aif.ru counter
128

Вальсируя по невзгодам. Супруги Панины раскрыли секреты семейного счастья

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 28. «АиФ-Пенза» 12/07/2017
Супружескую чету Паниных в Пензе знают многие.
Супружескую чету Паниных в Пензе знают многие. © / Ольга Семенеева / АиФ

Платье в пол, строгий костюм, маленькая изящная женская ручка в его все еще крепкой руке. И бездонное море нежности во взгляде, в котором, кажется, можно утонуть. Разве скажешь, что каждому из супругов этой любящей пары почти восемьдесят? Разве подумаешь, что за их плечами военное детство, наложившее отпечаток на всю жизнь?

В День семьи и любви они снова танцуют вальс, как и 55 лет назад на своей свадьбе. А мне кажется, что я смотрю старый черно-белый фильм. Одна сцена сменяет другую, а главные герои все вальсируют и вальсируют. Раз, два, три...

Фото: АиФ/ Ольга Семенеева

Тонкая натура

Супружескую чету Паниных в Пензе знают многие. В свое время Петр Андреевич преподавал в местном ВТУЗе и был главным конструктором компрессорного завода. А Лидия Федоровна 10 лет проработала инженером в областной онкологической больнице. Запускала первую лучевую пушку, появившуюся в нашем городе, и лично присутствовала на операциях.

«Это нужно было для того, чтобы понять, как развивается опухоль, как расползаются по организму метастазы», - объясняет Лидия Федоровна.

Ее тонкой, артистической натуре, всю жизнь увлекавшейся балетом и театром, было невыносимо мучительно смотреть на страдания людей. А одну операцию она запомнила на всю жизнь, когда на хирургическом столе лежала ее подруга. После оперативного вмешательства и лучевой терапии женщина прожила еще 5 лет, но потом все же ушла в мир иной.

«Я вдруг поняла, что если останусь и дальше в онкологическом отделении, то окончательно провалюсь в депрессию и мне не поможет даже мой жизнерадостный характер», - рассказывает наша собеседница.

А характер у нашей героини не просто жизнерадостный, он кипящий, бурлящий и искрящийся одновременно. Она и поет, и пляшет, и катается на коньках, и приобщает к физкультуре пенсионеров – проводит с ними зарядку в одной из пензенских школ. В ее графике почти нет свободного времени. Два дня в неделю - физкультура, два – хор, один раз танцы и один, но обязательно - каток. Без коньков и танцев свою жизнь Лидия Федоровна не представляет.

«Бывает, полушутя спрошу мужа: «Петь, щи в холодильнике есть? Тогда я танцевать!». И убегаю, - посвящает нас в тонкости семейной идиллии Лидия Федоровна. - Я очень благодарна супругу за понимание и поддержку. Мне очень жалко женщин, жизнь которых ограничена стенами кухни. И как хорошо, что у нас все по-другому!»

Петр Андреевич не такой гиперактивный, как его супруга, но и он не проводит пенсию на диване. Вместе с женой поет в хоре «Ровесники» и иногда выходит на сцену, чтобы станцевать с ней любимый вальс. Раз, два, три...

Отпечаток на всю жизнь

Панины - дети войны. Страшное голодное детство Петра Андреевича прошло в оккупированной румынами Керчи. Его отец воевал и мама одна как могла тянула троих ребятишек. Старший - Николай - в то время был 16-летним подростком, рвался на фронт, но его, разумеется, не брали. Зато оккупанты несколько раз угоняли его на сборный пункт, но отчаянный паренек сбегал.

Во время очередного такого побега Коля спрятался в погребе родного дома. За минуту до того, как в избу ворвался румынский офицер, родные паренька успели прикрыть лаз в погреб половичком. Это его и спасло.

Оккупант, обшарив дом, потребовал выдать беглеца. Но мать, у которой разрывалось от горя сердце, молчала. Тогда офицер заявил, что будет сидеть здесь до тех пор, пока ему не скажут, где прячется Николай. Однако перепуганное на смерть семейство хранило молчание. Не сдались даже младшие детки - Петя и его сестра Нина. Они хлюпали носами, вытирали кулачками слезы, но молчали.

После нескольких часов ожидания румын не выдержал, вскинул пистолет и пригрозил выстрелить в мать. То, что произошло дальше, Петр Андреевич до сих пор вспоминает с содроганием: «Мама схватила нас с сестренкой, выставила вперед и закричала: «Стреляй сначала в них! Они без меня все равно не выживут!» Нас с сестрой парализовал ледяной ужас. Мы уже не понимали, что происходит, а только голосили, что есть мочи».

Что чувствовал в тот момент оккупант неизвестно. Но он опустил пистолет и вышел из избы. Потом Николай все-таки попал на фронт. Прошел Китай, Маньчжурию, дошел до Порт-Артура. А Петр долго не мог оправиться от пережитого шока.

«Я несколько лет испытывал страх перед людьми, - рассказывает пожилой мужчина. - Боялся всех подряд. Когда в дом кто-нибудь заходил (даже если это были знакомые) - забивался под кровать».

Постепенно страх прошел, а замкнутость осталась. Хотя лично мне Петр Андреевич не показался замкнутым. Скорее он - скромный и интеллигентный человек. Окончив Новочеркасский политехнический институт, он оказался в Пензе по распределению. Работал на заводе, жил в общежитии. Иногда по вечерам ходил с другом в ближайший Дом культуры на танцы. Там и произошла судьбоносная встреча с девушкой, которая стала его путеводной звездой. Здесь они станцевали с Лидочкой свой первый вальс. Раз, два, три...

Милая традиция

Лидия Федоровна - тоже ребенок войны. Но ее детство не было столь ужасным, как у супруга.

«Да, было голодно и страшно, но нас хотя бы не бомбили и это уже счастье, - рассказывает собеседница. - Нашу семью от голода спас участок, на котором мы сажали картошку. А ребятишки в доме делились друг с другом любой едой. Да вообще все очень дружно жили! Доверяли, поддерживали, даже двери в квартиры не закрывали».

В семье Паниных как реликвия хранится последнее письмо отца Лидии, который погиб в 1942 в окружении под Ленинградом.

«Он обращался к моей маме на «Вы» и очень ее любил, - констатирует Лидия Федоровна. - А как разговаривает современная молодежь? Эй, ты, пойди сюда! Ну и о каком взаимном уважении может иди речь? А без него крепкую семью не построишь».

Пережить тяжелое послевоенное время и даже забыть о постоянно преследовавшем голоде, Лиде помогали ее неуемная жизнерадостность и фонтанирующая активность. Все свободное время она пропадала в Доме культуры. Днем репетировала в театральном кружке, а по вечерам танцевала. Во время очередного танца ее и заметил Петр Андреевич.

«Помню, мне подружка тогда сказала: Лидусь, обрати внимание - паренек-то хороший! Худенький, скромный», - вспоминает женщина. - Да он до сих пор скромный. И очень добрый».

Повстречавшись немного, влюбленные решили пожениться. Свадьбу сыграли скромную - без колец и роскошного наряда. Белое платье, конечно было, но простенькое, его сшила мама из подаренного подругой креп-жоржета. Кстати, оно сохранилось до сих пор: занимает почетное место в шифоньере среди любимых нарядов. Лидия Федоровна даже танцевала в нем на одном из концертов.

«Жена сохранила и свадебное платье, и свадебный размер!», - не без гордости подчеркивает Петр Андреевич.

Так держать!
Тихая спокойная пенсия - это не для Паниных. Каждое воскресенье Лидия Федоровна проводит на катке в Рубине. Пробовала ходить на другой каток, но там ей не хватает простора. «Разогнаться не получается, - смеется пенсионерка. - Если бы у меня была клюшка, я бы еще и голы позабивала!» А несколько лет назад, когда Лидии Федоровне было уже за семьдесят, она впервые встала на горные лыжи. Это было в Карпатах. Лихо скатилась с горы и ни разу не упала.

Семейная жизнь Паниных начиналась скромно: они делили крохотную комнатку в коммуналке вместе с Лидиной мамой. Чтобы создать свой уголок, купили ширму, но на тесноту никогда не жаловались. Собственная квартира появилась у них в 1963 году. Ее дали от завода, когда у супругов родилась первая дочка Оленька. Вторая - Евгения - появилась в 1967 году. Обе стали врачами. Ольга - педиатром, а Евгения долгое время работала в системе ФСИН. Сейчас она подполковник в отставке.

Глядя на семейные фотографии Паниных, понимаешь, что это по-настоящему счастливые люди. Но на просьбу раскрыть секрет семейного благополучия, они лишь улыбаются и пожимают плечами.

Фото: АиФ/ Ольга Семенеева

«Все секреты давно описаны классиками и лучше уже не скажешь, - рассуждает Петр Андреевич. - Знаю точно, что без уважения и терпения семейную жизнь не построишь. Ну и, конечно, друг друга нужно беречь».

Но все же есть у этой семейной пары милая традиция, подогревающая их любовь. Это крепкий кофе, приправленный нежной песенкой. Дело в том, что Лидия Федоровна – «сова». А Петр Андреевич, по ее словам, - «дисциплинированный жаворонок». Поэтому он всегда готовит по утрам кофе. А чтобы побыстрее разбудить любимую жену, тихонечко поет ей на ушко: «На заре ты меня не буди».

В марте этого года супруги Панины отметили изумрудную свадьбу - 55 лет совместной жизни. Друзей и близких они снова порадовали своим любимым вальсом. А 8 июля Лидия Федоровна и Петр Андреевич вальсировали на балу, который был посвящен Дню семьи, любви и верности. Раз, два, три...

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах