aif.ru counter
190

В паутине преступлений. Зачем следователю веревка и пила?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 31. «АиФ-Пенза» 28/07/2015

Девушка в погонах

Почему женщины все чаще надевают мундиры, рассказывает нам следователь Зареченского межрайонного следственного отдела управления СКР по Пензенской области Александра Макарова.

Сама она училась на юридическом факультете, и в какой-то момент поняла, что не хочет становиться ни адвокатом, ни нотариусом. После недолгих размышлений выбрала профессию следователя. На четвертом курсе пришла в отдел трудиться помощником следователя на добровольных началах. Тогда женщин в органах работало очень мало. Среди следователей по особо важным делам, к примеру, была всего одна. Сейчас стало больше.

«Я расследую очень широкий круг дел – от мелких правонарушений до убийств, - рассказывает Александра Макарова. - Чаще всего, как ни странно, приходится иметь дело с оскорблениями сотрудников правоохранительных органов. Но это специфика территории. В городе, например, преобладают экономические и должностные преступления – там просто есть, кому их совершать. В районе – нет.»

Тяжелее всего, по словам девушки, расследовать дела, связанные с сексуальным насилием. С психологической точки зрения тяжело. С детьми, пострадавшими от рук взрослых, нужно найти общий язык. Нужно найти к ним подход – и при этом не напугать, не травмировать еще сильнее. При этом следователь должен относиться к происходящему отстраненно. Просто потому, что все пропускать через себя нельзя, сердце не выдержит. Но не всегда получается.

Александра Макарова говорит, что у следователя не всегда получается абстрагироваться от происходящего. Фото: АиФ/ Сергей Волчков

Одно из первых дел Александры Макаровой было об изнасиловании одиннадцатилетней девочки. Она на тот момент проработала следователем всего-то два месяца. Все чужие слезы, все горе принимала близко к сердцу.

«Но в итоге мы с этой девочкой все же нашли общий язык, - вспоминает следователь. - Я просто попыталась подойти к ней не как взрослая тетя, которой нужно сделать свою работу, а как подруга. Вспомнила себя в одиннадцать лет – какие книжки читала, какие мультфильмы смотрела. Посадила девочку рядом, на краешек своего стула. Предложила посекретничать: «Мы же с тобой обе девочки. Нам же нужно наказать дядю, который тебя обидел, верно?». И девочка поняла – я не враг, я не желаю ей плохого».

А самым сложным в техническом плане она считает дело об убийстве рыбака близ села Кучки, про поножовщину на рыбалке. Было очень много фигурантов – там компания, тут компания, показания постоянно менялись, обвиняемый путался в своих словах. Мы провели порядка восьми очных ставок, семь экспертиз – словом, работы пришлось проделать очень много. Хорошо, что рядом постоянно были старшие коллеги.

Группа риска

В последнее время СМИ уделяет много внимания теме педофилии, но Александра Макарова не считает, что таких преступлений стало больше. Скорее, общество стало обращать на них больше внимания,.

Самое парадоксальное – очень часто такие преступления совершают обычные, ничем не примечательные люди. У Макаровой было два таких случая: за изнасилование несовершеннолетних привлекали мужчин, которых психиатрическая экспертиза признала не только абсолютно вменяемыми, но и более того – вообще не склонными к педофилии. Никто не ожидал от них ничего подобного – ни родственники, ни друзья.

«Как правило, такие люди действуют, находясь в состоянии алкогольного опьянения, - говорит следователь. - И оправдываются потом одинаково – вино, мол, в голову ударило.  Почему совершил то, что совершил – не понимаю».

Чаще всего жертвами насилия становятся девочки в возрасте от 7 до 14 лет. Просто потому, что девочки более доверчивые, более открытые, их легче завлечь, обмануть.

И никакой волшебной кнопки

Если верить современным сериалам, следователь – профессионал, который сам преступника вычислил, сам арестовал, сам обвинил, приговорил и посадил.

«На самом деле следователь работает в тесной связке со множеством структур, - поясняет Александра Макарова. - Это и участковые, и оперативники, если дело происходит в районах – администрации и сельсоветы. Если речь идет о незаконном обороте наркотиков, в дело вступает УФСКН, если об экономических правонарушениях – Росфинмониторинг и так далее. Другими словами, за каждым раскрытым преступлением стоит четкая и слаженная работа множества организаций. А следователь, получается, их координирует – запрашивает сведения, дает поручения, обрабатывает информацию и делает выводы».

Следователь Макарова не смотрит телевизор. Говорит, что и на работе криминала хватает, зачем тащить его в дом? А ее мама у меня очень любит сериал «След». Временами дочери даже завидно становится – там преступления, на которые в реальности потребовалось бы бросить силы всего Следственного комитета, распутываются всего одним нажатием кнопки. Вот бы такую кнопку пензенским следователям!

Это интересно!
У каждого следователя есть «оперативный чемоданчик». По факту – обычная непромокаемая сумка, в которой находится инструментарий для работы на месте происшествия. Помимо стандартных перчаток и ватных тампонов в него входят ампулы с дистиллированной водой – чтобы брать смывы с поверхностей, рулон фольги – в нее заворачивают улики для сохранения запаховых следов, линейки всех видов, форм и размеров, ножницы с мотком бечевки, маленькая ножовка – с ее помощью делаются спилы с поверхностей (например, с забрызганной кровью доски).

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах