aif.ru counter
136

ТЭЦ зажигает огни. Кто заставляет сердце города биться?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 51. «АиФ-Пенза» 16/12/2015

Ко Дню энергетика газета «Аргументы и факты-Пенза» вместе с филиалом «Пензенский» ПАО «Т Плюс» представляет рассказ о тех, кто наполняет солнцем Пензу.

Не пуд соли съесть

Светлана Сукманова признается – когда-то она пришла на арбековскую котельную просто для того, чтобы иметь возможность позаботиться о семье. И никак не ожидала, что полюбит эту непростую работу всей душой и останется там, на долгих тридцать два года.

Начинала Светлана Ивановна лаборантом – при помощи системы фильтров очищала воду, поступавшую в теплосеть. Самое яркое воспоминание, оставшееся у нее с того периода, связано… с солью.

«Фильтры время от времени забивались, и их тоже приходилось очищать, - рассказывает наша собеседница. – Делалось это при помощи соли. Ее привозили к нам грузовиками – когда в мешках, когда в пачках, когда и просто россыпью. И если была моя смена, я одна таскала эти мешки, вскрывала пачки. На один фильтр уходила почти сотня мешков, в каждом – по пятьдесят килограммов».

Светлана Сукманова проработала в энергетике 22 года.
Светлана Сукманова проработала в энергетике 22 года. Фото: АиФ

А если соль привозили зимой, Светлана Ивановна без ахов и охов бралась за лом и долбила прихваченную морозом, сверкающую на солнце груду.

Потом ей предложили перейти на водогрейные котлы, и женщина, почти не раздумывая, согласилась.

Сейчас работу котлов контролирует автоматика. В то время все приходилось делать вручную – крутить огромные вентили, следить за давлением и температурой, подниматься под самый потолок по тряским металлическим лестницам, чтобы добраться до какой-нибудь особенно важной задвижки. И все равно Светлана Ивановна ни разу не пожаловалась – а спустя всего каких-то пару-тройку лет навсегда прикипела душой к работе энергетика.

«Вот вы думаете, котлы одинаковые? – улыбается она. – Нет, совсем нет. Они как люди – у каждого есть что-то свое, свои особенности, своя индивидуальность. Где-то кнопка заедает, где-то горелка разгорается чуть быстрее. И отношусь я к ним как к людям – с любовью, уважением. И пока могу – буду работать».

Дорога длиной в полжизни

Александр Трусов пришел на ТЭЦ-1 в конце семидесятых, в непростое, переходное время. Переходное в прямом смысле слова – станцию переводили с угля на природный газ.

«Первое время я работал в котлотурбинном цехе, - вспоминает Александр Иванович. – Обслуживал энергетические котлы – огромные, высотой с пятиэтажный дом, машины, внутри которых постоянно горит огонь, сжигающий топливо».

Александр Трусов называет свою работу архиважной.
Александр Трусов называет свою работу архиважной. Фото: АиФ

Работа, признается наш герой, была архиважная – котлы давали технический пар, который вращал турбины, вырабатывающие электрический ток.

«Особенно сложно было со старым оборудованием, где дожигали уголь, - продолжает Трусов. – Газ – он ведь сгорает полностью, ничего от него ни на горелках, ни на стенках котла не остается. Уголь – другое дело. Бывало, от огромной температуры он спекался в твердый комок, и «забивал» горелки. Тогда нам приходилось открывать люки и ломами этот нагар – глыбу весом в несколько тонн – сбивать. Выходили с рабочего места потом все черные».

Главным инструментом управления котлами был занимающий целую комнату щит, на который выводились данные со всех систем – от температуры до скорости вращения мельниц, дробящих уголь в мелкий порошок. Сотни датчиков, тысячи цифр. Отвлекаться нельзя ни на минуту – от работы паровых машин зависел тогда, зависит и сейчас весь город.

Инженерная смекалка

Андрей Куликов, пожалуй, лучше всех понимает, насколько важна, точность в работе энергетика. Семь лет он работает на Пензенской ТЭЦ-2 с начала в лаборатории тепловой автоматики и измерения. Если на станции начинал барахлить какой-то датчик, то звали Куликова с бригадой, и он неполадку устранял. И хотя на словах все выглядит довольно просто, были в его работе моменты, когда все решала инженерная смекалка и физическая сила.

Андрей Куликов проработал на Пензенской ТЭЦ-2 семь лет.
Андрей Куликов проработал на Пензенской ТЭЦ-2 семь лет. Фото: АиФ

«Сломался у нас однажды прибор, контролирующий осевой сдвиг ротора турбины – деталь, которая приводит в движение лопасти, - вспоминает Куликов. – она, эта деталь, может сдвигаться лишь на десятые доли миллиметра. Чуть больше – и турбина встанет».

Прибор благополучно починили. Но для того, чтобы его откалибровать – убедиться, что он показывает данные точно – тридцатитонный стальной ротор пришлось двигать… обыкновенными ломами. И ничего – справились.

Сейчас Андрей Николаевич возглавляет котлотурбинный участок ТЭЦ-2. Он, в отличие от двух других наших героев, представитель нового, молодого поколения мастеров. Смеясь, Куликов признается: к работе в сфере энергетике его, кажется, привела сама жизнь.

«У меня отец здесь долго работал, - рассказывает наш собеседник. – А жили мы на Шуисте. И получалось так, что станцию я с самого детства постоянно видел из окна: ложусь – трубы дымят, просыпаюсь – трубы дымят. Ну как тут не заинтересоваться?»

Он и заинтересовался. И, пройдя профессиональный путь от слесаря до руководителя, ничуть об этом не жалеет. Говорит, что главное в работе на ТЭЦ – ответственность перед собой и перед людьми, перед заказчиками для которых поставляется тепло и электроэнергия. Ответственность – и еще, пожалуй, сплоченность. Когда каждый на своем месте. Когда каждый, случись вдруг беда, обязательно придет на помощь.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах