aif.ru counter
255

Погодных дел мастера. Зачем синоптикам воздушный шар и волосы блондинки

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. «АиФ-Пенза» 17/05/2017
Снятие показаний с приборов происходит каждые три часа.
Снятие показаний с приборов происходит каждые три часа. © / Николай Козин / АиФ

В последние годы природа капризничает: то посреди зимы наступит оттепель, то в мае вместо долгожданных солнечных дней начнутся затяжные дожди. Специалисты связывают эти явления с деятельностью человека. Выбросы заводов и транспорт, выхлопные газы машин – все это нарушает природный баланс, делает природу нестабильной.

Но изменения погоды, какими бы внезапными они ни казались, можно спрогнозировать. Занимаются этим особые люди - синоптики.

Куда ведет тропинка?

Для того, чтобы составить прогноз, нужно собрать данные. Этот сложный процесс начинается на огороженной забором метеорологической площадке, где изо дня в день в любую погоду наблюдают за погодой метеорологи. Здесь в строгом порядке расставлены измерительные приборы. Перемещаться между ними можно только по специально проложенной тропинке, чтобы сохранить естественный покров.

«Снятие показаний с приборов происходит каждые три часа, - рассказывает наблюдатель Пензенского гидрометеоцентра Сергей Зазвонов. На этой маленькой площадке он главный эксперт и одновременно первый человек, с которого начинается кропотливая и трудоемкая работа по составлению прогноза погоды. – В зависимости от времени суток объем этот процесс меняется. Например, утром, в девять часов, измерения начинают с уровня радиации. Поэтому в начале обхода я кладу на специальную площадку дозиметр, а в конце забираю».

Чуть поодаль расположены устройства, при помощи которых наблюдатель контролирует нарастание изморози и льда (в холодное время года). Впрочем, «устройства» - это слишком громко сказано. С технической точки зрения в них нет ничего примечательного. Одно представляет собой металлическую раму, на которой закреплена проволока разной толщины, второе – вертикальную опору с фанерным кругом и проволочным же кольцом над ним. Принцип действия прост: например, если на фанере появилась ледяная корочка, то это иней. Если на проволоке – изморозь. Человеку постороннему может показаться, что разница невелика – в самом деле, какая городу польза от этой информации? Но наш рассказчик с таким умозаключением не согласен, говорит: польза – колоссальная.

«Иней – это тонкий неравномерный слой кристаллического льда, он практически безвреден, - объясняет Сергей Михайлович. – А вот изморозь может налипнуть на проводах – например, линий электропередач – и повредить их».

Так выглядит прибор для сбора осадков.
Так выглядит прибор для сбора осадков. Фото: АиФ/ Николай Козин

Дальше по тропинке расположены приборы для сбора осадков, снегомерные линейки. На отдельном очищенном от растительности участке измеряется температура почвы.

Так измеряют температуру почвы. Фото: АиФ/ Николай Козин

Чуть в стороне – еще ряд термометров, на этот раз для глубинных измерений. Чувствительные элементы в нем заключены в специальные металлические колбы, погруженные в землю. Длина самой большой – три метра. В руках ее просто так не удержишь, поэтому приходится использовать специальное опорное кольцо.

«А вот это, кстати, очень интересная вещь», - наш собеседник открывает дверь небольшой деревянной будки. Внутри – сложная конструкция из колбочек с водой, миллиметровых шкал и качающихся стрелок – психометрическая будка. – В ней закреплены два термометра и прибор для определения влажности – гигрометр. Его основной элемент – человеческий волос, причем обязательно женский и обязательно натуральной блондинки. Такие волосы очень чувствительны к перепадам влажности – они увеличиваются в длине, если влажность высокая, и уменьшаются, если становится суше. Эти колебания при помощи специального считывающего механизма «ловит» стрелка, которая перемещается по шкале прибора».

с помощью гелеографа измеряют солнечную активность.
С помощью гелеографа измеряют солнечную активность. Фото: АиФ/ Николай Козин

Конечно, прогресс не стоит на месте. В отдельной запертой на ключ будке стоят автоматические регистраторы – данные с них передаются сразу на компьютер, стоящий в здании метеостанции.

Полеты в тропосфере

Вторая часть работы – аэрологические наблюдения. Если наблюдатель снимает показания у поверхности земли, то зона ответственности аэрологов – небо.

«Главный инструмент аэрологов – радиозонд, - рассказывает начальник отдела обслуживания народного хозяйства Пензенского гидрометцентра Светлана Иванкова. – Это прибор для измерения метеорологических элементов (давления, температуры и влажности) в свободной атмосфере с помощью сигналов. Собой радиозон представляет ящик из пенопласта, внутри которого находятся датчики температуры и влажности, радиоблок и батарея. При выпуске он крепится к большому каучуковому шару, наполненному водородом.

В самых общих чертах процесс измерений выглядит так: техник-аэролог используя баллон с водородом наполняет оболочку зонда в специальном ангаре - газогенератороной, а потом отпускает в свободный полет. Зонд поднимается в небо – в хорошую погоду максимальная высота подъема может составлять 35-40 километров – где его «ловит» радиолокатор. Полученные по радиосвязи данные отправляются на компьютер, который сохраняет всю информацию в режиме реального времени. На предельной высоте шар лопается, и коробочка с датчиками падает на землю.

L означает «циклон»

Когда все наблюдения произведены, данные в закодированном виде и отправляются на обработку сначала в Самару, а оттуда в Москву – в один из трех главных мировых метеорологических центров. Возвращаются они в виде синоптических карт, которые человеку непосвященному, скорее всего, покажутся хаотичным нагромождением линий, цифр и непонятных символов. На самом деле, это географическая карта, на которой изображено состояние погоды на определенной, как правило, довольно большой территории. С этого момента и начинается работа синоптика, включающая в себя комплекс мер, действий, измерений и расчетов для того, чтобы предсказать с заданной вероятностью погоду на ближайшее будущее.

«На самом деле все не так сложно, как может показаться, - улыбаясь, рассказывает синоптик Наталья Храмцова. – Главное – знать язык метеорологических символов. К примеру, литера L означает циклон – область пониженного атмосферного давления, которая в большинстве своем несет непогоду. Литера Н – антициклон. Замкнутые линии называются «изобары» - это изолинии равного давления».

Синоптик Наталья Храмцова прекрасно разбирается в метеорологических символах.
Синоптик Наталья Храмцова прекрасно разбирается в метеорологических символах. Фото: АиФ/ Николай Козин

Обработка карт и все расчеты проводятся вручную. Прогресс – дело медленное и дорогое, просто так взять и поставить в метеоцентре современное оборудование, увы, не получается. Но, по словам нашего собеседника, недостаток техники с лихвой компенсируют опыт и знания сотрудников: чем дольше человек работает, тем чаще его прогнозы оправдываются.

«Да и то, сказать по правде, очень многое изменилось с течением лет, - продолжает Наталья Храмцова. – Например, раньше, еще в Советские годы, когда я только пришла сюда работать, синкарты печатались на химической бумаге, которая была токсичной, поэтому работа синоптика относилась к разряду вредных».

Точность краткосрочных прогнозов, которые составляет Пензенский Гидрометеоцентр – 92-98%. Оплошности, конечно, временами случаются. Но, как объясняет наш собеседник, только из-за того, что любой прогноз по своей сути – это построение предположений, основанное на имеющихся фактах и личном опыте. Да и погода, как мы писали выше, порой бывает крайне непредсказуемой.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество