Примерное время чтения: 6 минут
106

Герои крепости. Кто из пензенцев участвовал в защите Бреста

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29. АиФ-Пенза 20/07/2022
Евгения Белановская / АиФ

Обороне Брестской крепости посвящены книги, фильмы, публикации. В Пензенской области, рассказывая об этой странице Великой Отечественной, сразу вспоминают о нашем земляке — Герое Советского Союза Андрее Кижеватове. Однако, он не единственный уроженец Пензенской области, вписавший своё имя в историю обороны Бреста.

Музыкант обороны

В момент нападения немцев в крепости находился совсем юный уроженец села Богоявленск Земетчинского района Пётр Котельников, в тот момент ему было всего лишь 12 лет. Воспоминания Петра Павловича бережно сохранили в районном краеведческом музее, записав с его слов биографию. Когда пензяку не исполнилось и десяти, его отец уехал в Туапсе, чтобы избежать репрессий. Вскоре умерла мать, и маленького Петю с сестрой забрал родной брат. Позже отец привёз детей в солнечный Туапсе, где жил с новой женой. Родитель умер на производстве, а мачеха не захотела оставаться с пасынком и падчерицей и отдала их в детский приёмник. Дети попали в детдом Краснодара, а затем в детдом Ростовской области, там Котельников пошёл в первый класс.

В 1940 году, когда парнишка закончил четвёртый класс, приехал лейтенант Ушаков, служивший в Брестской крепости. Военный передал письмо от командира 44-го стрелкового полка майора Гаврилова, того самого будущего героя обороны Бреста.

Военные просили отобрать пятерых ребят, умевших играть на духовых инструментах, мальчишек, которые должны были стать воспитанниками полка. В эту пятёрку вошёл и Пётр Павлович.

Дети учились в Слободске, в мае 1941-го, после окончания учебного года, их повезли в Брестскую крепость. Юные музыканты изучали марши, выходили на стрельбища, где учились подавать сигналы.

«Сейчас спрашивают, чувствовали ли мы приближение войны? Между рядовыми и младшими командирами такие разговоры ходили. Со стороны Польши регулярно залетали самолёты, но наши на перехват не вылетали. Но вот такого, что завтра начнутся бои — такого не было», — вспоминал Котельников спустя десятки лет.

21 июня музыкальный взвод вышел на развод караулов, на следующий день, в воскресенье, мальчишки должны были идти в увольнение. Им как раз выдали перешитое обмундирование, ребята хотели надеть его и сфотографироваться…

Утром Пётр Котельников услышал гул самолётов. Крепость вспыхнула огненным морем, повсюду грохотали разрывы снарядов. Кто остался жив — похватали инструменты и побежали на улицу.

Крепость подросток не покинул. Все выходы и подступы с раннего утра перекрыли немцы. Пётр Павлович вспоминает, что все первые дни войны он был рядом с защитниками бастиона. Юные музыканты наравне со взрослыми мужчинами боролись с наступавшими гитлеровцами. Мальчишки следили с высоты за передвижениями немцев, помогали солдатам искать ящики с боеприпасами и носить их, приносили воду защитникам, набирая её в каски, котелки…

24 июня остававшиеся в крепости женщины и дети ушли сдаваться в плен, а Котельников остался вместе с бойцами. Участвовал в неудачной попытке прорыва и попал в плен. «Оставшихся в живых, в том числе женщин и детей, немцы вывели наверх. Женщин и детей построили в одну колонну, бойцов в другую. Мы с Володей Измайловым встали, где женщины, но один из немецких солдат показал пальцем, чтобы нам к бойцам. Так я оказался в плену…» — вспоминал ветеран. Битва за Брест для нашего земляка закончилась. В 1944 году, когда крепость освободят, он попросится на фронт. Но 15-летнему подростку откажут. Уже после войны он примет решение связать свою жизнь с армией.

Девять раз раненый

Одному из защитников Бреста удалось пройти всю войну. Пётр Кошкаров родился в 1915 году в селе Азынбей, которое сейчас входит в состав Грабова. С 1937 года Кошкаров начал служить в рядах Красной армии. В июне 1941 года его назначили помощником начальника политотдела по комсомольской работе стрелковой дивизии в гарнизоне Брестской крепости.

Он встретил войну с первых минут. В краеведческом музее Бессоновского района остались фото и воспоминания ветерана. «Проснулся от сильного взрыва, подбежал к окну, но в это время взрывной волной выбило стёкла с рамой, порезало мне лицо. Над крепостью вспыхнуло пламя. Земля и небо вздрагивали от сильных взрывов. Я скомандовал: «В ружьё! За мной!». Спустившись со второго этажа вниз, встретил дежурного по штабу лейтенанта Анатолия Виноградова. Когда я спросил, в чём дело, он посмотрел на меня и ответил: «Война»...»

С 22 по 30 июня Кошкаров участвовал в кровопролитных боях. Девять раз его ранили. Дважды был контужен. В плен он попал в бессознательном состоянии. «Часов в 11 дня поднялась в воздух вражеская авиация, и снова на нас посыпались бомбы, снаряды, мины. Нас качало, словно в лодке. Несколько бомб прямым попаданием ударили в здание казармы инженерного полка, как раз туда, где размещался штаб. Рухнули перекрытия второго и первого этажей, и нас, т. е. капитана Зубачева, полкового комиссара Фомина, меня и нескольких красноармейцев засыпало руинами. Это был последний этап моей борьбы с врагом в Брестской крепости. Пока нас откапывали, фашисты сжали кольцо. В бессознательном состоянии мы попали в плен...» — делился воспоминаниями Кошкаров.

Спустя несколько дней он сбежал и продолжил воевать против захватчиков. За оборону крепости Пётр Павлович позже получит Орден Красного Знамени. А в 1961 году, в Бресте, там, где шли жестокие бои, встретится с другими участниками обороны.

Любить в два раза больше

Если говорить о Бресте, то стоит вспомнить и тех, кто отвоёвывал крепость спустя три года после её захвата. 28 июля город освободили в рамках Люблин-Брестской наступательной операции.

В ней участвовал майор Али Гейдар Ибрагимов, во время боя он получил ранение. Офицер, повидавший войну на территории почти всей европейской части СССР, был направлен на лечение в госпиталь в Пензе, номер которого не установлен.

В начале осени к нему приехала жена. Ехала в тамбуре, на буфере. Потом бедная женщина пешком шла пять километров до госпиталя, где лежал муж.

При встрече с Али Гейдаром её ждал удар. Муж ослеп.

Выяснилось, что раненый офицер объявил голодовку, требуя, чтобы вызвали супругу. Именно поэтому ей дали срочную телеграмму о приезде.

Женщина сама кормила любимого, который несколько суток не принимал никакой пищи. Он задал ей один вопрос: будет ли она его любить также сильно, как прежде? На что жена ответила, что любит его вдвое больше, чем ранее…

Ей удалось забрать раненого в солнечный Баку. Семья ездила по врачам, консультировалась с виднейшими академиками, лелея надежду, что зрение вернётся. Оно не вернулось, ветерану пришлось познать жизнь слепых, жена стала его глазами. Их история описана на сайте «Подвиг народа».

Читайте нас в Telegram-канале «АиФ-Пенза», социальных сетях «ВКонтакте», «Одноклассники».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах