Примерное время чтения: 10 минут
589

Не было политики и проблем не было. Александр Кожевников о спорте и допинге

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 7. АиФ-Пенза 16/02/2022
Александр Кожевников с супругой и дочерью Марией.
Александр Кожевников с супругой и дочерью Марией. / Мария Кожевникова / Из личного архива

Зимние Олимпийские игры сейчас в самом разгаре. Российские хоккеисты, в числе которых наши земляки Антон Слепышев и Сергей Андронов, уже успели проявить себя. За текущими событиями следит и воспитанник пензенской школы хоккея Александр Кожевников. В свое время он дважды участвовал в Зимних Олимпийских играх, оба раза завоевав «золото». Корреспонденту «АиФ-Пенза» он рассказал, каким видит современный российский хоккей, а также о своем олимпийском опыте и жизни после большого спорта.

Досье
Александр Кожевников родился 21 сентября 1958 года в Пензе. Советский хоккеист, двукратный олимпийский чемпион (1984, 1988). Чемпион мира и Европы 1982 года. В чемпионатах СССР сыграл 525 матчей и забросил 243 шайбы, из которых 43 он забил в чемпионате 1981/82. В настоящее время - член Правления Ночной хоккейной лиги, хоккейный эксперт и телекомментатор.

Нужно больше сильных спортсменов

Анна Логинова, «АиФ-Пенза»: Александр Викторович, вы, как, наверное, большинство россиян, смотрели выступление наших хоккеистов на Олимпиаде в Пекине. Что скажете об их игре?

Александр Кожевников: Неплохо для первого раза, видно, что ребята старались, проделана большая работа. Ребята молодые, опыта не хватает. Очень хорошо, конечно, что в первой игре Антон Слепышев гол забил, но эта его выходка... Да он чуть всю команду не подвел! Его взяли зачем? Чтобы помогал. А такое поведение в первую очередь ставит под удар всех остальных. Такое недопустимо. Олимпийский уровень - это в том числе большая ответственность, выходя на лед, об этом следует помнить.

– Кстати, о Слепышеве. Он и  Сергей Андронов в свое время не нашли себя в НХЛ, но отлично выступают сейчас на Олимпиаде. Как вы считаете, с чем это может быть связано?

– Они оба ушли в НХЛ, на мой взгляд, рано. 20 лет - совсем небольшой возраст, тем более в хоккее, когда нужно столько всего освоить, научиться правильно взаимодействовать с тренером, окрепнуть. Не могу сказать, что уезжать в 20 лет - это плохо. Вот, например, у того же Капризова все отлично сложилось. Тут просто у кого-то получается, у кого-то нет. Как и везде. Но опять же, вот так запросто ехать, просто потому, что агент так посоветовал... На мой взгляд, странное решение. Вообще, в НХЛ играют только сильнейшие игроки, это принципиально другой уровень. То, что они на Олимпиаде выступать не могут, это плохо, конечно, но ничего не поделаешь, такие у них правила. Будь у ребят из НХЛ возможность поехать, результаты не заставили бы себя долго ждать.

– Сейчас у хоккеистов очень большие зарплаты. Игрокам НХЛ, например, платят миллионы. Такие большие суммы могут повлиять на качество исполнения? Не зазнаются ребята?

– Я бы не сказал, что хоккеисты получают какие-то баснословные деньги, с этих зарплат надо отдавать большой налог. Они - профессионалы, неоднократно это доказали, платят им достаточно. Особенно, если учесть кризис, который по всем ударил, им, можно сказать, только-только начали нормально платить. Да я и сам в свое время получал неплохо: тысяча рублей в месяц, если считать со всеми премиальными, для советского времени были хорошими деньгами.

– Наши спортсмены не могут выступать под своим флагом и со своим гимном, то и дело возникают скандалы из-за допинга. Что вы об этом думаете?

– Раньше к русским по-другому относились. Пока политика не вмешалась, не было у нас никаких проблем с допингом. Ведь если разобраться: что нам вменяют? Тот же злополучный мельдоний на деле является лекарством от сердца. Спортсмены принимали таблетки всегда, и в мое время, и сейчас. Это было совершенно нормально. Однако норвежцам можно, потому что у них справки есть, они там все астматики, а нам нельзя. В результате российские спортсмены постоянно оказываются в центре скандала по необоснованным причинам. «Несправедливо» - это не то слово, которым можно охарактеризовать отношение к нашим спортсменам. То, как с ними обращаются, – это подлость и гадость.

Обе победы через боль

– Как отбирали игроков в олимпийскую сборную? Какая была обстановка в команде, как тренировались?

– В сборную брали самых достойных. Все ребята молодцы, был сильный командный дух. А еще у нас строго было, дома мы не жили, с семьями общаться нам не давали, детей видел пару раз в год. Тренировки дважды в день, питание трехразовое. Мы к такой жизни привыкли, с детства в спорте. Нагрузки колоссальные: и штангу тягали, и матрасы головой возили. Тяжело было, но это жизнь, мы все знали, на что идем, и были готовы. Помню, как со сборов сбегали к семьям, часа два сидели с ними, потом надо бежать обратно. Все быстро. Тогда еще можно было такое провернуть, Москва не такая большая была, как сейчас. 30 минут на машине - и ты дома.

– А как вы попали в олимпийскую сборную?

– А прямо из больницы! Первый раз (перед Олимпиадой-1984 в Сараево.Корр.) так было: за два месяца до соревнований у меня стопа вылетела, я с травмой. Конечно, больно, но, честно говоря, на Олимпиаду очень хотелось. Результаты мои это позволяли. И вот звонит Виктор Васильевич Тихонов, наш тренер, заведующему ортопедического отделения, говорит, что верит в меня. Я тогда уже на одной только его вере почувствовал, что справлюсь. Естественно, все риски осознавал, но также понимал, что второго раза у меня может просто не быть. Очень хорошо помню, как меня поддерживали ребята: Вячеслав Фетисов, Алексей Касатонов, Сергей Макаров, я очень им благодарен. Как только вышел на лед, начал пахать. Другого слова не подобрать здесь, потому что на олимпийском уровне по-другому просто нельзя, будь у тебя хоть десять травм. Все мы думали только о победе. Это главное, что я тогда запомнил. Без разницы, с кем играть, лишь бы всех обойти. Хотя, конечно, на льду всякое может быть. Бывали и провокации, когда со спины противник ударит, специально попадет туда, где защиты нет. Но это редкость, в основном дух соперничества хоть и был, но нормальный, без подстав.

Хоккеисты Сергей Макаров, Александр Кожевников (в центре), Игорь Ларионов. Фото: Из личного архива/ Мария Кожевникова

– Какой была ваша вторая Олимпиада, в 1988 году в Калгари?

– Туда я тем же манером попал, только травма уже была тяжелее. Семь операций на коленях, лишь за месяц до Олимпиады начал готовиться. Мне эта победа далась очень тяжело, я три игры всего сыграл, перегрузился, восстанавливался потом. Но зато какую радость испытал, когда мы победили! Сейчас вспоминаю, у меня даже слов не хватает, чтобы описать. Про такое трудно говорить, этот момент нужно пережить самому.

Человек-стадион

– Какой была ваша жизнь после Олимпиады? Многое ли изменилось?

– Ничего особенно-то и не поменялось. Стал популярным, меня люди на улицах узнавать стали, подходили знакомиться, я не знал, как себя в такой ситуации вести. Я после этого много еще где играл. Мир посмотрел, жил в других странах по несколько лет: в Швеции, Англии, Словении, Америке. Играл в командах Швеции и Швейцарии. В России живется лучше всего, потому и вернулся. Больше всего понравились шотландцы. Они дружелюбные, открытые, приветливые, к русским хорошо относятся, без всяких предрассудков. С супругой развелись, но не из-за моей популярности или каких-то особенных причин. Просто мы поженились, когда были совсем молодыми, большую часть нашего брака я был на сборах, мы друг друга мало знали. Но расстались на позитивной ноте, отношения у нас хорошие.

– В браке у вас родилось трое детей. Ваша дочь Мария - известная актриса, депутат Государственной Думы ФС РФ, она подарила вам внуков. Какие у вас отношения с семьей?

– Маша - молодец, очень ею горжусь. И ее и внуков вижу часто, мы живем друг от друга недалеко. С внуками много времени провожу, всегда им рад. Ваня, старший, футболом занимается. Максим помладше, он больше семейный мальчик, но тоже играет в футбольной команде, правда, школьной. А Василек, он еще маленький совсем, но ему все интересно, ищет себя. Я своей жизнью доволен. Руки-ноги целы, много сделал, много видел, у меня есть друзья, семья, не бедствую. Получаю 52 тысячи рублей как бывший олимпиец, пенсия, понятно, маленькая, но я еще работаю. Не скажу, где именно, но на жизнь хватает.

Фото: Из личного архива/ Мария Кожевникова

– В честь вас в Пензе назвали СЗК «Дизель-Арена». Как вы об этом узнали и что для вас это значит?

– Я такого не ожидал! Просто губернатор мне звонит, спрашивает: «Мы хотим назвать спортивный комплекс вашим именем. Как вы на это смотрите?». Я, конечно, растерялся. Говорю: «А может, не надо?». Было приятно, конечно, что меня так отметили, но я, сам по себе, человек скромный, к публичности не привык. Подумал тогда, что, раз надо, то пусть будет. Для Пензенской области это престиж, а лично мне это ничего не дает.

– Вы являетесь членом правления Ночной хоккейной лиги. Как играет президент РФ? Как проходят тренировки?

– А неплохо играет, между прочим. Скорость у него, понятно, другая, да и задумывалось это все лишь для поддержания физической формы. В самом деле, не будем же мы у него шайбу отбирать! (смеется). К этому увлечению президента зря относятся скептически. Человек впервые на коньки встал в 60 лет, попробуйте так сами! Люди и в пандемию играют, не бросают, время находят. По-моему, это здорово!

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах