563

«Мои мечты сбылись в нем». Отец капитана сборной РФ по хоккею - о сыне

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21. АиФ-Пенза 26/05/2021
Владимир Слепышев с сыном Антоном.
Владимир Слепышев с сыном Антоном. / Владимир Слепышев / Из личного архива

Воспитанник пензенской школы Антон Слепышев стал капитаном сборной России на чемпионате мира, который в эти дни проходит в Риге (Латвия). Он родился в Пензе, именно поэтому на его свитере номер родного региона - 58.

Его отец, в прошлом игрок и тренер пензенского «Дизелиста», Владимир Слепышев, рассказал корреспонденту «АиФ-Пенза» о поездке сына в Америку, о его первых коньках и свитере сборной.

О Таиланде и «коробочке»

Игорь Польских, «АиФ-Пенза»: Владимир Владимирович, какие были ваши первые эмоции, когда вы узнали о том, что сын стал капитаном национальной сборной?

Владимир Слепышев: Ни я, ни Антон этого не ожидали. Было удивление. Но это, скорее, стечение обстоятельств из-за каких-то внутренних событий в сборной. На мой взгляд, есть ребята и поопытнее. Антон - человек командный. На двух чемпионатах мира он уже капитаном был - на юниорском и на молодежном.

- Вы, ваш папа, ваш сын лишний раз подтверждают теорию династийности в спорте. Не проще ли добиться успеха, если родители спортсмены?

- Мой папа был очень хорошим спортсменом, побеждал на чемпионате Центра России по тяжелой атлетике. Даже звание «Мастера спорта» получил. Детям, у которых родители в спорте, успеха добиться проще. Хотя можно спорить, ведь есть примеры великолепных спортсменов из неспортивных семей. Но здесь все-таки палка о двух концах. Ребенок, у которого, например, отец тренер, тренироваться не прекращает и дома. Поэтому ему тяжелее, свободного времени не остается.

- Какими были первые шаги Антона по льду? Падал?

- Без этого не обошлось. Мы жили недалеко от хоккейной «коробочки» рядом с автовокзалом. Пришли первый раз туда, когда сыну исполнилось четыре годика. Первые его коньки были фигурные. Затем из Америки я привез ему настоящие, хоккейные коньки – счастью предела не было! А в пять лет отвел Антона в хоккейную школу.

- Сейчас у вас есть внук. Станете ли вы его тренером?

- Внуку семь лет - еще совсем маленький. Антон пробовал его ставить на коньки, но будет ли внук заниматься хоккеем -  родители решат самостоятельно. Два года назад у Антона родилась и дочка. У сына есть и старшая сестра – сейчас она живет в Таиланде, и у нее с мужем американцем также дочь. Так что я уже трижды дед. У моих детей замечательные счастливые семьи, и я очень люблю их.

О «бэушных» коньках и процентах

- В этом году у вас юбилей – 45 лет как вы начали выступать за пензенскую команду «Дизелист». Свой первый выход на лед помните?

- Это было на сборах в 1976 году в Риге во время товарищеского матча с латвийской командой. Хотя, конечно, была вероятность, что пойду по стопам отца в тяжелую атлетику. Но «подвела» комплекция, которая не подошла для штанги, - я высокий. Тогда папа привел меня на каток, и у меня стало получаться. Я стал хорошо кататься, что и определило мою дальнейшую судьбу.

- Вы десять лет были тренером хоккейного «Союза». Дорого ли сейчас отдать ребенка в спорт?

- Да, какие-то затраты будут. Некоторые считают, что основные из них - это покупка формы, амуниции. Но ведь в самом начале занятия спортом можно купить и не новую форму, б/у коньки. Уже потом, когда мальчишку возьмут в команду, прибавятся расходы на поездки на соревнования в другие регионы.

- А кого в хоккее больше: талантов и самородков или тех, кто добился успеха трудом? И что для спортсмена в этом смысле важнее?

- Большинство считает, что 90% составляющей успеха - это труд. И только десятая часть - талант. Я же думаю, что 50 на 50. В спорте так - кому-то дано, а кому-то нет. Есть люди, которые и упираются, и трудятся до седьмого пота, но не получается у них. Потому что таланта нет. Антон был очень понятливым парнем. Ему не нужно было несколько раз повторять одно и то же.

О Канаде и зарплатах

- В конце 1970-х - начале 1980-х вы тоже выступали за сейчас уже иностранные команды «Динамо» Минск и «Динамо» Харьков. Если бы тогда была возможность уехать за океан, согласились бы?

- Я, как и каждый игрок «Дизелиста» того времени, официально числился рабочим Дизельного завода. Мы там и зарплату в заводской кассе получали. Естественно, что никаких мыслей уехать из СССР тогда не было. Да мы и не знали о том, что это в принципе возможно.

- Сколько получал советский хоккеист?

- Моя зарплата была примерно триста рублей. Плюс около сотни доплачивали другие предприятия, где мы были проведены.

- В «конвертике»?

- Нет, все тогда было официально. «Дизелист» курировал второй секретарь Пензенского ОБКОМа КПСС Георг Васильевич Мясников, который хоккей очень любил - он посещал почти все наши матчи, заходил в раздевалку, воодушевлял, подбадривал. Наши премии за выигрыш были в размере сорока рублей. Но какого-то воздействия на нас, игроков, каких-то специальных партийных установок не было. По крайней мере, мы этого не видели.

- Как вы восприняли новость о том, что Антон едет играть за «Эдмонтон Ойлерс» в Канаду?

- Я его отговаривал. Прямо ему тогда сказал, что он не готов. У него в тот момент и в России все складывалось хорошо. После новокузнецкого «Металлурга» Антона пригласил «Салават Юлаев», где он, спустя короткое время после прихода в команду, начал играть в первом звене вместе с Хартикайненом и Макаровым. Как раз в это время агент убедил сына ехать играть в НХЛ в Эдмонтон. В итоге из этого ничего не вышло - три потерянных года. Зарплата по контракту новичка там гораздо меньше зарплаты хоккеиста в России. Это, кстати, был единственный раз, когда он меня не послушался.

- Не навещали сына за океаном?

- Конечно, я к нему ездил. Получилось побывать на пяти играх. Со временем к сыну пришло понимание: чтобы играть и добиваться успеха в НХЛ, нужно, как минимум, попасть в топ-шесть игроков команды, то есть играть в первых двух звеньях. Когда я посмотрел на него в Канаде, то сказал «сынок, собирайся, поедем домой, иначе играть разучишься…». Потом, после возвращения, много времени потребовалось на то, чтобы сын начал снова в себя верить.

- Вам понравилась Америка?

- Нормальные, доброжелательные люди. Первый раз я был в США в 1997 году. Помню, что испытал шок. И подумал, что в России мы так жить не будем никогда. Изобилие всего буквально не давало дышать.

- Спустя почти четверть века мнение изменилось?

- В части насыщенности полок и прилавков продуктами – конечно, да.

- Самый ценный для вас заокеанский подарок Антона?

- Антон не жадный человек. Он подарил мне дом, дорогую машину. Даже купил катер. Он делает для меня все, что в его силах.

В своем доме Владимир Слепышев создал своеобразный музей, посвященный сыну  и хоккею.
В своем доме Владимир Слепышев создал своеобразный музей, посвященный сыну и хоккею. Фото: Игоря Польских

- Мечта любого родителя - это воплощение в своем ребенке своей несбывшейся мечты. Ваши мечты сбылись?

- Моей мечтой всегда было стоять на хоккейной площадке в свитере сборной и слушать гимн своей страны. У меня это не получилось… Мои мечты сбылись в сыне. Когда Антона вызвали в сборную первый раз, я спросил его «ну что, стоял в свитере?», он ответил «да, отец, стоял». «Гимн играл?» - спросил я. «Да, - говорит, - играл». Я тогда, как и сейчас, вспоминая это, заплакал. И это слезы счастья и гордости за сына, испытать которые я желаю каждому отцу.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах