aif.ru counter
334

Узница концлагеря. О фашистах, опытах над детьми и партизанах

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 15. «АиФ-Пенза» 13/04/2016

Самые страшные воспоминания о военных преступлениях всю жизнь хранят люди, чье детство прошло в фашистских лагерях. Нина Шибанова одна из них.

Офицер и дисциплина

Как сейчас, Нина Егоровна помнит тот день, когда война перешагнула порог ее дома. Фашисты оккупировали ее родную деревню Барсуки. Многодетную семью, в которой самой младшей была Нина, «переселили» в сарай, а их дом использовали как штаб. Так было принято: первым делом находить на оккупированной территории место под штаб и делать виселицу.

«Мой отец ушел на фронт, дед – в партизанский отряд, - вспоминает Нина Егоровна. – В деревне остались одни дети с женщинами. Молодые девушки старались скрыть свою юность и красоту под неприметными платками, одеждой, кто-то даже ходил с клюками, чтобы оккупанты думали, что идет какая-нибудь старуха. Моей маме было на тот момент всего 35 лет, и она тоже так «маскировалась».

Папина сестра Ксения в 1941 году окончила 10 классов. Она знала немецкий язык и поэтому ее взяли в штаб переводчицей. Немцы же русского языка не знали. Поскольку Ксения была рядом с ними, знала все о передвижении поездов, эшелонов с оборудованием, техникой и людьми и передавала всю информацию через мою маму деду, который приходил за ней ночью.

Те страшные дни Нина Шибанова помнит до сих пор.
Те страшные дни Нина Шибанова помнит до сих пор. Фото: АиФ

Тетя приглянулась одному немецкому офицеру, поэтому ночевать она приходила к нам в сарай. Дедушке сказали об этом, он был не прочь взять ее в партизанский отряд, но кто будет добывать сведения? Так вот однажды тот самый офицер пришел к нашему сараю и начал тихонечко в него стучать, в это время к маме как раз пришел дед. Он увидел немца и ударил его топором, и ударил так, что отрубил тому ухо. Тот по первому снегу пополз к речушке, которая была неподалеку. Рядом с ней и умер. Утром солдаты увидели кровавый след от сарая, нашли труп и обвинили во всем маму и Ксению. Их не повесили только по той причине, что немец сам нарушил дисциплину и ушел с дежурства».

Больных пристреливали

В концентрационный лагерь семья Нины Егоровны попала за связь с партизанами. Сначала она была арестована и брошена в сарай вместе с другими подозреваемыми жителями деревни. Все были уверены, что в любую минуту сарай будет облит бензином, подожжен, и прольется очередь выстрелов, чтобы никто не остался в живых. Трудно представить, что испытывали женщины, прижимавшие к себе детей!

«Вдоль деревни проходил большак, по нему гнали колонну пленных в смешанный концлагерь в Рославль. Нас присоединили к этой колоне, - вспоминает Нина Егоровна. -  Шли до железнодорожной станции Бетлица пешком. Уставших и больных пристреливали по дороге. Орущих детей бросали овчаркам. Мне затыкали рот, чтобы не орала, а ор был один: «Хочу есть». Меня по очереди несли на руках, давали крошки, зернышки, которые находили.

На станции нас погрузили в вагоны и отправили на Запад. Спустя три часа началась бомбёжка, в живых осталось, по словам очевидцев, третья или четвёртая часть от находившихся в эшелоне, откосы железнодорожного полотна были усеяны трупами, раненых немцы пристреливали. Стоял невообразимый крик. Оставшихся собрали и уже пешком мы трое суток шли в Рославль».

В концлагере бараки с военнопленными и бараки женщин, стариков и детей были разделены неширокой полосой и несколькими рядами колючей проволоки.

Факт
На оккупированной территории Советского Союза было создано 298 концентрационных, фильтрационных, обсервационных, переселенческих, транзитных, штрафных, донорских, детских, смешанных и других лагерей.

Узников постоянно охраняли немецкие солдаты на сторожевых вышках, когда люди приближались к колючей проволоке, в них стреляли без предупреждения. На подводе один раз в сутки привозили бочку с водой и котёл вареной свеклы. Мама Нины Егоровны – она вместе с остальными женщинами копала окопы – иногда с работы приносила орехи, желуди. Тогда это было настоящее лакомство. Да и год на желуди оказался богатым. Это Шибанова хорошо запомнила.

«Первые дни пребывания в лагере люди сортировались – детей старше 13 лет, а так же молодых девушек и женщин отправляли в Германию, так мой старший брат, тоже был отправлен в другую страну, где на каменоломнях, добывал камень для брусчатки, - женщина продолжает рассказывать о том страшном времени. - Детей использовали как доноров крови. Потом ее отправляли в немецкие госпитали. Но тогда все были уверены, что маленьких доноров потом хорошо покормят.

Иногда детям давали какие-то таблетки якобы от болей в животе. Думаю, просто ставили опыты».

Уцелел один дом

Нина Егоровна рассказывает еще об этом эпизоде, который произошел с ней в концлагере. Как-то кто-то из военнопленных перебросил ей через проволоку маленькую картофелину.

«Я побежала за ней, а один из надзирателей в этот момент спустил на меня овчарку. Все это было на глазах моей мамы. Собака повалила меня на землю, но даже не укусила. Я сильно закричала и замолкла. Говорить начала лишь через полгода», - вспоминает женщина.

Осенью 1943 года, в бараки для военнопленных непрерывно и ежедневно везли людей, от которых узнавали, что освобождён Курск, идут ожесточённые бои за другие города, что в войне наступил перелом.

15 ноября 1943 узники концлагеря города Рославль были освобождены. Бывшие пленные в буквальном смысле, бежали через поля и леса, босиком домой, где их ждали пепелища и чёрные трубы печей.

«Наш дом, стоявший на окраине деревни, к счастью уцелел, в нём разместилась около 25-30 человек. Многие жили в землянках. Как зимовали в 1943-1944 годах, знает только наша мама, а мы - дети, играли в войну, партизан. Мой отец с фронта так и не вернулся», - вздыхает Нина Егоровна.

К бывшим узникам концлагерей долгие годы относились с презрением, словно к предателям Родины. Военнопленные приходили из фашистских концлагерей и попадали в советские фильтрационные. Лишь в начале 90-х годов отношение к ним окончательно стало иным.

Досье
Нина Шибанова. Родилась в 1940 году в Смоленской области, деревне Барсуки (сейчас это часть Калужской области). Работала в Пензенском государственном университете архитектуры и строительства. Награждена медалями, в том числе медаль Центрального Совета Российского союза бывших несовершеннолетних узников фашистских лагерей «Непокоренные».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество