aif.ru counter
37

В свободном падении. Есть ли будущее у отечественного кинематографа

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. АиФ-Пенза 13/11/2019
Современные зрители предпочитают «ходить» на актеров из сериала.
Современные зрители предпочитают «ходить» на актеров из сериала. © / Пресс-служба Правительства Пензенской области

Ставший уже традиционным театральный фестиваль «Маскерадъ» на этот раз был приурочен к Году театра и 145-летию Всеволода Мейерхольда. В программу фестиваля вошли спектакли по пьесам, которые Мейерхольд ставил на сцене, либо те, в которых он участвовал в качестве актера. Зрители увидели девять спектаклей по пьесам Чехова, Гоголя, Сухово-Кобылина, Эрдмана и других классиков. Одним из гостей фестиваля стала известный критик Алена Солнцева. Несмотря на занятость, она нашла время пообщаться и с корреспондентом «АиФ-Пенза».

Свобода выбора

— Наш земляк Всеволод Мейерхольд – фигура неоднозначная, до сих пор не утихают споры, был ли он великим театральным реформатором или бездарностью, раздутой до размеров классика. Вы какой позиции придерживаетесь?

— Мейерхольд был абсолютно выдающимся художником. Мы до сих пор не осознаем размер оставшегося от него наследия. Когда Юткевич с Эйзенштейном в 1946 году получали Сталинскую премию, они во время заседания посчитали, сколько лауреатов имело отношение к Мейерхольду (как ученики или последователи). Выяснилось, что 80%. Мейерхольд был прекрасным педагогом, через его руки прошли такие люди, как те же Юткевич и Эйзенштейн, Николай Экк, поставивший «Путевку в жизнь», даже Александров, Пырьев, не говоря уже об актерах, которых он воспитал. Но как у любого гениального новатора, у Мейерхольда было много противников.

Сегодня всем уже ясно, что без теорий и практики вашего знаменитого земляка современный  театр был бы другим.

— Часто приходится слышать, что театр не должен опускаться до уровня невзыскательного зрителя, на деле же часто видим противоположную картину.

— Зритель свободен в выборе. Если он хочет развлечься, то пойдет туда, где его будут развлекать, а не туда, где его будут учить. Театр – это встречное движение. Обыватель будет ходить на то, к чему привык, ну или на то, что модно, престижно. Поэтому театральная антреприза, цель которой заработать деньги, привлекает актеров, известных по сериалам, и мы сегодня не встретим антрепризного спектакля по пьесам Чехова или Шекспира (хотя в 19 веке это было возможно). Но, в отличие от кино, снятого однажды и навсегда, спектакль рождается каждый раз заново,  хорошие артисты и в легком жанре могут показать  высокое искусство. У театра гораздо больше обходных путей для свободы творчества.

Дно достигнуто?

— Раз уж вы упомянули кино, отечественному кинематографу есть куда падать или дно уже достигнуто?

— Наше кино очень далеко от международных культурных трендов, оно очень местечковое, поэтому и не интересно миру. Но и своего зрителя оно часто не находит. 

Потеря аудитории началась еще в конце 1970-х, последнее советское десятилетие было для отечественного кино убыточным, сборы спасали американские и индийские фильмы. Мексиканский фильм «Есения» посмотрели 90 млн человек, и это рекорд для СССР. В мире в это время тоже происходили сдвиги. Из-за распространения телевидения изменилась структура досуга. Американцы стали снимать фильмы-аттракционы - «Челюсти», «Звездные войны» и т.д. У нас их не показывали, мы ответили своими фильмами-катастрофами: «Экипаж», например.

Сегодня наши продюсеры пытаются создать зрелищное кино для кинотеатров, снимают «Легенду №17», «Движение вверх», «Салют-7», сейчас «Конек-Горбунок» с огромным бюджетом  на подходе. Но, несмотря на увеличение  вложений, настоящей индустрии у нас нет. Рынок мал, поэтому дорогие  фильмы не окупаются. Кинорынок может быть только мировым, Голливуд сегодня – это не национальное американское кино, это международная корпорация с огромным бюджетом. С этим нам трудно конкурировать, тем более, что камеры, компьютерные эффекты, оборудование для кинотеатров – все у нас импортное.

Несмотря на индустриализацию, по сути, мы почти в том же положении, в котором была советская Россия в 1920-е годы, когда приходилось полностью  покупать американские, немецкие, британские заводы. Когда американский писатель-коммунист Стейнбек приехал в разрушенный войной Сталинград, он очень удивился тому, что ему не разрешали из-за секретности сфотографировать знаменитый тракторный завод, ведь во время экскурсии он убедился, что все оборудование, сборочная линия, метод сборки были разработаны американскими инженерами.

Попытка закрыться, стать самодостаточными приводит к изоляции, к отставанию, и в результате к потерям. В такой высокотехнологической области, как кино,  это особенно заметно. Так что театр у нас сегодня лучше.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество