Примерное время чтения: 7 минут
102

Сурский рубеж. Как Пензенская область готовилась к обороне в годы войны

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. АиФ-Пенза 25/05/2022
Окопы в селе Пыркино Бессоновского района.
Окопы в селе Пыркино Бессоновского района. / А.В. Корочаров / Из личного архива

Кажется, что Великая Отечественная война изучена в мельчайших деталях. Сняты сотни фильмов, написаны тысячи книг, прочитаны десятки тысяч лекций. Но даже такое хронологически близкое событие хранит факты, оставшиеся в тени сражений и военных операций. Доказательство тому - малоизвестная история создания Сурского рубежа. 

Линия судьбы

Осенью 1941 года за счёт тактики блицкрига, большого числа моторизированных частей, колоссального преимущества в воздушном пространстве войска Германии стремительно наступали. К середине октября советское руководство рассматривало самые катастрофические сценарии развития войны. В Самаре (тогда город назывался Куйбышев. – Корр.) оборудуют резервную Ставку Верховного Командования на случай взятия Москвы, а в европейской части страны начинается масштабное строительство тыловых укреплений. Задача у них одна – задержать врага. 

Это сейчас каждый пензенский школьник знает: в годы войны на территорию Пензенской области не ступала нога солдата Вермахта. Однако в конце 1941 года в регионе готовились дать отпор противнику. А какая оборона без укреплений? Потому Постановлением Государственного комитета обороны от 13 октября 1941 года образовано Главное Управление оборонительного строительства при НКО СССР. Задача у органа - строительство двух укреплений. Первое проходило через реки Ока и Цна, доходя до устья Дона. Второе - по берегам Волги до Каспийского моря. Часть второго рубежа должны были построить на территории Пензенской области, по берегу Суры. Возведением этой линии занялись оставшиеся в тылу жители. 

Объём работ предстоял титанический. Во многом - из-за сроков. До конца года планировалось построить линию обороны от поселка Лунино, следуя через Бессоновку, Пензу, Лемзяйку и Ключи. Параллельно с этим возводилась еще одна линия, берущая начало в Лунино. Далее она проходила через Мокшан, Загоскино и Александровку. План предусматривал завершение работ до конца 1941 года.

«Условия труда были нечеловеческие, - рассказывает замдиректора пензенского краеведческого музея Виктор Кладов. - Первоначально было собрано несколько десятков тысяч жителей области, оставшихся в тылу. Подавляющую часть из них составляли женщины, подростки, старики. Трудились после основной работы, приходили в выходные. Планировалось работать 4-5 часов, с учётом морозов. А по факту выходило и 10, и 12 часов. Участники вспоминали, что рабочий день длился буквально от рассвета до заката». 

Вгрызавшиеся в землю

В тот год зима выдалась холодной. На участке, где должны были появиться окопы и дзоты, грунт промёрз на глубину более метра, и его сначала приходилось прогревать костром из еловых веток. Где-то счищали метровый слой только выпавшего снега. Где-то на глубине встречалась галька. Потому рабочие буквально вгрызались в землю. Сохранилось немало воспоминаний об условиях труда, которые невозможно спокойно читать.

«Мы плакали, но долбили, ладони превращались в сплошную кровавую мозоль, ныли так сильно, что невозможно было уснуть», - вспоминала участница строительства А.И. Чернова. 

Мёрзлую землю пробивали ломами, глыбы земли вытаскивали руками. Неподалёку были костры, у которых можно было погреться. Но помогало мало, как вспоминала другая участница работ П.А. Апакина: санчасть не успевала лечить обмороженных. Люди гибли из-за огромных нагрузок, мороза до -45 градусов. Из-за тяжести условий не всегда удавалось выполнить норму в два выкопанных кубометра. Иногда средняя выработка оказывалась в 2-3 раза меньше. Техника тоже имелась: для помощи из местных совхозов и МТС выделяли тысячу тракторов. Правда, людей было задействовано в десятки раз больше. Так что создание рубежа было задачей людей, а не техники. 

Невольно возникает вопрос: неужели стоило жертвовать жизнями советских людей ради этих траншей? Ведь до Пензы фашисты так и не дошли: линия фронта застыла в более чем сотне километров от области.

«Тогда даже не поднималось вопроса о надобности строительства, - объясняет Виктор Кладов. - Стратегическая инициатива и превосходство сил были у Вермахта, и советское руководство готовилось к самым пессимистичным раскладам. Создание линий обороны было неизбежным шагом. И сами люди понимали огромную ценность своего труда».

Забытый вал

Сурский рубеж был важным стратегическим пунктом обороны. Во-первых, он закрывал направление на Самару, куда предполагалась эвакуация советского руководства. Во-вторых, он прикрывал никак не защищенную Пензу от потенциального наступления. В книге «Пензенский оборонительный рубеж и оборона Пензы в 1941-45 годах» ярко показана уязвимость города. Наиболее вероятные участки возможного прорыва инспектировал руководитель общей тактики Высшей военной школы РККА генерал-майор Богдан Колчигин.

Тогда Богдан Константинович лично залез на трактор, имевший проходимость как у танка, и проверил, как потенциальный «Панзеркампфваген» (немецкий танк. – Корр.) проедет до Пензы. Результаты оказались неутешительными. Овраги на подступах и снежный покров оказались легко проходимы для бронетехники. Вероятное нападение ожидалось с северо-запада, с той стороны были холмы, и Пенза оказывалась ниже их уровня. Это давало противнику идеальный сектор обстрела орудиями дальнобойной артиллерии: с высоты город был как на ладони.

Для защиты предполагалось создать серьёзную систему оборонных сооружений: противотанковые и противопехотные сооружения, огневые точки, землянки. Линия должна была ощетиниться рвами, колючей проволокой, минными полями. При этом командование понимало, что Пензу удержать не удастся. Но фашисты заплатили бы большую цену за взятие города, положив несколько десятков тысяч солдат. 

Работы над рубежом закончились в январе 1942 года. К счастью, боевого крещения он так и не получил.

В Пензенском государственном архиве собрана подшивка почти всех пензенских газет времён ВОВ. В заметках можно найти описание жизни горожан в военные годы, подготовки населения к возможным налётам авиации, советы по организации гражданской обороны. Но ни слова о строительстве рубежа. Вероятно, секретность стала одной из причин того, что эту тему подняли только почти спустя полвека.

«Возможно, история его создания осталась в тени из-за акцента на изучении фронтовой истории. Поворот к истории тыловой повседневности обозначился лишь в последние десятилетия», - высказывается Виктор Кладов.

Сейчас саму линию укреплений тяжело найти. После коренного перелома и перехода инициативы в сражениях к Красной Армии рубеж разобрали за ненадобностью. Какие-то приспособления использовали, траншеи и рвы оползли и сравнялись с землёй. Пензенский рубеж остался лишь в памяти пензенцев, которые совершили подвиг, создав на берегах Суры эту линию обороны. 

На днях Виктор Кладов презентовал книгу «Пензенский оборонительный рубеж и оборона Пензы в 1941-1945 годах», в которой собраны документы и материалы о строительстве. Наряду с архивными протоколами и приказами в ней есть и живые воспоминания пензенцев о возведении оборонительной линии. Однако ставить точку в изучении Сурского рубежа рано.

«Следующие пункты исследования – продолжение сбора воспоминаний, рассказов участников строительства. К сожалению, пока мы не можем назвать поименно всех, кто причастен к этому трудовому подвигу. Но в планы входит работа над этой задачей», - заключает Виктор Кладов.

Подготовлено на основе книги «Пензенский оборонительный рубеж и оборона Пензы в 1941-1945 годах».

Читайте нас в Telegram-канале «АиФ-Пенза», социальных сетях «ВКонтакте», «Одноклассники».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах