Примерное время чтения: 6 минут
239

Градус под запретом. В сурском крае сухие законы не приживались

Сюжет Пензенская область. История в документах и судьбах
Кадр из фильма

В мае 1985 года в СССР началась антиалкогольная кампания. Жители России не могут забыть её до сих пор. Это была не первая подобная реформа в стране. К чему приводили «ограничения градуса»?

Ах, «Углёвка» хороша!

В сурском крае производство алкоголя всегда было развито хорошо. Никаких личных пристрастий, это был просто бизнес.

«В Пензенской губернии из-за погодных и климатических условий в основном выращивали пшеницу, которая шла на корм скоту, качественная мука из неё не получалась. Но потом выяснилось, что именно из такой пшеницы очень выгодно делать хлебное вино (не путать с водкой)», – поясняет доктор исторических наук, профессор, председатель Союза краеведов России Владимир Первушкин. Напиток был не самый крепкий – 10-12 градусов. Производство было очень простым, а спрос – всегда устойчивым. И дело пошло.

Золотую жилу распознали быстро. Чуть ли не каждый помещик имел свой винокуренный завод. В XVIII – начале XIX века винокуренное производство было одной из основных отраслей в губернии.

С середины XIX века пензенцы активно внедрили то, что сейчас бы назвали инновационными технологиями. Речь идёт о работе Менделеева «О соотношении спирта и воды», которая по сути положил начало для производства водки . В сурском крае винокурни исчезли. Появились водочные заводы. Они оказались очень прибыльны.

Доказательство тому – бизнес Эмиля Федоровича Мейергольда, отца актера и режиссера Всеволода Эмильевича Мейерхольда. Именно благодаря напитку с высоким градусом семья смогла сколотить неплохой капитал. А водку «Углёвку», которую производили Мейергольды, ценили в Москве и Санкт-Петербурге. Рекламу ей сделал известный в те годы писатель и журналист Владимир Гиляровский, к его мнению прислушивались столичные гурманы.

«Ах, и водка была хороша! Такой, как «Углёвка», никогда я нигде не пил — ни у Смирнова Петра, ни у вдовы Поповой», - так в своих воспоминаниях Гиляровский прославлял напиток, ставший пищевым брендом региона.

Причем наличие предприятий, которые производили алкоголь, не приводило к тому, что народ спивался.

Пьяные бунты Первой Мировой

Ситуация изменилась во время Первой мировой войны. Государство обеспокоилось тем, что граждане употребляли слишком много алкоголя. Беспокойство было таким сильным, что в 1916 году в стране решили ввести сухой закон.

«Власти выстрелили себе в ногу: в то время, когда страна участвовала в Первой Мировой войне, казну лишили значительных источников дохода, – комментирует реформу Владимир Первушкин. – Но главное, запрет не решил проблемы. Граждане пили, потому что наступил кризис. Выступления рабочих в Москве и Санкт-Петербурге в 1917 году были в том числе связаны и с этой реформой. В столицах первым делом стали громить винные склады».

В Пензенской губернии, правда, последствий сухого закона особо не ощутили. Здесь быстро нашли выход из ситуации – начали производить алкоголь дома.

Большевики, придя к власти, одним из первых издали декрет, который гласил: «впредь до особого распоряжения воспрещается производство алкоголя и всяких алкогольных напитков».

«Но пить стали меньше, когда жизнь стала налаживаться, когда начался НЭП, когда граждане опять смогли работать и зарабатывать. Когда людям было чем заняться, они не спивались», - отмечает Владимир Первушкин.

Самогон гнали в каждом доме

В СССР несколько раз объявляли пьянству бой, вводили различные ограничения по продаже спиртного. Но кардинальные шаги были предприняты в середине
80-х.

Считается, что к 1984 году употребление спиртного выросло в несколько раз и достигло отметки в 10,5 л зарегистрированного алкоголя на одного человека, а с учётом подпольного самогоноварения могло превышать 14 л. В царской России и при Сталине этот показатель не превышал пяти литров. Власти решили, что терпеть больше нельзя. И начали действовать. Но в результате наступили на те же грабли.

«В начале 80-х годов граждане злоупотребляли, потому что в стране опять-таки наступил кризис, - отмечает Владимир Первушкин. – И если сначала, на короткий промежуток времени, пить стали меньше, то потом всё закончилось как обычно: самогон гнали в каждом доме. Я ездил в Крым в конце 80-х годов, общался с виноградарями. Они плакали, когда вырубали виноградники. Многие сорта привозили из Франции, их десятилетиями выращивали, а потом в результате пустили всё под топор. Мы до сих пор не можем восполнить нанесённый тогда урон. Большое количество импортного вина, в том числе и на пензенских прилавках, – это как раз следствие того, что мы сами лишили себя виноделия.

Хорошо, что сейчас борьба с алкоголизацией населения ведётся по-другому: запрещают продажу в ночные часы, не разрешают торговать в «разливайках» на первых этажах многоэтажек. Будем надеяться, что уроки истории выучены».

Мнение

Социолог, доктор политологических наук Анатолий Бодров:

«Антиалкогольная кампания в 1985 году состояла из нескольких мероприятий.

Во-первых, был введён запрет на продажу алкоголя утром, его можно было купить только после 14.00. И в результате у винных магазинов днём выстраивались очереди, граждане отпрашивались с работы, чтобы приобрести спиртное. В Пензе на улице Московской площадка возле одной из точек, торговавшей алкогольными напитками, заполнялась людьми, которые, судя по их виду, давно и сильно злоупотребляли. Это было не самое приятное зрелище в центре города.

Во-вторых, запретили продавать алкоголь тем, кому ещё не исполнился 21 год. Этого народ не смог понять. В то время шла афганская кампания. Получалось, что на войну парней можно было в 18 лет отправлять, а водку пить им запрещали?

Да, в те годы были антиалкогольные свадьбы. Но я помню, как на таких мероприятиях на праздничных столах стояли заварочные чайники с коньяком. Причём даже после того, как антиалкогольная компания закончилась, в заварочных чайниках продолжали выставлять алкоголь.

Третьей мерой стало уничтожение сырья и всей промышленности, выпускающей алкогольные напитки. И вот это сильно ударило по Пензенской области. У нас было два ликёро-водочных завода и 11 спиртзаводов. Антиалкогольная кампания тех лет стала для них началом конца».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах