(обновлено )
Примерное время чтения: 14 минут
951

От Буденного до Паулюса. Как пензенский генерал стал легендой двух войн

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9. АиФ-Пенза 28/02/2024 Сюжет Пенза в годы Великой Отечественной войны

Он подбирал коней для армии Будённого, три года провёл в застенках НКВД, а потом отвечал за снабжение войск, бившихся под Сталинградом, и за содержание пленных солдат Паулюса. Речь идёт об уроженце сурского края генерал-майоре интендантской службы Григории Александрове.

Статьи о нём есть во многих энциклопедиях и справочниках. Но информация в них очень скупая. В начале этого года родственники военачальника передали в Пензенский краеведческий музей более сотни документов, рассказывающих о жизни офицера.

Генерал Григой Васильевич Александров.
Генерал Григорий Васильевич Александров. Фото: Пензенский государственный краеведческий музей

Искал коней для Будённого

Григорий Александров был совсем не генеральского роста, скорее, его можно было назвать приземистым. Родные вспоминают, что он носил обувь 35 размера.

Он входил в число тех, кого называли элитой Красной Армии, имел богатейший опыт службы, но не был потомственным военным. Он обладал энциклопедическими знаниями, оставил после себя большую библиотеку, но в детстве не смог даже закончить второклассное училище – у родителей не было денег.  

Александров родился в бедной семье в селе Марьевка/Марьино (Петровского уезда Саратовской губернии, сейчас оно называется Колышлекой и относится к Пензенской области). Возможно, Григорий Васильевич повторил бы судьбу родителей-крестьян, но началась Первая Мировая война, потом Гражданская. Григорий Васильевич был участником обеих. В Гражданской встал на сторону Красной Армии, его карьерный рост был стремительным.

В 1918 года он начал служить в военном коневодстве, сменил несколько должностей. Был даже военцензором, уездвоенкомом (в г. Новоузенске), уполномоченным и заместителем председателя Комиссии по борьбе с дезертирством Северо-Кавказского военного округа. С 1923 года занимал разные должности на конезаводах. В том числе был управляющим военконезаводом им. 1-й Конной армии, которой командовал Будённый. Прославленный командарм пензенца ценил, за службу, как рассказывали родные, подарил золотые часы.

Из архива Григория Александрова. В центре Семён Будённый.
Из архива Григория Александрова. В центре Семён Будённый. Фото: Пензенский государственный краеведческий музей

Александров учился на курсах по коннозаводству при Московском зоотехническом институте, и это несмотря на то, что поступил на них, когда ему было уже под 30 лет. В 1928 году он становится начальником Управления военных конных заводов РККА, с этого момента он отвечал за конницу для Красной Армии. На работе горел.  Сохранился его доклад, в котором он критиковал работу конных заводов Северо-Кавказского треста, Александров утверждал: там зазря пустили под нож элитных жеребцов-чемпионов.

Для того, чтобы добыть лучших жеребцов, ездил за границу. Объехал всю Европу, родные утверждают, что был даже в Японии и Китае. Судя по документам, делал это тайно, не под своим именем.

«Он отслеживал ситуацию с торговлей лошадьми на крупнейших мировых аукционах. Известно имя, под которым совершались эти поездки, – Алехин Григорий Васильевич. Командировки оформлялись по линии Наркомата Внешней торговли», - указывает зам. директора ГБУК «Пензенский краеведческий музей» Сергей Никушкин. Службу оценили, именно за неё он получил свой первый Орден Ленина, об Александрове написала газета «Правда».

Но заслуги не уберегли его от чистки, которая началась в рядах Красной Армии в 1937 году.

Враг народа

В Пензенский краеведческий музей передано товарищеское письмо Александрова, он написал его после знаменитого XX съезда партии (1956 год). Даже спустя почти 20 лет боевой офицер не может сдержать эмоции, описывая очные ставки и лживые обвинения в свой адрес. От них пострадал не только он, но и его жена.

«В октябре 1937 г. был арестован как враг народа, обвинение мне было предъявлено по ст. 58: шпионаж, диверсии, вредительство. За 3 года пребывания в застенках НКВД ни разу допрошен не был, если не считать мата, издевательства, пыток, инквизиции, принуждений оклеветать себя и подчиненных честных товарищей по партии, по службе, по работе», - писал Александров.

Сохранился ответ от 1991 года из КГБ, выданный дочери генерала, она просила предоставить справку о реабилитации родителей. В ведомстве ей ответили, что отправить указанный документ «не представляется возможным, так как  они (родители) к уголовной ответственности в досудебном и судебном порядке не привлекались». Супругов несколько лет продержали под арестом, но доказать их вину так и не смогли.

В 1939 году в НКВД начали пересматривать многие дела и заговорили о перегибах в расследованиях о шпионаже. Григорию Васильевичу помог генерал Андрей Хрулев, тот самый, имя которого носит филиал военной академии материально-технического обеспечения в Пензе. В 1940 году Александрова освободили и восстановили в Красной Армии. До Великой Отечественной войны оставалось меньше года.

От сапог до пушек

Генерал Александров мог обидеться на власть, на страну. Но вместо этого  продолжал ей верно служить. В годы Великой Отечественной был интендантом 28-й, 20-й и 24-й армий. То есть отвечал за снабжение всего, что требовалось бойцам: от сапог до пушек.

Судьба не скупилась на испытания. Георгия Васильевича назначили начальником управления тыла 64-й армии, той самой, что воевала под Сталинградом.  

Вот как о боях в этом городе писала американская газета «Нью-Йорк геральд трибюн» в сентябре 1942 года: «В невообразимом хаосе бушующих пожаров, густого дыма, разрывающихся бомб, разрушенных зданий, мертвых тел защитники города отстаивали его со страстной решимостью не только умереть, если потребуется,… но и наступать… Такие бои не поддаются стратегическому расчёту; они ведутся со жгучей ненавистью, со страстью, которой не знал Лондон даже в самые тяжёлые дни германских воздушных налётов. Но именно такими боями выигрывают войны».

Организацию подвоза снарядов для различных видов оружия, провизии, медикаментов через Волгу под непрекращающимися обстрелами можно назвать настоящим подвигом. Александрову помогала крестьянская смекалка, напористость.

О том, как он решал невыполнимые задачи, в своих мемуарах рассказал начальник штаба 64-й армии Иван Ласкин: «Г. В. Александров имел богатый опыт работы, неиссякаемую энергию, твёрдый характер и делал всё возможное для бесперебойного снабжения армии. Он почти каждый вечер являлся в Военный совет и докладывал о состоянии тыла и обеспечения всем необходимым войск, настойчиво просил позвонить в какую-либо инстанцию — потребовать, согласовать, уточнить, попросить, подтолкнуть».

Часто Александров перепрыгивал через головы командиров и звонил напрямую в Наркомат обороны и даже начальнику тыла Красной Армии генералу Андрею Хрулеву.

— Уж очень настырный и шумный у вас характер, Григорий Васильевич. Помогает ли он в деле? – шутя, выговаривал ему как-то Ласкин.

— Тыл — организация особая, Иван Андреевич, — отвечал Александров. — Тут одного приказа мало. По опыту знаю, что надо многих тормошить, а многое добывать самим. Без настырности тут никак не обойтись...

90 тысяч пленных

Генералу Александрову пришлось снабжать не только бойцов Красной Армии. На его долю выпала и другая обязанность – обеспечить провизией пленных немцев, которые в феврале 1943 года, попав под Сталинградом в котёл, решили сдаваться.

То, в каком состоянии они находились, рассказывал все тот же Ласкин: «Наши красноармейцы небольшими группами и даже в одиночку конвоировали колонны пленных немцев, потерявших всякий воинский вид. Обутые в эрзац-валенки, накрытые и обмотанные полотенцами и женскими платками, обросшие бородами, на которых застыли сосульки, они были похожи на дикарей… Некоторые из них впивались безумными и ледяными глазами в наших красноармейцев, гордо стоявших и наблюдавших эту картину, на их добротные валенки, полушубки и ушанки».

Только в черте Сталинграда в плен попало более 90 тысяч солдат и офицеров Вермахта. Но немцы сдавались  и по другим фронтам, об  окончательной цифре до сих пор спорят. Пленных было приказано передать на содержание тыла 64-й армии, то есть генерала Александрова. Ласкин вспоминает: как только пензенец узнал об этом, то вбежал в кабинет к начальнику штаба и сразу связался с генералом Хрулевым.

— Зачем вы без ножа зарезали старого своего сослуживца? — кричал он в трубку. — Зачем возложили на меня кормежку девяноста тысяч пленных? Где мы возьмём продукты, по какой норме кормить их, в чём готовить пищу? У меня целая армия своих людей. Тыл армии и без того измучился, обеспечивая полгода под огнём врага огромную армию. Учтите и то положение, что по приказу командарма мы проводим сбор вооружения, техники и боеприпасов противника, разбросанных по широким степным просторам у Сталинграда. Прошу организацию питания пленных возложить на другую армию.

— Я вас, дорогой Григорий Васильевич, помню и знаю давно, - отвечал генерал Хрулев. - Ваши способности и умение выходить из любого трудного положения мне тоже известны. Именно поэтому на вас и возложена эта задача. А мы вам поможем.

Тут невозможно обойтись без сравнения. Под Сталинградом в плен попали и десятки тысяч советских военнослужащих. Когда немцев стали окружать и с провизией начались проблемы, пленных бойцов РККА перестали кормить. Большая их часть умерла от голода. Советское командование же не только решило по мере возможности заботиться о пленных, но и доверило это дело человеку, который, как считало руководство, мог справиться с этим лучше других.

Немецких военнопленных обеспечили не только едой. Около 60 тысяч солдат и офицеров получили лечение в госпиталях сталинградских и других лагерей. Они были истощены, у них были и боевые ранения, и травмы, связанные с обморожением.

Григорий Александров, 1944 год.
Григорий Александров, 1944 год. Фото: Пензенский государственный краеведческий музей

Григорий Александров прошёл всю войну, потом ещё 10 лет руководил службой тыла нескольких военных округов. В отставку в 1955 году командование Южно-Уральского военного округа отправляло его с благодарностью за службу, вручило ценный подарок. Скончался Александров в Москве, в 1966 году.

Награды Григория Александрова:
Два Ордена Ленина (в 1931 и 1945 гг.), 4 ордена Красного знамени, Орден Кутузова II-й степени, Орден Богдана Хмельницкого. Орден Красной звезды и другие награды.

«Я запомнила его как очень доброго человека, скромного, абсолютно не заносчивого, которого все любили и уважали. Очень бы хотелось, чтобы в Пензенской области память о нем была увековечена хотя бы в названии одной из улиц», - отмечает внучатая племянница генерала Ирина Литвенкова.

Генерал Григорий Александров на Сахалине, 1949 год.
Генерал Григорий Александров на Сахалине, 1949 год. Фото: Пензенский государственный краеведческий музей

Доктор исторических наук, профессор кафедры «История России и методика преподавания истории» историко-филологического факультета Пензенского госуниверситета Евгений Воейков:

Работа тыла в военных условиях неразрывно связана с боевыми действиями и на практике неотделима от них. Без своевременного обеспечения горючим, боеприпасами и запчастями вся военная техника почти сразу превращается в очень дорогой металлолом. Боевые действия требуют колоссального расхода боеприпасов, которые необходимо своевременно подвозить к передовой. Плата за опоздание – человеческие жизни. Кроме того, в условиях ведения боевых действий люди обычно тратят громадное количество физических усилий, например, на рытьё окопа или сооружение огневой позиции для артиллерийского орудия. Да и обычное стрелковое оружие, которое солдат всегда носит с собой, вместе с патронами и гранатами весит немало. Поэтому военнослужащим необходимо регулярное питание, иначе просто не останется сил полноценно воевать.

На примере того же Сталинграда важно отметить, что успешные прорывы нашей обороны летом 1942 года войсками противника в значительной степени обеспечил мощный огонь немецкой артиллерии, особенно крупных калибров. Немецкие снаряды буквально перемешивали с землёй окопы, пулемётные точки, позиции артиллерийских орудий, после чего наступающие немецкие танки и пехота просто добивали уцелевших защитников данного рубежа. В ходе обороны Сталинграда осенью впервые за весь 1942 год артиллерия Красной Армии сумела достойно ответить противнику и поддержать наши обороняющиеся в разрушенном городе части. Без регулярного своевременного подвоза боеприпасов осуществить такую эффективную артиллерийскую поддержку было бы невозможно.          

Командование вооружённых сил Германии летом 1941 года оказалось не готово к поступлению огромного количества русских пленных. Поэтому система их содержания была налажена не сразу, и тысячи попавших в плен военнослужащих Красной Армии в первые месяцы войны умерли от ранений при отсутствии медицинской помощи, голода, болезней. Оказавшееся в аналогичной ситуации в начале 1943 года руководство СССР сумело достаточно оперативно наладить систему содержания попавших в плен. При этом, в отличие от немцев, не ставилась задача постепенного уничтожения военнопленных. Лагерей смерти в СССР, в отличие от Германии, не было. Поэтому и погибло в заключении за 1942–1949 годы военнопленных немцев не 50%, как военнослужащих Красной Армии в немецком плену, а намного меньше. Как и других заключённых в СССР, пленных немцев использовали на работах для нужд народного хозяйства, например, для восстановления разрушенных в ходе военных действий городов.     

Расходы на содержание военнопленных солдат противника – это своеобразная «плата» воюющей страны за сохранение определённого количества жизней своих солдат, которые неизбежно погибли бы, если бы попавшие в безвыходную ситуацию солдаты противника в плен не сдавались и сопротивлялись до последнего. Как известно, загнанная в угол крыса может очень больно кусаться. Кроме того, необходимо отметить присущий на протяжении многих столетий российскому обществу гуманизм по отношению к побеждённым врагам. Сохранились воспоминания очевидцев и самих пленных немцев периода военных и послевоенных лет о том, что русские женщины подкармливали их, несмотря на запреты охраны.         

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах