aif.ru counter
167

Капли жизни. Пензенские доноры спасли сотни раненых фронтовиков

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. «АиФ-Пенза» 25/07/2018
Медики работали в тяжелейших условиях.
Медики работали в тяжелейших условиях. © / Валерий Замулин / Из личного архива

Эта победа, давшаяся ценой неимоверных усилий, переломила ход военной истории. Решающие бои шли с июля по август 1943 года. О героизме советских солдат написаны книги и сняты фильмы. А вот подвиг мирных жителей порой остается в тени.

Мало кто из наших земляков знает, что в 1943 году в Пензенской области было заготовлено 7750 литров донорской крови, которая поставлялась не только в госпитали, но и на фронт. О том, как это происходило, нам рассказал кандидат исторических наук, доцент педагогического института Вячеслав Власов.

Досье
Вячеслав Власов. Учёный, педагог, кандидат исторических наук, доцент кафедры «История России и методика преподавания истории» педагогического института ПГУ. Окончил историческое отделение историко-филологического факультета ПГПИ им. В.Г. Белинского и аспирантуру Московского педагогического института им. В.И. Ленина. С 1973 года работает в педагогическом институте (теперь университете). 24 года заведовал кафедрой отечественной истории, был проректором по учебной работе и первым проректором.

За два месяца до войны

- Вячеслав Алексеевич, насколько я знаю, первые эксперименты по переливанию крови в нашей области начались в 30-х годах прошлого века. Но тогда взятая у донора кровь могла храниться не более двух суток. Что изменилось к началу войны? Появились технологии, позволяющие хранить кровь гораздо дольше?

- Появились не только технологии, но и героические люди, и станция по переливанию крови. Она, кстати, была создана 11 апреля 1941 года - всего за два месяца до начала войны. Станцию разместили в двух деревянных корпусах областной больницы, а главврачом назначили 29-летнего Умяра Милушева, который к этому времени всего два года проработал терапевтом. Но он был очень талантливым и упорным. Отучившись после назначения 10 дней в московском Центральном институте переливания крови у профессора Богдасарова, он всего за месяц «натаскал» персонал пензенской станции – 50 врачей и медсестер. В мае 41-го она заработала.

- Кем были первые доноры?

- Когда началась война, первыми кровь сдали медики, работавшие на станции, и служащие драмтеатра - актеры, художники, гримеры. А потом пошла волна желающих, что подтверждает официальная статистика: если в мирное время в нашей области было всего 44 донора, то на пятый день войны - уже 150! За первый год Великой Отечественной кровь сдали 1200 пензенцев, за 1942-й - 3200. Пик донорства пришелся на 1943 год: в этот переломный для страны период кровь сдали 7 тысяч наших земляков. Всего же в годы войны в Пензенской области было 12 тысяч доноров. Причем, 90% из них - женщины. Разве можно после этого сказать, что у войны не женское лицо? По-моему - нет.

- К тому же, наверняка, многие сдавали кровь не по одному разу...

- Конечно. Например, работница швейной фабрики Рудковская сдала кровь 25 раз. А сотрудница этого же предприятия Заболотская - 27! Они обе сдали по 10,2 литра крови. А ведь в тяжелое военное время был дефицит овощей и фруктов, не говоря уже о мясе и рыбе. Но голод людей не останавливал. Они с готовностью и, я бы сказал, с самоотверженностью сдавали для раненых свою кровь.

Специальный рейс

- Каким образом донорская кровь попадала на фронт?

- В 1942 году наша станция перешла на массовую заготовку крови и сыворотки. А через год получила задание «сверху» приступить к снабжению донорской кровью фронтовых частей. Точнее - госпиталей, развернутых в этих частях. В 1943 году на пензенской станции заготавливалось по 50 литров крови в день. Раз в двое суток в Пензу прилетал специальный самолет, забирал 100 литров крови и переправлял на фронт. К этому времени уже были разработаны и внедрены технологии, позволяющие хранить кровь до 30 дней.

- Кровь поступала только на фронт? Или ее получали и военные госпитали, которых в нашем регионе было несколько десятков?

- Конечно, раненым, лечившимся в госпиталях, тоже нужна была кровь, и они ее получали. Если быть точными, в годы войны на территории Пензенской области было развернуто около 90 госпиталей - 1/3 от всех, расположенных в Среднем и Нижнем Поволжье. Благодаря мощным транспортным развязкам и близости к фронту, наш регион стал одним из самых крупных госпитальных центров. За годы войны в нем пролечилось 190 тысяч раненых! Эта цифра заслуживает уважения.

Располагались госпитали по всей области. Но, в первую очередь там, куда удобно было подвезти эшелоны с ранеными - недалеко от крупных железнодорожных станций. Госпитали развернули в Пензе, Башмаково, Бессоновке, Вазерках, Земетчино, Иссе, Кузнецке, Лунино, Наровчате, Нижним Ломове, Сердобске и т.д.

Бойцы поступали с фронта с разными ранениями, поэтому госпитали были узконаправленными. Например, у нас были челюстно-лицевой госпиталь, урологический, офтальмологический, хирургический и даже туберкулезный. Кстати, 66,8% всех раненых, лечившихся в пензенских госпиталях, были выписаны в воинские части. Это говорит о довольно высоком уровне госпитального медперсонала. Но и от тяжелых ран погибло немало фронтовиков - больше трех тысяч человек.

Кстати
В тяжелейшие военные годы наши земляки сдали 15589 литров крови. В 1941 году доноры пожертвовали раненым 127 литров крови, в 1942 - 2772 литра, в 1943 году - 7750 литров, в 1944 - почти 4 тысячи, в 1945 - около тысячи литров.

С миру по нитке

- Вы сказали, что у нас было развернуто около 90 разноплановых госпиталей. Где же набрали столько медперсонала?

- Привлекли всех пензенских врачей, медсестер и санитарок. Но персонала все равно не хватало. Пришлось «выписывать» докторов чуть ли не со всей России, в том числе из Москвы и Ленинграда. Приходилось доучивать и переучивать узких специалистов на хирургов: в годы войны эта была самая востребованная специальность. Переподготовка шла ускоренными темпами. Поделиться опытом и знаниями в Пензу приезжала «бригада» московских профессоров: они проводили для наших врачей так называемые десятидневники. В общей сложности во время Великой Отечественной войны было переподготовлено 782 врача и более 2 тысяч сестричек.

Надо сказать, работали они в тяжелейших условиях: не хватало ни лекарств, ни оборудования, ни продуктов, ни топлива. На двухместных койках часто размещали по трое раненых. А иногда их вообще клали на пол. И это было обычным явлением.

Но тяжело приходилось не только раненым. Медперсоналу тоже было не сладко. Врач госпиталя, который базировался в железнодорожном техникуме, Тамара Онурова вспоминала, как их перевели на казарменное положение и выход с территории медучреждения был категорически запрещен. А у нее дома осталась месячная дочка, которую нужно было кормить грудным молоком. Хорошо, бабушке разрешили приносить ее в госпиталь. Так и ходила женщина туда-сюда каждый день.

- Как же выживали госпитали? За счет финансирования из «центра»?

- Больше - за счет помощи местного населения. Каждый район Пензенской области шефствовал над каким-нибудь госпиталем. Это же делали и 435 предприятий. Помогали кто чем мог. Одни ремонтировали помещения, другие доставали продукты, третьи везли белье, четвертые «добывали» мебель.

Документально зафиксированы следующие цифры: мирным населением в госпитали было поставлено 7 тонн мяса, 2 тонны меда, 7 тонн кондитерских изделий, почти 20 тысяч комплектов постельных принадлежностей, 12 тысяч пар белья, 13,5 тысяч пар обуви. Плюс карандаши, ручки, бумага.

Простого человеческого участия тоже никто не отменял: оттрубив смену на работе, люди шли в госпиталь, чтобы поговорить с ранеными, помочь им написать письма домой, почитать газеты. И это участие было не менее ценно, чем материальная помощь. Школьники из Кузнецка, например, за учебную четверть перестирали одну тонну госпитального белья! А ведь тогда не было стиральных машин. Мальчишки и девчонки делали это руками в ледяной воде, и хорошо, если у них было хозяйственное мыло.

Переоценить подвиг мирного населения невозможно. И очень жалко, что сейчас, когда нет дефицита вещей и продуктов, многие госпитальные захоронения находятся в запустении. За ними не ухаживают, имена похороненных в них бойцов преданы забвению. Видимо, наступило время дефицита сердец.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах