Примерное время чтения: 5 минут
53

На женских плечах. Как Пенза переживала первое лето мобилизации в ВОВ

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 40. АиФ-Пенза 05/10/2022

В 1941 году на территорию Советского Союза вторглась одна из самых многочисленных и профессиональных армий мира. В первые же дни войны была объявлена мобилизация, сразу сотни тысяч человек отправились на фронт. Десятки миллионов граждан остались в тылу, и они дома, на своих рабочих местах, также сражались за Родину. 

Забрали мужиков

В выпуске главной региональной газеты «Сталинское знамя» от 23 июня 1941 года приводится полный текст указа о мобилизации. Рядом – обращения от партийных чиновников, самое главное место среди них занимают слова народного комиссара иностранных дел Вячеслава Молотова, знакомые каждому школьнику: «Наше дело правое, враг будет разбит». 

В первые недели июля можно часто встретить заметки о том, как на фронт уходят молодые ребята с заводов и фабрик, из колхозов. На их место встают женщины и дети. В газете будут небольшие заметки о том, как девушки менее чем за месяц прошли курсы механизаторов и трактористов и уже в августе сели за штурвалы комбайнов и тракторов. 

«В первые же дни забрали всех мужиков из нашего села Мача-Родники Бековского района, - вспоминает жительница области Валентина Ерушова. – Отца забрали прямо из пекарни, где он работал. Отвезли в военкомат в Беково. Помню, что сама хотела ехать тогда к нему. Но кто же пустит в 6 лет?» 

В своей работе «Пензенская деревня в годы Великой Отечественной войны: мобилизационная экономика и практики выживания» пензенские историки, доктора исторических наук Олег Ягов и Ольга Сухова приводят статистику: в первые месяцы войны в ряды Красной армии были призваны десятки тысяч работоспособных мужчин, в том числе около 60 % механизаторов, агрономов, зоотехников. Значительная часть крестьян была мобилизована на строительство оборонительных сооружений и на работу на промышленных предприятиях. В итоге к концу 1942 года, по сравнению с 1940, численность трудоспособного сельского населения Пензенской области сократилась с 412,6 до 308,3 тыс. человек (показатель по колхозам). При этом количество мужчин уменьшилось более чем в два раза, со 189,3 до 77,9 тыс. 

Снижение производительности

Вся тяжесть легла на плечи женщин, оставшихся в селе. Кроме сельскохозяйственных работ, во всех районах области организовали курсы для обучения профессии механизатора, что позволило уже в 1941 году подготовить свыше 5 тысяч трактористов, комбайнеров и помощников комбайнеров. 80 % них составляли женщины и девушки от 16 лет.  

Например, 6 августа 1941 года секретарь Пензенского обкома партии по пропаганде Евгеньев докладывал, что только в Земетчинском районе на сельскохозяйственные работы вышло 1537 домохозяек.

«В селе остались мужики старше 60 лет, - продолжает Валентина Ерушова. – Они помогали ставить ометы (сложенная в кучу солома, скирд. – Корр.) сена, выполняли сложную работу. А со всем остальным приходилось справляться женщинам, девушкам. Тогда как раз был июнь-июль, самая пора готовить сено для скота. Вот девчонки взяли косы и пошли в поле. Понятно, что тяжело. До этого никто из них косы в руки не брал». 

Газеты регулярно писали о трудовых подвигах пензенцев-тыловиков: как некоторые колхозы перевыполняли и без того высокую норму производства. Однако, в своей работе профессора Сухова и Ягов указывают, что к ноябрю 1941 года план хлебосдачи областью был выполнен только на 32,3 %. В ряде колхозов отмечались случаи, когда собранный хлеб почти целиком шёл на внутрихозяйственные нужды. И есть объективные причины падения. Одна из них – вторая половина 30-х годов была засушливой, и колхозы периодически не могли выполнить поставленный план из-за погодных условий. Другой момент – для фронта забирали лошадей, сельхозтехнику. Как свидетельствуют документы, в ходе мобилизации только в 1941–1943 годах, в основном из сельских районов Пензенской области, в РККА было направлено 2692 автомашины, 497 тракторов, 80 тракторных прицепов, 27 799 лошадей, 7167 повозок и упряжи. 

В газетах тех времён остались свидетельства труда детей, тогда находившихся на каникулах. Они помогали собирать урожай, охранять собранное в снопы сено.

Те, кто были совсем маленькими, оставались дома, на них ложились все бытовые обязанности.

«Все уходили на работы с первыми лучами солнца, в начале пятого часа.  Возвращались ближе к девяти. У матери если и были силы, то только на то, чтобы что-то приготовить с утра. Обед-ужин – это было уже наше задание. Всего нас было семь человек: старшей Наде было только восемь. Младшенькой Нине исполнилось три месяца, когда ушел отец. Никаких игр, никакого баловства. Встали, выслушали мать и работаем.  Кто в доме, кто на огороде в 40 соток. На улице жили старухи, которым уже было тяжело работать, и они иногда следили за нами или другими детьми. Чтоб не баловались». 

Заместитель директора Пензенского краеведческого музея Виктор Кладов:
«Недавнее присвоение Пензе звания «Город трудовой доблести» восстановило историческую справедливость, увековечив подвиг тружеников оборонных предприятий. Однако, на селе ситуация была во многих отношениях ещё более сложной. И не менее значим для Победы самоотверженный труд сельских жителей. Им было необходимо компенсировать потери народного хозяйства, понесённые в ходе войны. На оккупированной территории перед началом войны проживало 40% населения страны, эти регионы давали более трети валового сбора зерна в стране. В целях мобилизации продовольственных ресурсов для снабжения армии и городов советским государством предпринимались чрезвычайные меры. Например, сразу в 1,5 раза было увеличено количество обязательных трудодней в колхозах. Широко использовались простейшие орудия труда, землю пахали на коровах или сами впрягались в плуг, поля обрабатывали вручную и т.д. Основная тяжесть работ и забот легла на плечи женщин. Так, в 1943 году из 20 млн. трудоспособных колхозников тыловых районов доля мужчин составляла всего 3,6 млн. человек. В Пензенской области к 1944 году количество мужчин уменьшилось в 2 раза, а их доля в производстве упала до 10%. Оплата по трудодням была незначительной: в среднем советский крестьянин получал меньше 200 г зерна и около 100 г картофеля в день, то есть примерно стакан зерна и одну картофелину. Основную часть продуктов получали из личного подсобного хозяйства, обложенного высокими налогами: кроме денежного сельскохозяйственного, крестьянский двор облагался натуральным госналогом в форме поставок зерна, мяса, молока, шерсти, яиц, картофеля и других видов продукции. Оплата была символической, а вот нормы сдачи продуктов исчислялись десятками килограммов, независимо от наличия скота и птицы. Колхозник был обязан любыми путями достать эти продукты (например, купить на рынке) и сдать государству. Нагрузка на сёла была тяжелейшая, но с помощью неё государство смогло получить миллиарды рублей. При этом личное потребление продуктов питания к 1943 году снизилось по хлебу – на 35%, по мясу – на 66%. Получили распространение новые заболевания, например, септическая ангина, которую называют «болезнью голодных людей». В пищу употреблялись перезимовавшие под снегом зёрна, которые под весенними солнечными лучами становились ядовитыми. Смертность здесь составляла от 17 до 50 процентов. И в послевоенные годы проблемы не закончились, сельское хозяйство восстанавливалось медленно. Даже в 1950 году объём хлебозаготовок не достигал уровня 1940-го и составлял 64,45%».

Читайте нас в Telegram-канале «АиФ-Пенза», социальных сетях «ВКонтакте», «Одноклассники».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах