68

Когда звезды ближе. Как Пенза помогла в освоении космоса

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. АиФ-Пенза 14/04/2021

12 апреля в стране отмечается День космонавтики. Пенза имеет к нему непосредственное отношение. Именно у нас учился один из летчиков-космонавтов - Виктор Пацаев.

Возможно, если бы не случай, который свел его с Пензой, он не попал бы на работу в Конструкторское Бюро Королева и не стал бы одним из самых известных космонавтов нашей страны и первым астрономом-ученым, работавшим за пределами земной атмосферы.

В небо – через cурский край

Виктор Пацаев родился в Казахстане в июне 1933 года. Отец погиб на фронте, когда мальчику было восемь лет. Спустя год после окончания войны семья Пацаевых – мама, Виктор и его сестра – переехали жить в Калининградскую область, к отчиму. Виктор грезил космосом с раннего возраста - зачитывался «Путешествием на луну» Константина Циолковского.

После окончания школы в 1950 году юноша решил поступать в Московский геологоразведочный институт на факультет аэрофотосъемки. Сдал все вступительные экзамены, но нужного количества баллов набрать не удалось. Педагоги посоветовали Пацаеву перевестись в Пензенский индустриальный институт. Отучившись год в нашем городе, Виктор хотел вернуться в Геологоразведочный, но случай снова оставил его в Пензе. Оказалось, что его заинтересовало только что открытое на факультете точной механики отделение счетно-аналитических машин, которое готовило IT-специалистов того времени. Новая профессия и перспективы привлекли Виктора, и он остался продолжать учебу в Пензе.

«По воспоминаниям Льва Зефирова, корреспондента газеты «Молодой ленинец» в 50-80-е годы, Виктор снял квартиру по адресу: ул. Богданова, 23. Соседями по дому оказались студенты факультета русского языка и литературы. И тут выяснилось, что будущий космонавт оказался большим ценителем литературы, особенно стихов. Он очень любил Лермонтова, стихотворения которого знал наизусть, - рассказывает старший методист Пензенского госархива Максим Буряков. - Как-то, с Зефировым, который тогда уже работал в редакции областной молодежки, Виктор поехал в Тарханы. Когда друг его собрался снимать на свой «Кодак», внезапно в кадре оказался самолет Ил-14.

- Витя, посмотри ввысь и улыбнись – цветущая сирень и самолет. На этом фоне должен получиться снимок. Ты понимаешь - исторический!

Пацаев на это шутливо заметил:

- В историю попасть трудно. Влипнуть легче.

Студент Виктор Пацаев жил бедно, но у матери денег не просил. К стипендии добавлялась подработка грузчиком на станции Пенза III.

Друзья решили помочь – устроить в редакцию газеты корреспондентом.

Начав с кинокритики, со временем Виктор перешел на более сложные материалы: освещение жизни родного вуза и проблемы молодежи в Пензе. Статья о подготовке к зиме общежитий пензенских железнодорожников носила критический характер и имела продолжение: в общежитиях навели порядок - в советское время критика в газетах воспринималась очень серьезно и за ее игнорирование могли и выгнать с работы. А то и хлеще…

Пенза Виктору Пацаеву пришлась по душе во многом из-за ее литературного прошлого и духа старины, который в то время еще не успели разрушить последующими реконструкциями в центре города. Поставив перед собой цель посетить основные литературные объекты Пензенского края, Виктор побывал не только в Лермонтове и Белинском, но и сумел съездить в Мокшан, Радищево и другие места. Нельзя с уверенностью сказать, писал ли Пацаев стихи, но сохранились его строчки в виде радиограммы 21 июня 1971 года съезду метеорологов:

«Ваш юбилейный кворум должен
Раскрыть немало тайн природы
Работать можете спокойно,
А мы присмотрим за погодой».

«В студенческие годы Виктор Иванович Пацаев увлекался фехтованием на рапирах, участвовал в художественной самодеятельности, – добавляет доктор исторических наук, профессор ПГУ Владимир Первушкин. - 4 октября 1972 года на главном корпусе Политехнического института была открыта мемориальная доска с горельефом В.И. Пацаева, а в 2016 году в ПГУ учреждена медаль его имени.

23 дня на орбите

Институт Пацаев окончил в 1955 году. И почти сразу был направлен на работу в Центральную аэрологическую обсерваторию Гидрометслужбы СССР. Эта дорога делала его ближе к звездам, ведь там он принимал участие в конструировании приборов для метеорологических ракет.

Уже через три года Виктор перешел на работу в конструкторское бюро Королева, где продолжил трудовую деятельность в качестве специалиста конструкторского отдела антенно-фидерных устройств.

Кроме любознательности и тяги к звездам, он с детства отличался и хорошим здоровьем. Когда было принято решение о создании наравне с военными космонавтами отряда космонавтов гражданских, он в числе очень немногих с успехом прошел все медицинские тесты и комиссии. В 1968 году Пацаева приняли в отряд космонавтов. К удивлению, не все тогда восприняли появление невоенных космонавтов с радостью. Против включения Пацаева в состав экспедиции выступал и командир основного экипажа Алексей Леонов. Если бы он настоял на своем, возможно, Виктор сейчас был бы жив...

В советское время многие космонавты по соображениям секретности скрывали, что летают к звездам – пожалуй, тогда это была одна из самых «закрытых» профессий. И Виктор Пацаев своим знакомым рассказывал, что трудится в одном из НИИ. Но его близкие и родные, конечно же, о настоящей профессии знали. В конце шестидесятых отряд космонавтов официально назывался «группа гражданских специалистов № 3».

6 июня 1971 года, неожиданно для самого себя, на космическом корабле «Союз-11» Пацаев полетел к звездам. В составе экипажа были также Георгий Добровольский и Владислав Волков.

Это был первый и последний полет Виктора Пацаева. Изначально он был дублером космонавта Валерия Кубасова, которого буквально за несколько часов до старта беспрецедентным решением сняли с полета. Причиной оказалось небольшое затемнение в легких у Валерия. На орбитальной станции «Союз-1» экипаж провел 23 суток 18 часов 21 минуту 43 секунды.

«Виктор стал первым астрономом в мире, который исследовал космос из-за пределов земной атмосферы, – рассказывает астроном Виктор Князев. - Среди прочего, он провел исследование звезды Бета Центавра при помощи орбитальной обсерватории «Орион». Цели этого исследования не разглашались. Начиная с кораблей серии «Восход», советские космонавты не использовали скафандры – инженеры были убеждены, что разгерметизация невозможна, и в космос можно летать даже в тренировочных костюмах. Отсутствие скафандров и стало причиной трагедии, случившейся при спуске космического аппарата с экипажем».

Примерно на высоте около ста семидесяти километров при разделении отсеков произошло несанкционированное открытие воздушного клапана, результатом чего стала разгерметизация – всего через несколько десятков секунд давление в спускаемом аппарате упало до нуля. Пацаев, Волков и Добровольский попытались устранить неисправность - времени для этого у них было всего около тридцати секунд. Не получилось - они потеряли сознание в результате резкой декомпрессии, а еще через пару минут умерли.

После гибели экипажа «Союза-11» космонавты вновь надели скафандры.

Виктору Пацаеву, Георгию Добровольскому и Владиславу Волкову были присвоены звания Героев Советского Союза. Посмертно.

Кроме улицы в Пензе, именем Виктора Ивановича Пацаева названы малая планета № 1791 Patsayev, кратер на Луне, судно АН СССР. Похоронен он в Кремлевской стене на Красной площади в Москве.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах