Примерное время чтения: 8 минут
135

Глава пензенских афганцев: «Про нас не писали, что мы воюем»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 27. АиФ-Пенза 06/07/2022
Романов Кирилл / АиФ

1 июля в регионе впервые отметили День ветерана боевых действий. Казалось, после вывода советских войск из Афганистана, их число не должно было увеличиваться. Но пензенские бойцы продолжают участвовать в сражениях. Накануне выхода номера из командировки вернулось одно из спецподразделений Росгвардии в регионе.

О войне, войнах, о том, что в них меняется, а что остаётся неизменным, корреспондент «АиФ»-Пенза» поговорил с председателем Пензенской областной организации Общероссийской общественной организации «Российский Союз ветеранов Афганистана» Владимиром Холзиневым.

Досье
Владимир Николаевич Холзинев родился в 1961 году в семье рабочих Ахунского лесокомбината. С 1980 по 1982 гг. проходил службу в рядах ВС. В составе 40 армии исполнял интернациональный долг в Республике Афганистан. С декабря 1999 года по март 2000-го принимал участие в контртеррористической операции в Чеченской республике. В 2007 году вышел на пенсию в звании майора. Имеет правительственные награды.

Про нас не писали, что мы воюем

Ирина Акишина, «АиФ-Пенза»: Владимир Николаевич, утверждают, что в самом начале, как только в Афганистан вступили советские войска, не было яростного сопротивления. Оно началось после того, как в Пакистане американские инструкторы стали готовить моджахедов, начали накачивать их оружием. Вы согласитесь с этим?

Владимир Холзинев: Да, соглашусь. Я вошёл в Афганистан в конце 1980-го, и уже тогда  там появились пакистанские наёмники, шли караваны с оружием из Пакистана. Нельзя сказать, что со стороны населения была к нам яростная ненависть. Просто народ там был очень бедный. Днём человек пашет, а ночью он ставит мины. За каждого подорвавшегося советского воина, в зависимости от его звания, рода войск, афганцу платили деньги. 

Стоила жизнь одного советского солдата от 15 тысяч афгани. Это были серьёзные деньги, как сейчас 50 тысяч рублей. Мина стоила 6 тысяч афгани. Глава семьи пашет целый день, а детей у него много, кормить их нечем, вот он и идет к баю, просит деньги в долг на мину. Удачно её ставит, с ним расплачиваются, баю долг отдаст, себе на хлеб оставит и ещё пару мин прикупит. Днём он нам улыбается, а сам думает: когда же мы на его мину наступим.

Про нас не писали, что мы воюем. Я лично читал материал в газете «Неделя», где рассказывалось, что советские солдаты якобы находятся на учениях в Афганистане, даже ходят в увольнения в Кандагар! В увольнения, в Кандагар! Это надо было такое придумать?! Меня после этой статьи командир в шутку спросил: пойдёшь в увольнение? Я говорю: лучше сразу пристрелите. У нас накануне двое молодых воинов рванули за дынями и арбузами к бахче, которая рядом с нами находилась. Не стало ребят, их подстрелили. 

- Зачем тогда везли продовольствие в Афганистан, строили там предприятия. Может, это ошибка была?

- Многие товарищи уже после вывода войск ездили в гости в Афганистан, встречались с теми руководителями банд, с которыми воевали. Ни один памятник, который ставили нашим ребятам, не был разрушен. О нас вспоминают там добрым словом. А всё потому, что мы не только воевали с душманами, мы строили больницы, дороги, трубопроводы. Не помогать афганцам мы не могли.

Не узнать Урус-Мартан

- В Чечне была другая война?

- Я попал во вторую чеченскую кампанию, тогда людей гораздо больше ценили. Прежде чем воевать, проводили арт-подготовку, потом работала авиация, и только после этого начиналась зачистка. Много делалось для того, чтобы сохранить жизнь солдата. Хотя и тогда было всякое. Один раз удалось подслушать разговор в командирской палатке. Там говорили: «Да что жалеть их, ещё нарожают». На следующий же день нам дали приказ перейти на новые позиции и занять круговую оборону… Да, было и такое.

- Отношение местных было таким же, как в Афганистане?

- По-разному было. У кого-то дети воевали против нас. Для кого-то считалось честью убить иноверца-русского. Но немало оказывалось и тех, кто не принимал чью-либо сторону. 

- Как так получилось, что сейчас чеченцы, с которыми воевали 20 лет назад, теперь стали одной из главных сил в СВО?

- В Чечне очень сильно влияние кланов, а в них - старейшин. В своё время российские власти убедили перейти на свою сторону Кадырова. Да, тогда многие офицеры, узнавая об этом, срывали с себя погоны. Но сейчас его клан смог подчинить другие, руководит страной, его слушаются. 

И потом, вы посмотрите, что сделали с Чечней. В 2012 году приехал в Урус-Мартан, так я там центр не мог найти! Такой красивый город отстроили, такие мечети поставили! Я там даже потерялся, хотя во время службы каждый проулок знал. 

Сюда больше не звоните

- Вы с сослуживцами ездили в Украину, в ДНР, ЛНР. Как к вам относились?

- На Украине последний раз был в 2012 году, нас встречали очень хорошо. Поэтому мне до сих пор непонятно, что произошло всего через два года. Мы были друзьями, а стали москалями. У кого были контакты с сослуживцами с Украины, все они оказались разорваны, нам сказали: «Сюда больше не звоните». 

С мая 2014 года вместе с единомышленниками возил гуманитарную помощь в Луганск, в батальон «Заря», там, где командовал будущий глава ЛНР Игорь Плотницкий. И медикаменты передавали, и еду, и обмундирование. Долгое время батальон жил за счёт наших грузов. Нас спрашивали, зачем туда возите? Разве там живут хуже, чем у нас? А мы отвечали: у нас не стреляют. Когда были там, обстрелы видел собственными глазами: в 200-300 метрах от нас прилёты были.

Там тоже разные люди живут. Есть и такие, кто сначала в Россию съездит, поплачется, потом рванет на Украину – и там гуманитарку соберёт. Но в основном в те годы каждый сделал свой выбор: кто хотел быть с Украиной, тот уехал. Те, кто не хотел с ней быть – остались на Донбассе. За последние годы там восстановили предприятия, у людей появилась работа. И вот опять эвакуация, беженцы. Сейчас там граждане однозначно за то, чтобы войти в состав России.

- Вы следите за тем, как идут военные действия на Украине? Вас ничего не смущает?

- Вы сейчас спросите, а зачем мы сначала вошли в Киевскую область, а потом ушли из нее. А вы знаете, зачем мы в неё заходили? Знаете планы верховного главнокомандующего?
Вы же помните книги и фильмы  о Великой Отечественной войне. Там часто рассказывается о том, как батальоны направляют на определенные позиции, они принимают на себя удар, а в это время основные силы перегруппировываются и наступают на другом направлении, разбивая противника. Думаю, сейчас на Украине происходит то же самое. Война сейчас позиционная, противники часто не видят друг друга, только прилёты ощущают. Это другая стратегия, не надо судить о том, чего мы не понимаем.

Работа над ошибками

- Вы вместе с ещё несколькими организациями просили, чтобы в регионе появился день ветерана боевых действий. Зачем он был нужен? У нас и без того, казалось бы, памятных дат хватает…

- Мы пришли к этому постепенно. Есть ряд войн, приуроченных к определенной дате. Например, 15 февраля – это день вывода войск из Афганистана. Но наши ребята также воевали в Чечне, Косово, Грузии, Сирии... Мы написали обращение в правительство области, губернатору с просьбой учредить одну памятную дату. В результате наш регион стал третьим регионом в стране, который сделал это. Мы увидели, что ветераны и  их судьбы не безразличны власти.

- Принято решение о том, чтобы ребята, участвующие сейчас в СВО, получили статус ветерана боевых действий. От каких ошибок вы хотели бы уберечь власти?

- Льготы, которые есть для ветеранов, должны быть реальные, те, которые власть может предоставить. К сожалению, в 80-х годах тех, кто служил в Афгане, не брали на работу, потому что по закону должны были выделять им квартиру вне очереди. А ещё все эти меры социальной поддержки должны быть существенными. Что сейчас имею я, как ветеран? Могу получить садовый участок вне очереди. Это, конечно же, хорошо, но, наверное, не самое важное. Хочется, чтобы о важном не забыли. Мы со своей стороны готовы оказывать всяческую помощь ребятам, в том числе моральную, юридическую. Готовы выходить с различными предложениями к властям, добиваться, чтобы к нам прислушались. Опыт у нас в таких делах большой. Уже сейчас много делаем для того, чтобы поддержать бойцов и их близких. Не зря ведь ребята кровь проливают.

Читайте нас в Telegram-канале «АиФ-Пенза», социальных сетях «ВКонтакте», «Одноклассники».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах