46

Коронакризис в сумраке. Кому пандемия помогла, а кого разорила

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. АиФ-Пенза 04/08/2021

Чего в пандемию жители региона боялись также сильно, как заболеть? Оказывается, потерять работу. Локдаун для многих оказался страшнее инфекции. Сейчас рынок труда переживает «третью волну». Станет ли она для него девятым валом?

Заначка в серой зоне

Александр Д. – инженер по образованию, но руки у него, как у рабочего человека. Он уже давно работает сантехником, проводит воду и отопление в пензенских новостройках. Работа непростая и не всегда высокооплачиваемая. Ему, как он позже указывал на суде, обещали платить 30 тысяч рублей в месяц. И лишь половину из них - официально. Стандартная ситуация для стройки. Почти стандартно и то, что весной прошлого года зарплату платить перестали. Александр написал заявление в прокуратуру, там разбирались долго и упорно, но - безрезультатно для мужчины. Свои заработанные деньги, как «белые», так и «серые», ему вернуть не удалось. А сумма, по его подсчетам, оказалась немаленькая - 120 тысяч рублей. Отстоять свою правоту он смог только в суде. Но и Фемида указала, что ему должны выплатить только то, что положено официально - 50 133 рубля. И даже когда он получит их, неизвестно. Его работодатель, ИП Р. Гусятников, по словам Александра, рассказывал на суде о своем сложном финансовом положении: здесь штрафы, там аварии. Какие уж тут судебные выплаты. Ну, может быть, в месяц по чайной ложке.

«Доказать, что работнику задолжали серую заработную плату, очень сложно. Были прецеденты, когда это делать удавалось. Нередко на предприятиях зарплата выплачивалась так: официальная - на карту, неофициальная - на руки. А расписываться за неофициальную оплату требовали в специальных журналах или тетрадках. Вот если эти записи попадают в руки работникам, то тогда они могут предъявить их в суде для расчета выплат, - рассказал заместитель руководителя Госинспекции труда в Пензенской области Андрей Тетюшев. – Но это очень редкое явление».

Шансов добиться возврата официальной зарплаты больше. Но и по ней задержки. После вмешательства прокуратуры в 2020-м году работникам выплачено неполученное вовремя вознаграждение за труд более 92 млн рублей. За первую половину этого года – уже 62 млн рублей. И это лишь те случаи, которые удалось доказать. Без пандемии здесь не обошлось: целые сферы в прошлом году оказывались в глухом «нокдауне».

Как выросла тень

О том, как помогали бизнесу в пандемию, рассказывали много и красиво. Но по данным регионального минэка, за последние 1,5 года и число юридических лиц, зарегистрированных в Пензенской области, и количество ИП снизилось.

«Поддержка бизнесу оказывалась адресно, не все смогли ею воспользоваться, – отметил первый заместитель председателя ПТПП Владимир Паршин. – Сфера услуг пострадала особенно серьезно. Но если бы помощь не оказывалась, результаты были бы хуже».

«Те, кто закрыл официально свой бизнес, скорее всего, не расстался с ним, а ушел в серую зону, - считает профессор, доктор социологических наук Игорь Юрасов. - Кризис негативно повлиял на легальный сектор экономики, а вот теневой бизнес практически не изменился во время пандемии. Он даже увеличился. По моим данным, в локдаун в марте - мае 2020 года продолжали работать репетиторы, примерно 30% принимали на дому. Остальные 40% работали в Skype. Продолжали трудиться ремонтники, строители, мастера маникюра, педикюра... Даже повысили цены примерно на 30%. Как в других странах решали проблему с теневой занятостью? Никак. Примерно 15-30 % любой экономики находится в тени. В некоторых странах, например ФРГ, жесткие законы. Там в теневом секторе - мигранты и пенсионеры. Большие пенсии на западе – это миф. В ФРГ, особенно в восточных землях бывшей ГДР, много пенсионеров получают 500 - 600 евро. Это нищета и полуголодное существование».

Объемы теневого ВВП в нашем регионе оценивают от 11 до 30% ВВП. Эта та сфера, которая позволила многим выжить. По результатам прошлогоднего исследования hh.ru, в Пензенской области порядка 19% наемных работников заявили, что имеют частично официальный доход, а частично «в конверте». Около 5% отметили, что их доход полностью неофициален. Вот только если серую зарплату переставали выплачивать, то граждане оказывались у разбитого корыта.

Кандидат экономических наук, доцент кафедры «Менеджмент, информатика и общегуманитарные науки» Елена Кузнецова:
«Масштабы теневой занятости в России велики. По оценкам экспертов, до 25 млн человек трудятся без официальной регистрации. Основные сферы деятельности, в которых заняты такие граждане, это строительство, услуги в сфере красоты, репетиторство, аренда жилья. Определенные сдвиги по выводу работающих физических лиц из тени происходят. На это повлиял принятый закон о самозанятых. Данный налог называют экспериментом, но его применение дает хорошие результаты и эксперты считают, что от него не откажутся и продолжат работу по его популяризации. Например, Росстат подсчитал, что в 2020 году в качестве самозанятых зарегистрировалось в 10 раз больше человек, чем в 2019. Их доходы также выросли в 6,8 раза. Определенную роль здесь сыграла пандемия. Например, для онлайн-консультаций, репетиторства в дистанционном формате, услуг тренеров и консультантов по питанию, предоставляемых по скайпу и Zoom, увеличилась частота предоставления таких услуг, число переводов от физических лиц. И это заставило многих теневых самозанятых выйти из сумрака и приобрести официальный статус. С расширением применения формата дистанционной работы, «удаленки», переводом работников на неполную занятость, число самозанятых будет расти».

Сам себе добытчик

«Количество индивидуальных предпринимателей снизилось в том числе и потому, что они перешли на другой режим налогообложения», - обращает внимание Владимир Паршин. С 1 июля 2020-го в регионе раньше времени заработал эксперимент с самозанятыми, его ввели раньше, чтобы помочь бизнесу во время пандемии. Но помогли, похоже, не только им. В числе тех, кто стал платить налог на профессиональный доход, лишь 851 ИП. Остальные - физические лица. Их общее число, по данным регионального министерства экономического развития, достигло 10769 человек. Невероятная для региона цифра. В самозанятые ринулись целые сферы.

Фото: АиФ

«Раньше очень тяжело было уговорить наших водителей оформить ИП, им казалось, что это слишком дорого, - рассказывает руководитель одной из служб такси. - Сейчас они все перешли в самозанятые. Налог маленький, вся отчетность в интернете на специальной платформе ведется автоматически».

«Теперь могу спокойно работать и не бояться, что ко мне постучатся в дверь проверяющие, - рассказывает косметолог Татьяна П. – ИП для меня было слишком дорого, а статус самозанятого как раз для меня».

«Многие, кто зарегистрировался в статусе самозанятых, имеют основную работу, но теперь они имеют возможность официально получать доход от своего хобби, - обращает внимание социолог Елена Башкирова. - Они ценят, что могут планировать свой день, получают возможность для самореализации».
Самозанятых могло бы быть больше. Если бы не опасение, что государство может изменить правила игры и, например, заставит платить взносы в Пенсионный фонд.

Кандидат философских наук, доцент Анна Очкина:
«Работники у нас часто соглашаются на теневую занятость из-за того, что, хотя официальная безработица у нас низкая, рабочих мест с достойной зарплатой немного. Работодатели, в свою очередь, склонны экономить на фонде оплаты труда, с которого они должны платить налог в 27 - 32%. Единственные меры, которые более или менее эффективно применяют для уменьшения теневой занятости, - сокращение наличных платежей, введение электронных систем налогового учета. Например, Турция ввела систему перекрестных проверок деклараций по НДС с операций по кредитным картам банков. В России долго пытались бороться с неформальной занятостью только жесткими методами, например, лишением страховых медполисов для самозанятых. Необходимо же, напротив, поощрять формализацию самозанятости и других видов неформальной занятости, делая ее доступной и - очень важно - выгодной для работников. Перспектива будущей пенсии не стимулирует, увы, уж очень пенсии у нас маленькие. При этом нужно жестче контролировать работодателей, затрудняя им выплату зарплаты в конвертах и выплаты зарплаты заведомо ниже квалификации работника».

Из ямы

В прошлом году на учет в Центр занятости встали рекордные 30 тысяч человек. В течение года эта цифра планомерно снижается. Есть надежда, что она вернется к допандемийному уровню.

Как поясняют в hh.ru, нормой считается, когда на одну вакансию откликаются 5-6 соискателей. В июне 2021 года этот же показатель в Пензенской области равен 2,6. То есть конкуренция на рынке труда низкая, работников не хватает.

«Отчасти снижение профессиональной конкуренции объясняется несколькими тенденциями. К примеру, ограничение пассажирского сообщения с другими странами, что повлияло на сокращение количества мигрантов. Также в этом году мы ощущаем заметное влияние «демографической ямы». Стоит отметить, что активность работодателей достаточно высокая (за год количество предложений выросло на 8%). Особенно высокий спрос наблюдается на специалистов сферы продаж, производства, рабочий персонал и IТ-специалистов», - пояснила руководитель пресс-службы hh.ru в Поволжье Александра Севостьянова.

Не сильно, но снижается число нарушений в трудовой сфере, выявленных прокуратурой. В ведомстве поясняют: сейчас остались те работодатели, которые ценят своих работников. Так что работы в области хватает. Оклады только не радуют. Модальной (самой распространенной) зарплаты хватает лишь на два прожиточных минимума. Впрочем, и до пандемии ситуация была не лучше.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах