Примерное время чтения: 5 минут
64

Бельгийская «Родина». Как пензенцы во Вторую мировую стали партизанами

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. АиФ-Пенза 07/09/2022
Нижнеломовский краеведческий музей / Из личного архива

В краеведческом музее Нижнеломовского района есть стенд с участниками ВОВ. На одном из фото – мужчина с орденом Великой Отечественной войны второй степени. Награда на обычном пиджаке, не на военном кителе.

Зовут этого человека Петр Васильевич Новоженов, значимая часть его военного пути прошла не на Восточном фронте, а в далёкой Бельгии.  И такая судьба не только у него.

Пленники в лесах

Пётр Васильевич ушёл на войну в 1941 году. На фронт отправился опытный боец, участвовавший в боевых действиях против японской армии на озере Хасан. 

В материалах Нижнеломовского краеведческого музея сохранились сведения о боевом пути пензенца. При обороне города Вязьмы попал в окружение, был контужен, захвачен в плен и отправлен в Европу в качестве рабочей силы. В 1942-1943 годах Петр Васильевич дважды попробует сбежать из концлагеря. Его ловили, нещадно избивали, но советский воин не терял надежды. И вот однажды побег удался – апрельской ночью 1943 года он с товарищем по фамилии Маринов сделал подкоп и сбежал из ненавистного лагеря Айздена. Пленники несколько дней скрывались в лесах.

Позже им удалось установить контакт с бельгийскими партизанами. В небольшой землянке в дождливую ночь произойдёт важная встреча. Петр Васильевич познакомится с будущим командиром русской партизанской бригады «За Родину» подполковником Шукшиным.

Поезд под откос без взрывчатки

Несмотря на относительно небольшую численность – менее трёх сотен человек – партизаны развернули серьёзную борьбу против воинских частей, оккупационной полиции, гестапо. Сохранилось немало эпизодов отчаянной борьбы с захватчиками. В их числе - смелые нападения чуть ли не с голыми руками на вооруженные патрули. Но самым удивительным для бельгийцев было то, что русские каким-то образом умудрялись пускать под откос поезда … не используя взрывчатку. 

Эти диверсии Новоженов устраивал так: брал несколько человек, они шли на полотно дороги с лопатами. Один подкапывал шпалу на левой стороне, другой - следующую, но только на правой, третий снова на левой – и так далее в шахматном порядке.

Едущий груженый эшелон сначала давил на правый рельс, где была подкопана шпала, – проседало справа, потом давил на левый рельс - проседало слева. И в результате эшелон летел под откос. Немцы долго не понимали в чем дело.

В дальнейшем будут и более дерзкие подвиги, например, сохранилось упоминание об ограблении местного банка. Обычно считается, что на такие поступки решаются ради наживы. Но наши партизаны ограбили немцев, чтобы… закупить теплую одежду на зиму, в которой можно было воевать.

Позже Петр Васильевич с теплотой будет вспоминать о боевых товарищах. Спустя годы после Победы он будет счастлив услышать, что скромную бельгийку, которая оказывала помощь партизанам, наградят Орденом Отечественной войны второй степени. Местные помогали советским воинам даже несмотря на то, что в годы войны немецкие газеты, захлёбываясь желчью, писали о советских бойцах как о «разбойниках», пугали население «русскими бандитами». 

Война для пензяка закончилась в 1945 году, после освобождения английскими солдатами. Всех русских переправили на родину, где им пришлось до октября 1946 года пробыть в карантинном лагере. Потом Петр Васильевич вернулся в родной колхоз, работал на скромной должности зоотехника. Тот самый орден, который на фото в музее висит у Новоженова на груди, ему вручат только в 1985 году. 

Доктор исторических наук Евгений Воейков:
«При всём уважении к участникам Движения Сопротивления в Европе, оно несопоставимо по масштабам и интенсивности деятельности с партизанским движением на оккупированных территориях СССР. Летом 1942 года против советских партизан действовало 10% частей вермахта на советско-германском фронте. На территории оккупированной Белоруссии были так называемые партизанские края, территории которых немцы вообще не контролировали. Разве было что-то подобное в Европе? Аргумент, что у нас было населения больше, не работает. Оккупированные немцами территории СССР, где развивалось партизанское движение, как раз сопоставимы с европейскими странами. Но и тут опять нужен дифференцированный подход. Особняком от всех европейских стран стоит Югославия. Там в конце 1941 года насчитывалось 80 тысяч партизан, в 1943 году - 300 тысяч, в 1944 году - 400 тысяч партизан. Здесь всё, как и у нас, вплоть до боёв с немецкими регулярными войсками. В остальных странах Европы - ничего подобного - тысячи, в лучшем случае, - десятки тысяч подпольщиков и партизан в движении Сопротивления. После Югославии идёт Франция. Но там масштаб гораздо меньше. Летом 1943 года в «Свободной Франции» генерала де Голля сражалось 39 000 коренных французов, кроме них были и французские партизаны - маки. Летом 1944-го, к началу высадки союзников во Франции, численность партизан-«маки» составляла 135 000 человек (именно вооружённых бойцов, не считая «сочувствующих»). Из них 60 000 были испанскими республиканцами, сбежавшими от режима Франко воевать с фашистами, 2000 – немецкими коммунистами, 3000 повстанцев являлись советскими гражданами, военнопленными или эмигрантами, перебравшимися во Францию после гражданской войны в России. Население Франции в 1940 г. - 40 миллионов человек, Югославии - порядка 15-16 миллионов. Как говорится, почувствуйте разницу. И не надо забывать, что значительное число французов активно сотрудничало с немцами или сочувствовало им. 3000 французов воевали в «Легионе добровольцев против большевизма» осенью 1941 года под Москвой. Французы служили в полиции, частях вермахта, были осведомителями гестапо. И порядка миллиона французов трудилось в военной промышленности в 1942-1944 гг. на благо рейха».

Бельгия-Марсель-Одесса

На сайте «Подвиг народа» можно найти данные не об одном пензенском участнике отряда «За Родину», правда, деталей у этих историй немного. Например, очень мало известно о Константине Солёнове из села Старая Нявка. В 1942 году попал в лагерь и бежал из него.  

Ещё один из земляков, уроженец села Красная Дубрава Земетчинского района Александр Максимович Нестеркин, пережил ужасы нескольких саксонских и бельгийских лагерей, а потом точно так же боролся с немецкими солдатами в качестве партизана. 

Правда, не всем удавалось сбежать. Некоторые встретили победу в лагере, как Аип Имангулов, уроженец села Индерка Сосновоборского района. В школьном музее остались документы, рассказывающие о нём. Он попал в плен, был направлен в Бельгию. О тяжёлых днях за границей он будет потом вспоминать ещё долго: «Однажды, нас, военнопленных, переправляли на пароме в другие города. Паром был перегружен. Чтобы избавиться от груза, пленных просто начали выбрасывать в море». Когда настал его черёд, он встал, начал молиться и произнес «шахаду» – свидетельство, что нет бога, кроме Аллаха. Услышав мольбу пленного, молодой немец сжалился и оставил его на пароме. 

15 января 1945 года в Бельгии Имангулов попал к союзным войскам, в лагерь репатриантов в СССР прибыл 13 июня 1945 года из Марселя через Одессу. Во время проверки компрометирующего материала на Имангулова Аипа Юсуповича не было добыто. Его было предложено направить для прохождения дальнейшей службы в РККА.

P.S. Сбор и хранение информации о наших земляках, воевавших в годы Второй Мировой войны, осуществляется музеями, их деятельность поддерживается в рамках нацпроекта «Культура».

Читайте нас в Telegram-канале «АиФ-Пенза», социальных сетях «ВКонтакте», «Одноклассники».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах