aif.ru counter
48

Эх, яблочко, откуда катишься? Поможет ли новый урожай расправиться с ценами

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37. АиФ-Пенза 09/09/2020
Виктория Ветер / АиФ

В детских сказках есть упоминание о золотых яблочках. На самом деле, узнать о них можно не только из народного фольклора, их легко увидеть на прилавках магазинов. Цена за килограмм яблок даже сейчас, когда вовсю идет сбор урожая, перевалила далеко за 100 рублей.

Весной чуть ли не анафилактический шок покупатели испытывали от ценников на чеснок – килограмм этого овоща стоил, как килограмм мяса. И тот и другой продукт могли бы выращиваться в нашей области. Но их нередко везут аж с других концов земли. Почему? Всегда ли так было? Как раньше кормила себя губерния? Поможет ли расправиться с ценами на продукты нынешний неплохой урожай?

Страшнее эпидемии

То засуха, то пожар – область находится в зоне рискованного земледелия, у нас не плодородная Кубань. Но в разные времена регион то кормил себя, то завозил продукты из других краев. Влияли на это катаклизмы: как погодные, так и социальные.

Еще каких-то 100 лет назад для области страшнее любой эпидемии был голод. Такое вот жаркое лето, как нынешнее 2020-е, в царские времена легко могло бы обернуться голодомором.

«В Пензенской губернии, расположенной на границе степной и лесной зон, засухи были не редкостью, - указывает главный методист ГБУ «Государственный архив Пензенской области» Максим Буряков. - Не обошли они наш край и в XX веке. В Городищенском уезде весной и летом 1920 года не было ни одного дождя. В пищу крестьяне стали использовать березовую кору, березовые сережки, глину, мох и желуди. Денег у крестьян для покупки картофеля или овса тем летом практически не было. Только с проведением коллективизации засуха перестала приносить такие ужасные последствия».

«Да, область находится  в зоне рискованного земледелия, количество урожая зависит от обилия осадков, – соглашается декан агрономического факультета Пензенского государственного аграрного университета Александр Арефьев. - Но с советских времен научились орошать поля. Даже знойное лето 2010-го сильно сократило урожай, но не погубило его полностью.

Фото: АиФ/ Елизавета Карасева

Ни картошкой единой

Страшнее погодных были катаклизмы социальные и экономические. 90-е годы разрушили сельское хозяйство посильнее, чем самый засушливый год. Сельхозпроизводители не могли справиться и с возросшей конкуренцией со стороны самих граждан. В 1995-м году народ кормил себя сам. На частных подворьях было произведено почти половина мяса и молока, на дачах, в садах и огородах вырастили 86% всех овощей, в том числе 96% процентов всего картофеля в области. Обходились эти продукты без торговых наценок – по себестоимости. Так что ту же картошку ели, не считая, жареной, пареной, печеной. Больше есть все равно было нечего.

Сельское хозяйство вставало с колен  тяжело. А как только встало, чуть не упало заново. «Вслед за значительным сокращением местного ритейла стал заваливаться пензенские сельхозпроизводители и переработчики, – рассказывал в книге «Непростые нулевые» бизнесмен Олег Тоцкий. - Федеральные торговые сети  выкладывали на свои прилавки в основном привозное. И если с местным владельцем тот же фермер еще мог договориться, то иногородний сетевик работал в режиме монолога, диктуя свои условия. Стала затухать  и местная перерабатывающая отрасль. Из той переработки, которая была в середине нулевых, выжила только 1/10. И даже эта ничтожная доля предприятий осталась на плаву только в связи с тем, что стала дилером крупных компаний. А по сути – логистическим центром торговых сетей. Иногородние игроки завоевывали рынок за счет более дешевого и доступного товара.  К сожалению, это не всегда означала качество и экологичность».

Развернуть ситуацию помогли кризис и санкции. На волне импортозамещения и идеи продовольственной безопасности в сельское хозяйство стали вкладывать большие деньги. На рынке появились местные сети, которые сами стали пахать поля и сажать сады.

Зав. кафедрой «Управление, экономика и право» ПГАУ Ольга Столярова:
- Нельзя сказать, что фермеры сейчас не выдерживают конкуренцию с агрохолдингами. Специально для них разработано много программ поддержки. Но существует проблема сбыта продукта. Например, цены на то же молоко диктует перерабатывающий завод, спорить с ним фермерам тяжело, молоко – продукт скоропортящийся, его надо сдавать и по той цене, которая есть. Если наладить рынок сбыта, можно удержать цены. Если снизить себестоимость, производительность будет выше. Есть еще точки роста. Того же молока не хватает, потому что по сравнению с 90-ми годами количество голов в подсобных хозяйствах снизилось в 3 раза. Эти хозяйства надо поддерживать.
 

В поисках независимой цены

Нынешний год, судя по отчетам минсельхоза, выдался неплохим. Последние три года урожаи растут как у фермеров, так и у агрохолдингов. В 2020-м ожидаются неплохие урожаи картофеля, зерна. Есть и другая оптимистичная статистика: «Пензенская область продолжает занимать лидирующие позиции в Приволжском федеральном округе по росту производственных показателей аграрного сектора экономики. Производство пищевых продуктов за первое полугодие выросло на 10% по сравнению с 2019-м». Надо бы радоваться. Да только вот цены в магазинах не особенно балуют. Продукты все также дорожают, больше чем другие виды товаров. И те же яблоки – как кость в горле.

«Ослабление рубля сказалось на ценах на импортные яблоки, – поясняет пензенское отделение Центробанка. – Яблоки отечественных производителей тоже выросли в цене, что вызвано сокращением урожая из-за весенних заморозков и смещения сроков сбора летних сортов в южных регионах, из-за сложных погодных условий. В результате они подорожали на 18% в годовом выражении». Ну почему растущие евро и доллар, а также заморозки в Краснодаре так влияют на стоимость антоновки в Пензе? Так у нас  свои сады есть? Или нет?

«У нас есть сады в Лунинском, Наровачатском районах. Площади под выращивание лука, чеснока, картофеля каждый год увеличиваются, как у фермеров, так и у агрохолдингов, — объясняет Алексей Арефьев. - Но им тяжело пробиться на сетевые рынки. Надо решать эту проблему на уровне региона, развивать конкуренцию, привлекать инвестиции».

«Само выращивание продукта или овоща не означает, что продукт попадет на прилавки, ему нужны площади для хранения, - объясняет директор по маркетингу местной торговой сети. - У нас в Оленевке находится большое хранилище картофеля, с отдельными отсеками для каждого сорта, где поддерживается разная температура. Заложили сад яблонь, в Мокшанском районе у нас поля с клубникой и малиной. Мы сами стали заниматься сельхозпроизводством, чтобы контролировать качество продукции, у разных производителей оно сильно различалось. И, конечно, чтобы быть более независимыми в ценовой политике».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах