Примерное время чтения: 8 минут
96

Защита права. Омбудсмен Фомин о законе для лекарств, мобилизованных и хоккее

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 25. АиФ-Пенза 19/06/2024
Вячеслав Колесников / АиФ

В конце марта в регионе поменялся уполномоченный по правам человека. На эту должность был назначен уроженец сурского края Владимир Фомин. До этого он работал в структурах прокуратуры и следственного комитета. 
Новый омбудсмен ответил на вопросы penza.aif.ru.

В охране не нуждался

Ирина Акишина, penza.aif.ru: Владимир Владимирович, в Приморском крае, где вы возглавляли Следственное управление СКР, на вашем счету несколько громких дел. Например, вы расследовали махинации с землёй, где участвовали  высокопоставленные чиновники. Собирали материалы о преступлениях банды «трифоновских», которые с начала 90-х «крышевали» предпринимателей. По сути, были раскрыты целые преступные кланы. Во время расследования таких преступлений у вас не было особой охраны?

Владимир Фомин: Активность этих формирований пришлась на 90-е – 2000-е годы. Многие из участников банд были убиты, они все предыдущие годы уничтожали друг друга. Остались сильнейшие. И активную преступную деятельность они уже не вели, жили за счёт того, что заработали в прошлом. Многие легализовались, стали депутатами, спецсубъектами. 

По поводу мер безопасности… Можно иметь охрану, бронированную машину, но главное - профессионально исполнять свои обязанности. Я не видел никогда оснований для особой охраны. Ограничивался общими мерами безопасности.

- А табельное оружие было?

- Да, но я никогда его не носил. И никогда не предполагал, как могу его использовать. 

- Спецсубъекты нередко имеют старших «товарищей». На вас сверху не давили?

- Нет, не давили. У нас было очень сильное оперативное сопровождение. 90% уголовных дел – это разработки органов ФСБ.  В 2018 году в Приморье сменился губернатор, в 2019 году - главы правоохранительных органов. Так совпало, что все руководители были неместные. Кто там к кому мог обратиться? Среди моих подчиненных предателей не было. 

- Программа «Честный детектив» два года подряд включала вас в Топ-50 самых влиятельных силовиков в стране. На вас это как отражалось?

- Руководство Следственного Комитета РФ на этот рейтинг, составленный журналистами, особого внимания не обращало и никак при поощрениях не учитывало. Да, мне моральное удовлетворение доставлял тот факт, что я в нём нахожусь. Но всё-таки этот рейтинг нельзя назвать объективным. В нём, кроме меня, не было ни одного руководителя правоохранительных органов Приморья. Это неправильно, ведь мы действовали вместе: и полиция, и ФСБ, и прокуратура.  

Вернуть ребят из плена

- У нас в «Березовой роще» до сих пор находятся эвакуированные, которые не покидают санатория. А почему?

- Там сейчас находится 133 человека. В соответствии с законодательством РФ гражданин может улучшить свои жилищные условия тремя способами: приобрести жильё за счёт собственных или заёмных средств, принять участие в льготных жилищных программах и получить квартиру по договору социального найма, если будет признан нуждающимся.

В регионе действуют не менее 30 государственных и региональных мер поддержки. Это очень много. Многие эвакуированные воспользовались льготной ипотекой, другими возможностями и улучшили свои жилищные условия. Те, что остались в «Березовой роще», об этих возможностях также знают. Но они говорят: «У нас есть жильё в Луганске или Донецке, мы сможем продать его за 300-500 тысяч рублей. На эти деньги у нас ничего купить не получится». И они просят рассмотреть возможность, чтобы им в  особом порядке дали возможность получить квартиру по договору социального найма.

Но федеральное законодательство пока не предполагает решение вопроса таким способом. К тому же на начало 2023 года очередь на получение таких квартир в регионе составила почти 10 тысяч человек. Здесь надо действовать осторожно, чтобы, решая проблемы одних граждан, не нарушить интересы других. 

- Вам продолжают приходить жалобы от мобилизованных?

- Да, но число обращений сильно снизилось. И в основном обращения касаются вопросов реабилитации, надлежащего медицинского обеспечения, выплат за ранение. Также за время моей работы поступило четыре обращения, в которых нас просили установить местонахождение военнослужащих. Родные или не знали, где находится боец, или у них была информация, что он в плену. Здесь мы работаем через уполномоченного по правам человека в РФ Татьяну Москалькову. Были случаи, когда удавалось вернуть ребят из плена.

Помочь диабетикам

- Уже 30 лет не удаётся решить вопрос с лекарствами, которые должны бесплатно выдавать по Постановлению Правительства РФ № 890. В первую очередь речь идёт о больных сахарным диабетом: нередко препараты они получают только после обращений в прокуратуру. Как-то этот вопрос будет решаться?

- Чтобы решить вопрос с выдачей лекарств больным сахарным диабетом, на наш взгляд, необходимо принимать специальный федеральный закон. Мы сейчас направили соответствующие рекомендации в Законодательное Собрание области и Министерство здравоохранения региона. Мы готовы обосновать необходимость данной законодательной инициативы. 

- Федеральный закон предусматривает, что будет федеральное финансирование?

- Я думаю, что да.

- Сейчас много говорится о поддержке многодетных семьей. Среди тех мер, которые озвучены регионом, - выплата в 5 тысяч рублей в год на ребёнка, 594 рубля на проезд в месяц, 30% компенсация оплаты услуг ЖКХ, освобождение от уплаты транспортного налога. Этих мер достаточно?

- Мы имеем те меры региональной поддержки, которые сегодня в состоянии обеспечить бюджет Пензенской области. 10 лет назад и этого не было.  Возможно, завтра появятся дополнительные льготы.

Но неправильно, что всё сводится к материальным мерам. У нас немало правонарушений совершается подростками из многодетных семей. Есть проблема алкоголизации, когда родители в многодетных семьях в состоянии опьянения идут на преступления, в том числе в отношении своих детей. Необходимо вовремя оказывать психолого-педагогическое сопровождение таких семей. И главная роль здесь должна принадлежать образовательным организациям. 

- Больным вопросом является предоставление земельных участков для многодетных. Их нередко предоставляют на территориях, куда не подведены коммуникации... 

 - Если государство взяло на себя обязанность предоставить землю, то надо выполнить её до конца. Сейчас у нас на рассмотрении находится обращение семьи, которой выдали участок в лесном массиве. Мы сделали запрос в администрацию Пензы. Если выяснится, что в ближайшее время там не будут развивать инфраструктуру, там не появятся свет, газ и вода, то будем обращаться в суд, чтобы защитить права граждан.

Колонии без нарушений

- За два месяца работы в качестве уполномоченного по правам человека в Пензенской области вы уже несколько раз успели съездить в СИЗО и колонию. Оттуда часто приходят жалобы?

- Из мест лишения свободы или от тех, кто недавно освободился, в мой адрес поступало всего два обращения. Они касались восстановления прав. В первом случае гражданин жил в квартире по договору социального найма, срок действия договора закончился, и мужчина переживал, что не сможет после освобождения вернуться домой. Сейчас пытаемся помочь решить проблему. Во втором случае гражданин получил инвалидность, имел право на соответствующие меры поддержки, но документы об инвалидности были утрачены. Мы уже помогли эти документы восстановить. 

В самих колониях нарушения закона я пока не увидел. В Приморье мы за короткий промежуток времени возбудили сразу три уголовных дела по факту создания на территории исправительных учреждений преступного сообщества АУЕ (арестантское уголовное единство).  

Блицопрос

- Ваш отец работал в ФСБ, был главным федеральным инспектором в регионе. Вы советовались с ним по сложным делам?

- Никогда. Я очень уважаю отца, он для меня пример того, каким должен быть человек.  Но мы работали в разные времена. Раньше правоохранительные органы гораздо легче добивались права на какие-либо санкции в отношении подозреваемого. Сейчас, например, если речь идёт о мероприятиях в отношении адвоката, суд много раз подумает, давать на них разрешение или нет.

- У вас старший сын окончил третий курс юрфака ПГУ. Помощи не просит?

- Пока он учился в Пензе, я работал за шесть тысяч км в Приморье. Вряд ли я мог ему чем-то помочь. Сейчас он представляет область на различных мероприятиях, занимает призовые места. Младший сын окончил шестой класс с похвальным листом. Не вижу смысла вмешиваться в их учёбу. Они сами прекрасно со всем справляются.
Когда я уехал в Москву в академию ФСБ, то отец приезжал ко мне два раза: на присягу и на выпускной, обрадовался, что я получил красный диплом.

- Что дома делаете сами?

- Не могу похвастаться, что я прекрасный домохозяин, у меня больше получается работать головой, а не руками. Готовить даже не пытаюсь. Но я умею организовывать спортивный досуг детей. Могу играть в футбол, волейбол, большой теннис, кататься с ними на роликах, велосипедах. В Приморском крае увлёкся хоккеем. Играю я не очень хорошо, в команде у нас были игроки моего уровня: руководитель ФСБ в Приморье, ребята из руководства УВД региона. Мы к себе профессионалов не пускали, потому что получали массу удовольствия от игры друг с другом.
 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах