aif.ru counter
1230

Финансовый спрут. Как и куда утекают бюджетные деньги

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 30. АиФ-Пенза 24/07/2019

Пока я писала этот материал, в голове крутилась песенка из набирающего популярность комедийного сериала: «Немного там, немного здесь. И вот уже есть миллионов шесть, Вилла в Монако, в Швейцарии счет. Надо, надо, надо еще!» Действительно, сколько нужно денег, чтобы, наконец, насытиться и не разевать больше рот на бюджетный каравай?

Чем «круче» образование – тем лучше

В течение восьми лет в Пензе разыгрывался криминальный спектакль с финансовым подтекстом. Пройдет совсем немного времени, и его главные герои, привыкшие «орудовать» в тени, сыграют на сцене правосудия новую для них роль – роль подсудимых.

Региональный Следственный комитет завершил расследование резонансного уголовного дела, связанного с незаконным обналичиванием астрономических для нашей области сумм. Потянув за ниточку, следователи размотали целый клубок финансовых преступлений, больно ударивших не только по региональному, но и по федеральному бюджету.

О том, можно ли умерить аппетиты коррупционеров, мы поговорили с полковником юстиции Михаилом Нестеровым. Он много лет возглавляет отдел по расследованию особо важных дел и знает о коррупции все. И даже немного больше.

- Михаил Владимирович, времена меняются, а вместе с ними «растут» и коррупционеры. Или это все те же «незамысловатые» Остапы Бендеры?

- Нет, конечно. Сейчас государство разрабатывает и запускает много программ, реализация которых серьезно финансируется. А большие деньги не дают покоя мошенникам самых разных мастей. Всем хочется урвать свой кусок от этого аппетитного пирога. Способы и методы самые разные: от примитивного обмана до продуманных до мелочей хитроумных схем, разработать которые способны только люди со специальным образованием – экономическим, бухгалтерским и юридическим. Так что современные коррупционеры – преимущественно высокообразованные люди. Совершенные ими преступления отличаются особой изощренностью. Чтобы «замести» следы, они вовлекают в свой круг профессионалов той сферы, в которой простирается их интерес. Так, например, действовал один крупный пензенский бизнесмен, занимающийся производством алюминиевых сплавов. Выпущенная на его заводе продукция продается в Питер, а оттуда поставляется в Японию на автомобильные заводы. По нашей версии, этот предприниматель несколько лет уклонялся от уплаты налогов, а чтобы максимально замести следы, вовлек в свою деятельность аудитора, когда-то работавшего в налоговой инспекции. Юридическое прикрытие обеспечивал бывший силовик, двадцать лет проработавший в ОБЭП. Еще один деятель этой преступной группы отслеживал новые методы, разрабатываемые налоговиками для борьбы с «уклонистами».

- И каким образом эта троица обманывала государство?

- Скрывала факт того, что именно на их заводе производится весь объем сплава. Алюминиевый сплав, как и любая другая продукция, облагается НДС. Этот налог, размер которого составляет 18%, закладывается в стоимость. Дальше встает задача, как сделать так, чтобы положить деньги к себе в карман, а не заплатить государству. Преступная троица решает представить дело таким образом, что сплав якобы не производится, а перепродается. Соответственно, формируется пакет фиктивных документов, который представляется в налоговый орган для уменьшения суммы налогов, подлежащих уплате. Таким образом, по самым скромным подсчетам, государство недополучило 100 миллионов рублей, которые могли бы пойти на финансирование социальной сферы или здравоохранения.

Кстати, нам удалось арестовать имущество на эту сумму, которое бизнесмен тщетно пытался скрыть. Включая завод.

Конфеты к отгрузке готовы

- Но ведь криминальные деньги нужно умудриться обналичить…

- Совершенно верно. Это как снежный ком – одно экономическое преступление порождает другое. Одни коррупционеры разрабатывают схемы уклонения от налогов, а другие создают фирмы, занимающиеся обналичиванием денег. Несколько лет мы расследовали дело о так называемом частном банке, помогавшем «отмывать» преступный капитал. Эта криминальная организация была создана в 2008 году и благополучно росла и развивалась до ноября 2015-го, пока не попала в поле зрения ФСБ и СК. Ее создателем и идейным вдохновителем был бизнесмен с высшим юридическим образованием. Ему удалось собрать преступный коллектив из 24 человек, который занимался легализацией преступных доходов. Проще говоря, созданный «виртуальный банк» выводил деньги из-под финансового контроля государства в «тень».

Схема, по которой он работал, была законсперирована, а все клиенты имели псевдонимы. Большинство из них нам удалось расшифровать. Например, под псевдонимом «лифтер» скрывалась группа должностных лиц СМУП «Пензалифт». Используя свои должностные положения, они несколько лет похищали деньги, принадлежавшие предприятию. Делалось это, как и в других случаях, по фиктивным договорам. После ряда манипуляций средства попадали на карты подставных лиц, которые обналичивали их и приносили в кассу «банка». Поскольку дефицита в клиентах эта контора не испытывала, процесс обналичивания был бесперебойным. В «банке» даже существовала диспетчерская служба, в обязанности которой входило обзванивать клиентов, сообщая о поступлении денег зашифрованными фразами типа: «Заберите посылку» или «Конфеты к отгрузке готовы».

С помощью криминального «банка» разворовывались немалые бюджетные деньги, начиная от мелких контрактов по ремонту детсадов и заканчивая строительством перинатального центра.

- Какой объем теневых денег проходил через «контору»?

- За одни только сутки преступная группа обналичивала порядка 10 миллионов! За услуги клиенты перечисляли вознаграждение – от 3% до 12% от обналичиваемой суммы. По такой схеме «Пензалифт» вывел из бюджета муниципалитета более 12 миллионов рублей. Свою вину руководство МУПа признало и полностью возместило ущерб. Поэтому суд назначил наказание, не связанное с реальным лишением свободы - по четыре года условно.

- Интересно, был ли ощутим экономический эффект после того, как вам удалось закрыть этот криминальный «банк»?

- Конечно. По данным областной налоговой службы, в 2016 году в казну поступило на 10 миллиардов больше, чем годом ранее. Как только перестала действовать самая крупная обнальная площадка города, сразу же повысилась собираемость налогов.

Тайное должно стать явным

- Если коррупционеры, как бы это дико не звучало, постоянно  совершенствуют свои знания, значит, и следователям нельзя отставать. Но поскольку коррупция процветает, можно предположить, что бороться с этим явлением мешают какие-то системные проблемы. Это так?

- Отчасти. Мы действительно сталкиваемся с ситуациями, когда теряется драгоценное время. А виной тому – банковская тайна. Недавно руководитель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин предложил разрешить следователям доступ к банковским счетам подозреваемых не только в рамках уголовного дела, но и во время доследственной проверки. Сейчас такой возможности нет. Поэтому преступники, почувствовав, что «запахло жареным», еще до возбуждения уголовного дела успевают спрятать имущество, вывести в офшоры деньги и улететь за границу. Так произошло с генеральным директором одной крупной пензенской компании. По имеющейся у нас информации, за три года он не доплатил государству в качестве налогов один миллиард рублей. Эти деньги тоже были незаконно переведены на зарубежные счета. Сам бизнесмен успел скрыться за границей и сейчас находится в международном розыске.

Ну и, конечно, нужно на законодательном уровне вернуть конфискацию имущества, как дополнительную меру наказания.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ-3 читаемых

Самое интересное в регионах