Примерное время чтения: 9 минут
179

Князь ловелас. Как Иван Долгоруков открыл театр в городе на Суре

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 51. АиФ-Пенза 22/12/2021

230 лет назад, в декабре 1791 года, в Пензу прибыл новый вице-губернатор. Горожане первое время были удивлены персоной назначенца, потом постепенно стали привыкать к его чудачествам. Никто тогда не смог предположить, что его имя станет в истории нашего города намного более значимым, чем имена других губернаторов. Ведь благодаря ему в Пензе появился первый настоящий театр. Звали вице-губернатора Иван Михайлович Долгоруков.

«Дед мой оставил свою славу на эшафоте»

Род Долгоруковых, к которому принадлежал и наш герой, имел давнюю историю. Он, по легенде, восходил к самому Рюрику. К этому роду принадлежали знаменитые полководцы, дипломаты и воеводы. Прадед И. М. Долгорукова - Алексей Григорьевич, выдвинулся в люди при Петре Великом.

Современники характеризовали Алексея Долгорукова как опытного карьериста, но очень спесивого, надменного и жадного до денег человека. В его планы входило ни много ни мало — стать во главе всей дворянской олигархии, которая захватила власть в стране в эпоху дворцовых переворотов. Поначалу всё шло как по маслу. Всесильный Меньшиков, пытавшийся сделать из безвольного малолетнего императора Петра II более-менее сносного правителя, был свергнут. Волей случая, оказавшись рядом с внуком Петра I, Долгоруков всячески внушал молодому императору, что он может и не постигать науки управления — всё сделают опытные советники (из рода Долгоруковых, конечно!). 

Алексей Григорьевич сумел сделать своего сына Ивана фаворитом императора. Готовилась свадьба императора с Екатериной Долгоруковой. Неизвестно, к чему бы привела страну эта борьба за трон, но император, ставший уже показывать своеволие и жестокость, внезапно умирает.

Долгоруков пытался продолжить свою игру и при новой императрице, Анне Иоанновне, активно участвуя в заговоре «верховников» по установлению в стране олигархического правления знатнейших дворянских родов. После поражения заговорщиков весь род попал в опалу и был отправлен в ссылку: в Архангельскую губернию, в Сибирь. Врагам Долгоруковых этого показалось мало: мстительной императрице напомнили, как Долгоруков пытался посадить на трон по подложному завещанию Петра II Екатерину Долгорукову. В 1739 году четверо представителей этого семейства, в том числе прадед и дед нашего героя, были обезглавлены.

Очередная императрица, Елизавета Петровна, по национальной традиции делать всё наперекор предшественникам, помиловала Долгоруковых, частично возместив им потерянное имущество. Но былого влияния уже было не вернуть. Долгоруковы ещё считались очень родовитыми дворянами, которые могли претендовать на самые высокие должности в империи, но их финансовое положение не соответствовало громким титулам. Отсюда и зародились в выживших его представителях симпатии к вольнодумству (точнее, к фрондёрству) и желание прославиться любым путем. А в их семейных легендах Петр II стал чуть ли не лучшим правителем в истории страны.

Гвардеец, актёр, дипломат

Детство будущего основателя пензенского театра прошло спокойно. Отец пытался сделать из сына будущего дипломата и постарался привить ему интерес к языкам. Иностранных языков Долгоруков в итоге знал много, но в своих мемуарах он писал, что был к учёбе туп и слаб и всё осваивал методом зубрёжки.  

Тем не менее, из-за природной тяги к неординарности, порождённой тяжёлым семейным прошлым, Долгоруков ещё студентом начал делать переводы книг западных учёных, а позднее, уже служа в Семёновском полку, пристрастился к театральному искусству, беря уроки у лучших театральных мастеров столицы. О талантливом актёре узнал будущий император Павел Петрович, пригласивший его играть в своём любительском театре.

Начал Иван Михайлович в это время также публиковаться в столичных журналах, и, похоже, служба в гвардии была для него первое время совсем не обременительной.

Несмотря на то, что в своих мемуарах Долгоруков крайне скептически описывает царевича Павла, обиды его были напрасными. Тот, например, очень помог ему со свадьбой, прислав бельё, кровать и наряды, а его жена подарила молодожёнам две бриллиантовые астры с аметистами. Новоявленные супруги, к сожалению, всё приданное быстро спустили, потому что повели образ жизни, неподобающий их состоянию.

Повоевав со шведами, Долгоруков понял, что «резать людей» это не его (в мемуарах он вспоминает, что над тем, как он сидит в седле, все потешались), и наш герой решает стать гражданским служащим. Первым назначением оказалось Пензенское наместничество. Первая должность - вице-губернатор.

Как прославиться, если на службе ничего не выходит

Пензенское наместничество тогда возглавлял Иван Алексеевич Ступишин, тоже, кстати, не местный – его родовые имения находились в Москве. Мемуарист Ф.Ф. Вигель, сын другого пензенского губернатора, писал о нём: «Трудно было найти человека, у которого голова была бы пустее…» В то же время Вигель признаёт, что для своей работы Ступишин подходил в силу того, что эта должность не требовала тогда многого – исполняй поручения из столицы да отдавай поручения подчинённым.

Отношения между чиновниками испортились достаточно быстро. Характер у князя был упрямый, и на язык он был остёр. С такими задатками долго на госслужбе не задерживаются и в наше время. Долгоруков пытался было бороться со взяточничеством и произволом местной знати. Но незадача – не имея опыта ведения делопроизводства и не владея мастерством интриг, он достаточно быстро понял, что ничего изменить не сможет.

Потерпев полное поражение на ниве государственной службы, Долгоруков решил заняться любимым делом – театром.

Нельзя сказать, что в губернии не знали о театрах. У отдельных помещиков в то время существовали свои небольшие крепостные театры в поместьях. Но унылые завывания подневольных актёров, грим которым был нужен, чтобы скрывать побои хозяина, настоящим театром можно было назвать с натяжкой. Князь же решил основать настоящий театр, где актёры бы играли по воле сердца.

По его инициативе создается вначале кружок любителей театрального искусства из дворян и чиновников. Два первых представления были даны непосредственно в доме самого вице-губернатора при непосредственном участии Долгорукова и группы «благородных любителей сцены».

Спустя год в усадьбе другого любителя театра Д. И. Полчанинова строится специальное здание на 200 человек, в котором состоялось открытие первого театрального сезона. Его открыли 24 ноября 1793 года (по другим сведениям, в мае 1792). Вход был бесплатный, хотя кое-кто среди горожан говорил, что деньги всё-таки брали. Сам князь эти выдумки гневно отвергал.

Ещё кто-то наболтал наместнику, что один из спектаклей был поставлен, чтобы его высмеять. Ступишин обиду затаил и начал ждать.

Не театром единым в нашем городе жил Иван Долгоруков. Занимался он и литературными трудами. На Пензу выпал период расцвета его поэтической деятельности. Общеевропейскую известность получила его ода «Камин в Пензе». Но вот другое его произведение «Послание к Людмиле» стало началом его конца, как вице-губернатора.

Падение, новый взлёт и память потомков

Несмотря на брак, князь не отличался супружеской верностью. Без зазрения совести он подробно описывает свои приключения в мемуарах «Капище моего сердца». Учитывая статус князя и общие нравы того времени, долгое время это сходило ему с рук. Неизвестно, сколько же князь завёл романов, но в итоге он решил закрутить интрижку с супругой местного предводителя дворянства Еленой Улыбышевой.

В «Капище» её супруг описан как недалёкий и грубый пьяница (московские исследователи творчества Долгорукова сильно в этом сомневаются). Вспыхнувшие чувства, по словам Долгорукова, носили исключительно платонический характер (вопрос тоже, кстати, открытый...) Что бы реально ни было, между влюбленными завязалась переписка, и князь пишет ту самую злополучную «Оду к Людмиле».

Одно из писем оказалось в руках обманутого супруга… До дуэли дело не дошло – Улыбышев подкараулил князя на выходе из казённой палаты и избил его тростью. Долгоруков был в шубе и отделался лёгким испугом. То, что вместо благородной дуэли на шпагах получилась обычная «тёмная», очень хорошо характеризует нравы местного дворянства. Хотя, возможно, князь был немного трусом по натуре.

Где-то через полгода Улыбышев опять наведался в дом вице-губернатора с заряжённым пистолетом и группой охраны, взял дом Долгорукова в осаду. Пришлось просить помощи у ненавистного Ступишина. Весь город смеялся над незадачливым ловеласом.

Как оказалось – не на того напали.

Долгоруков написал несколько жалоб Екатерине II. Следом к императрице полетели и жалобы наместника на своего «прославившегося» подчиненного. Царица встала на сторону князя - все его обидчики были наказаны. С князя, правда, сняли орден Владимира, а вот Улыбышев отправился в увлекательное путешествие в Сибирь. Но торжество Долгорукова продолжалось недолго. Дело было в самом конце правления императрицы, и вскоре получивший трон Павел I решил бывшего «друга» проучить. Долгорукова выгнали с позором со службы, а коллежский асессор Улыбышев вернулся победителем. Вместе с князем умер и пензенский театр на целое десятилетие.

Александр I вернёт Долгорукова на службу и назначит губернатором во Владимир. Там князь опять займётся любимым делом – создаст театр. После ухода в отставку Иван Михайлович полностью посвятит себя литературе. Сам Пушкин назовет его «поэтом, не довольно ещё оценённым», и упомянет его в десятой главе «Евгения Онегина».

В 2000-е годы произведения Долгорукова будут вновь переизданы в нашей стране. Среди них стоит отметить мемуары под названием «Капище моего сердца», где наш регион упоминается неоднократно. Как своеобразное признание заслуг, именем князя в советское время была названа одна из улиц. Уникальный прецедент – единственный раз в советское время улицу назвали в честь царского чиновника, никак не связанного с освободительным движением.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах