Примерное время чтения: 8 минут
315

Под спокойной «Звёздочкой». Как живут в регионе эвакуированные из Мариуполя

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 17. АиФ-Пенза 27/04/2022
Эвакуированные жители братских республик прогуливаются по территории лагеря.
Эвакуированные жители братских республик прогуливаются по территории лагеря. / Вячеслав Колесников / АиФ

До первой летней смены ещё далеко, но в детском оздоровительном лагере «Звёздочка» уже можно видеть, как по дорожкам прогуливаются пары, мальчишки на футбольном поле пробивают пенальти.

Для этих людей пребывание в лагере не отдых, а спасение: ещё несколько недель назад они прятались в подвалах Мариуполя, спасаясь от взрывов. И у каждого из них своя история. Корреспондент «АиФ»-Пенза» побеседовал с приехавшими.

С собаками на велосипеде

Две женщины ведут на поводках трёх породистых собак, псы азартно обнюхивают клумбы. На вопрос, не сложно ли было увозить питомцев, эвакуированные удивляются.

«Как можно было не увезти собак? – недоумевает Зоя Шевченко. – Да сложно, да тяжело. Но бросать нельзя. Для нас они как члены семьи. Лучше уж одежду, имущество оставить, чем собак!»

На слова про домашних животных Зоя Ивановна реагирует очень эмоционально, вспоминая брошенных в Мариуполе животных. По городу бегали расселы, хаски, возможно, оставшиеся без хозяев.

Своих трёх собак семья вывозила с риском для жизни. 13 апреля погрузили четвероногих в переноски на велосипедах и пошли. Самостоятельно, через линию боя. Дочь Зои Ивановны вспоминает, что по ним стреляли снайперы: «Не на поражение, а чтобы напугать. Но мы всё-таки обходными путями выбрались из окружения. А 14 апреля уже погрузились на автобус и уехали в ДНР. Оставаться было нельзя».

Фото: АиФ/ Вячеслав Колесников

Пока боевые действия были далеко, можно было отсидеться, а когда у соседнего дома снесло крышу шальным снарядом, то сразу собрали вещи.

Две недели марта родственники Шевченко пытались отсидеться в бомбоубежище, возведённом в прошлом веке. Прямо над ним располагалась библиотека. Спасающиеся от войны боялись, что в случае пожара даже массивное здание их не спасёт.

О действиях украинских властей во время спецоперации семья вспоминает с ужасом и злостью.

«Никакой заботы, никакой эвакуации, никакого обеспечения! Выбирались сами, на своих машинах, – со слезами в голосе вспоминает Зоя Ивановна. – Как-то утром вышла, смотрю: двое военных ВСУ ломом ворота ломают! С автоматами! Я спрашиваю: «Вы что тут делаете?» Это от нервного шока я так с ними заговорила, потом думала: не зря ли? Они же вооружены! Выяснилось, что они искали дома для заселения. Одно из зданий в конце улицы взяли на расквартировку. Одно время меж домов стояли пушки, при каждом выстреле здания дрожали! И у нас не было ни воды, ни газа, ни магазинов, ни гуманитарной помощи. И это помощь Украине? А как же граждане, жители самой Украины?».

Хоть полы останусь мыть!

Мимо качелей проходит пара приехавших, супруги Ольга и Александр. Вместе давно, обоим по 49 лет. Нужда заставила их покинуть родной дом.

«Видите шрам, - показывает Ольга. – Это в дом попал снаряд, обрушилась крыша, и меня задело осколком люстры!».

Супруги живут в пензенском лагере уже несколько дней.

«Нас здесь очень хорошо встретили. Теперь думаем остаться. Главное – получить работу. Я готова взяться за любое дело. Даже полы мыть за минималку!» - уверяет Ольга.

Супруги вспоминают, что в феврале всё было спокойно. А затем начали падать снаряды. Они задевали дом несколько раз. Потом было и прямое попадание, здание сравняли с землей, и семья оказалась на улице.

«Упала стена, - растягивая слова, рассказывает Александр. – Вылезли, слава богу, документы были при себе. Как жили? У чужих людей, хорошо, что нас без крыши над головой не оставили».

Пара уехала, как только в город зашли бойцы ДНР. Теперь чувствуют себя в безопасности.

«Рассказывать не страшно, - задумчиво произносит Ольга. – Столько слёз уже выплакано, что уже ничего не чувствую».

Отдам сына на флот!

Её тёзка, ещё одна Ольга приехала в «Звёздочку» вместе с пожилой матерью и детьми. До начала спецоперации молодая женщина трудилась на «Азовстали» контролёром качества. И сейчас старается следить за новостями, связанными с предприятием.

«Как перестали его штурмовать, аж от сердца отлегло. Потому что знаю, что там находится внутри, сколько этажей, - рассказывает Ольга. – Во время обстрелов мы скрывались в убежищах. Условия были очень тяжелые. Я переживала за беременную родственницу. Думала, придётся роды принимать. Но обошлось, нас вывезли в Россию».

Теперь семью интересует, будет ли у малыша после рождения гражданство России.

«Я планирую остаться здесь, - высказывается Ольга. – Моему сыну 16 лет, ему надо учиться. Он хочет связать жизнь с флотом, а у нас не было таких учебных заведений».

На вопрос, захочет ли подросток идти в армию после увиденных ужасов, она с улыбкой отвечает: «Так защищать тоже нужно. Тем более, что российские военные очень помогали, делились пайками, никого не трогали. Я бы и сама ушла в сопротивление, если бы не дети».

Подвальная блокада

На футбольном поле двое парнишек быстро пасуют мячик друг другу.

- А почему вдвоём? Собрали бы по команде и сыграли бы настоящий матч, - спросил их корреспондент «АиФ»-Пенза».

- Никто не хочет, - хмыкает мальчишка с вихрастой головой.

Детей немного. В основном они гуляют, разговаривая по телефону. Связь ловит, а вот интернет тормозит. Хотя сейчас многим и не до этого. У поля беседуют четверо знакомых: супруги Альбина и Юрий, молодой папа Павел с ребёнком. Семьи знали друг друга в Мариуполе, продолжают общаться и на пензенской земле. Они пережили бомбёжки, правда, в разных условиях. На вопрос «Как вам тут?» звучит ответ: «Пока отдыхаем».

Альбина и Юрий от взрывов прятались в подвале подразделения МЧС. Они считают, что им повезло больше, чем знакомым. Был генератор для электричества, свет, вода. Каждого из 280 человек, ютившихся в убежище, кормили.

«Дети боялись, - рассказывает Альбина. – Особенно те, кто старше. Когда начинались взрывы, стрельба, они плакали, понимая, что сейчас может наступить непоправимое. Взрослые плакали, что уж говорить о детях».  

Павлу 33 года, работал электромонтёром. Почти месяц с начала боёв он провёл в подвале детского садика, где от снарядов спасались более 60 человек.

«Никаких условий для жизни не было. Каждый день ходили километр под обстрелами за водой. Набирали в баклашки, чтобы хоть что-то приготовить. Ели то, что смогли принести: закрутки, припасы, крупы. Консервы были, но быстро кончились. Каждый день пекли пышки из муки и этой набранной, даже не питьевой, воды. Иногда выходили из подвала в город к местным магазинам, разграбленным украинской армией. Страшно, а куда деваться. Хлеба этот месяц мы не видели. Снова его попробовали, только когда к нам пришли военные ДНР», - рассказывает Павел.

На вопрос, не испугались ли народную милицию Донбасса, на лицах эвакуированных промелькнуло подобие грустной улыбки: «Ваших-то не боялись. А вот своих…» - вздыхает Альбина.

Эвакуированные даже не задумываются о том, чтобы вернуться назад.

«Некуда возвращаться, - поясняет Павел. – Всё разбито, разрушено. Кто-то говорит «квартира, дом остался». Остались. А газа, воды и света нет. Нет школ и больниц. Нет хороших дорог. Только разворованные коробки, оставшиеся от зданий. Люди придут в пустоту. Хотя, может и хорошо, что всё сгорело. Есть возможность начать всё сначала…».

Всего в Пензенскую область въехало более двух тысяч эвакуированных. Всех этих людей объединяет одно: они хотят мирной жизни. Жизни, которую может им дать Пензенская область.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах