв стал одним из боёв, благодаря которым удалось соединиться Ленинградскому и Волховскому фронтам. Кольцо вокруг Ленинграда прорвали, по южному берегу Ладожского озера проложили автомобильную и железную дороги. Но разве это подвиг? Солдатские будни.

Николай Залётов вместе с молодыми бойцами
Николай Залётов вместе с молодыми бойцами Фото: Историко-краеведческий музей г. Сердобска

Воронья гора

Дома у Николая остались мать, жена, дочка Зоя, родившаяся накануне войны. Почтальона они ждали. И боялись. Письмо, которое принесли в один из снежных февральских дней 1944-го, мать вертела в руках. Её сын Алексей, летчик, погиб на Курской дуге, направив свой подбитый самолет на вражеские окопы. Дочь Машеньку в одном из волжских городов зарезал диверсант. Старший сын Василий лечился в госпитале. Значит, письмо могло быть только от Николая. С хорошими ли оно вестями?

Строчки перед глазами расплывались. Почтальон выхватил конверт. «Уважаемая Антонина Ивановна, благодарим вас за то, что вы своего сына Николая Андреевича Залётова воспитали подлинным героем …–  начал читать он и, закончив, воскликнул. – Я всегда говорил – Колька далеко пойдёт».

Тот подвиг Николай Залётов совешил во время очередной атаки под Ленинградом, 14 января 1944 года. Вместе со своим отделением он брал укрепления в районе Вороньей горы. Именно оттуда постоянно обстреливали город на Неве. Гору превратили в мощнейший укрепрайон: противотанковые рвы, проволочные заграждения, ДОТы, ДЗОТы. В  атаку пошли после артподготовки. В Пензенском краеведческом музее остались воспоминания Николая Залётова о том дне.

«За 20 минут боя наша рота стремительной атакой захватила две линии траншей. Моё отделение во главе роты. Неожиданно по наступающим ударила очередь вражеского пулемета», - писал сердобчанин. Половину роты положил огонь из ДЗОта. Наступление сорвалось? Залетов увидел, что к ДЗОТу тянется небольшая лощина. Вместе с четырьмя бойцами прямо под обстрелом, зарываясь в снег пополз к огневой точке. Двое ребят погибли. Один был ранен. Четвёртый боец открыл огонь, отвлекая на себя немецких пулеметчиков. Залётов же не медлил ни секунды, рванул в лощину, увидел немецкого часового, задушил его голыми руками, а потом бросил в люк ДЗОТа противотанковую гранату и две лимонки. Когда смог проникнуть в блиндаж, увидел: внутри только трупы.

Его рота опять поднялась в наступление, немцы в траншеях ещё не поняли, что их ДЗОТ захвачен, хотели в нём спрятаться.  Там их пулемётным дождём встретил Залётов с одним из своих бойцов. Воронья гора была взята. А 27 января было взято и село Красное – считается, что именно в это день была окончательно снята блокада Ленинграда.

Неэтичная война

Позднее один из корреспондентов, описывая подвиг, за который Залётов получил свой первый орден Славы, попросил фронтовика: «Давайте заменим слово «задушил», не этично это как-то».

«Так вся война – шутка неэтичная», – грустно усмехался тогда сердобчанин. И пояснял: в момент, когда душил немца, чувствовал лишь омерзение. А вот думал о ленинградцах и тех, кто защищал город на Неве. О сослуживце - суровом Демьяне Лукиче. Тот редко улыбался: в блокаду схоронил всех своих родных, последним - четырёхлетнего внука.

Вспоминал Залётов и разведчика-партизана, которого они увидели в захваченном немецком штабе. Фашисты замучили бойца. Выкололи глаза, отрубили кисти рук, изрезали кожу на спине. Израненный разведчик катался по полу и, не понимая, что вокруг стоят свои, кричал: «Добейте, гады».

Не мог забыть сердобчанин и шофёра попутки, который довозил его после очередного ранения из госпиталя в часть. Не выдержав, механик Залётов тогда сделал замечание молодому шофёру: «До конца выжимай сцепление. Полетят шестерни». Водитель не стал спорить, лишь пояснил: протез плохо педаль чувствует. У шофера вместо ноги оказался деревянный костыль. А потом пригляделся Николай Залётов и понял, что и не парень его везет, а девушка. «Угораздило с крыши свалиться вместе с зажигалкой (зажигательной бомбой. – Ред.), - управляя грузовиком, неторопливо рассказывала коренная ленинградка. - Госпитальный паёк и спас от голодухи. А ногу доктора оттяпали — гангрена началась». За три года войны Николай Залётов много повидал. Но тут вдруг слёзы на глаза навернулись.

Второй день рождения

Письмо домой о том, что за захваченный немецкий ДЗОТполучил орден Славы третьей степени, Залетов начал сочинять сам. Но, уставший, заснул над листком. За него дописали сослуживцы. А супруга потом выговаривала: «Поздравляем с первой наградой. Хотелось бы от тебя о ней узнать, да, видно, героям писари личные положены. Товарищи, спасибо, написали…». Эти строчки Залётову зачитывал его товарищ. Сам сердобчанин тогда ничего увидеть не мог – он попал в госпиталь с тяжёлым ранением после стремительной атаки, за которую получилуже орден Славы второй степени.

Эту награду он заслужил в феврале 1944 года. В день, когда над Ленинградом грохотал салют в честь освобождения от блокады, Залётов вместе со своими бойцами форсировал Нарву. Под жестким артобстрелом, проваливаясь по пути в ледяные полыньи, они смогли добраться до берега, где закрепился враг,захватили немецкий штаб и продержались там, пока к ним не подоспела помощь. Последнее, что помнил Николай, немецкий танк, ехавший на него, и желтую вспышку выстрела. Тяжёлое ранение, как вспоминал сердобчанин, он получил в день своего рождения.

Всего за время войны Николай Залетов был ранен пять раз . 

Николай Залетов
Николай Залетов Фото: Пензенский государственный краеведческий музей

Два города

Третьего ордена Славы Николая Залётова удостоили за штурм летом 1944 года укрепрайона на Карельском перешейке. Во время боя погиб командир роты. Командовать группой прорыва доверили Залётову. Ему было приказано захватить посёлок, который имел стратегическое назначение: там сходилось несколько дорог. Залетов хитростью захватил объект и несколько дней удерживал его, отбивая контратаки.

«Только на четвертые сутки беспрерывных боев, преодолевая мощную систему заграждений, советский полк вышел на рубеж, занятый ротой Залетова. Командование удивилось, как старшему сержанту удалось так глубоко вклиниться в пресловутую «линию Маннергейма» и трое суток продержаться без всякой поддержки», - указывается в материалах Центрального музея Вооруженных Сил.

На ордене Славы 1-й степени, которым наградили Залетова, было выбито: «№ 1».

После войны Николай Андреевич работал на Сердобском часовом заводе, часто выступал перед школьниками, рассказывал о войне. Залётов повторял, что у него два родных города. Первый – Сердобск, второй – Ленинград. В Сердобске в честь Залётова названа улица, проходят соревнования по боксу. В Пензенском колледже транспортных технологий в честь него открыли класс героя. А ленинградцы присвоили ему звание почётного гражданина города за то, что 80 лет назад он был одним из тех, кто прорывал блокаду.

Материал подготовлен при содействии Пензенского краеведческого музея и Историко-краеведческого музея Сердобска.

Комментарий

Доктор исторических наук, профессор кафедры «История России и методика преподавания истории» историко-филологического факультета Пензенского госуниверситета Евгений Воейков:

Все вопросы из серии «Почему так долго воевали с немцами?» или «Почему не сумели прорвать блокаду Ленинграда в 1942 году?», или «Окружить немцев под Харьковом в мае 1942 года, удержать Севастополь летом 1942 года» подразумевают один главный ответ. У Красной армии был очень серьёзный и сильный противник – Вермахт (немецкая сухопутная армия). Воевали немцы в 1941 и во многих случаев в 1942 годах лучше нас по целому ряду параметров. Не следует сбрасывать со счетов и ошибки командования Красной армии, но это уже причины второго порядка.

Попытки прорваться к окружённому Ленинграду начали предприниматься ещё в сентябре – октябре 1941 года. Но в октябре 1941 года Георгий Жуков, назначенный командующим Западным фронтом, собирал все возможные резервы, чтобы создать новый фронт взамен погибшего в окружении под Вязьмой. Поэтому группировку дивизий Волховского фронта, предназначенных для прорыва блокады, погрузили в эшелоны и направили на защиту Москвы.

О Ленинграде сразу же вспомнили после разгрома немцев под Москвой в декабре 1941 года. Началась Любанская операция (январь – апрель 1942 г.). Но в Красной армии в первые месяцы 1942 года ощущался острый недостаток снарядов. Накопленные для наступления под Москвой запасы расстреляли в течение декабря, новые поступления поступали в мизерном количестве, потому что многие эвакуированные предприятия с большим трудом налаживали производство боеприпасов на новом месте.

В январе – марте 1942 года в Красной армии катастрофически не хватало танков и тяжёлой артиллерии – слишком большие потери были в летних и осенних боях 1941 года. А дать в заметных количествах новую технику (как и боеприпасы) промышленность смогла только к концу весны – началу лета 1942 года.

Резко возросли потери и снизились темпы продвижения наступающих войск Красной армии: атаковать оборону противника под огнём немецких гаубиц и пулемётов с одними винтовками и автоматами без поддержки своей артиллерии и танков можно, но не очень долго, не хватит никаких резервов восполнять потери. Из предназначенной для прорыва блокады Ленинграда группировки войск Волховского фронта прорвать на значительную глубину немецкую оборону смогла только 2-я ударная армия, которая в конечном итоге тоже застряла, не дойдя до Ленинграда 30 километров. Гибель в окружении значительной части сил 2-й ударной армии в июне 1942 года стала одним эпизодом из серии поражений Красной армии мая – июня 1942 года.       

Второй серьёзной попыткой прорвать блокаду Ленинграда в 1942 году стала Синявинская операция (август – октябрь 1942 г.), которая также закончились неудачей. В августе – сентябре 1942 года Красная армия вела тяжелейшие бои в Сталинграде, на Северном Кавказе и на Ржевском выступе. Выделить значительные силы ещё и для прорыва блокады Ленинграда в тот момент было просто невозможно, сама по себе попытка снять блокаду именно в этот момент была почти чудом. Прорвать немецкую оборону войскам Волховского фронта удалось, восстановленная 2-я ударная армия с другими частями не дошла до Невы всего каких-то 10-15 километров, наступающие части уже слышали отголоски выстрелов на Невском пятачке, где создали плацдарм войска Ленинградского фронта.

Но Гитлер потребовал взятия Ленинграда в сентябре 1942 года. В 1941 году взять город не удалось во многом потому, что Жуков как командующий Ленинградским фронтом активно применил корабельную артиллерию Балтийского флота для обороны города. Кроме того, Гитлер затребовал у группы армий «Север» в середине сентября почти все танки и самолёты для наступления на Москву. Первоначально планировалось оставить Ленинград в блокаде, чтобы население постепенно вымирало. Затем фюрер германской нации, вероятно, решил высвободить крупную группировку своих войск (группу армий «Север») и взять город на Неве (а потом уже уморить население). Из Крыма была переброшена армия Манштейна вместе с тяжёлой артиллерией, имевшая опыт взятия Севастополя.

Запланированное сентябрьское 1942 года немецкое наступление на Ленинград было сорвано, немецкая группировка обескровлена. Но наступающие части Волховского фронта понесли тяжёлые потери, опять пришлось прорываться из окружения.

Эпопея с прорывом блокады получает завершение в январе 1943 года (операция «Искра»). В это время ещё не была ликвидирована окружённая немецкая группировка в Сталинграде, части Красной армии только начали наступление на Северном Кавказе. Но руководство страны и командование Красной армии изыскало резервы. В этот раз коридор к окружённому городу был пробит вдоль южного берега Ладожского озера. Таким образом, попытки пробить кольцо блокады предпринимались постоянно с сентября 1941 года и до успешного частичного снятия блокады в январе 1943 года.      

 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах