aif.ru counter
207

Транспортная безопасность. Чем рискуют пассажиры

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 37. «АиФ-Пенза» 14/09/2016

О нарушителях и травмах, безопасности и Чемпионате мира корреспондент «АиФ» побеседовал с пензенским транспортным прокурором Сергеем Гусевым.

Крылатые партизаны

- Сергей Николаевич, как сегодня обстоят дела в транспортной сфере?

- В целом за восемь месяцев у нас было выявлено порядка двухсот нарушений. Больше всего, разумеется, на железной дороге, хотя в нашем ведении, напомню, находятся также водный транспорт и авиация.

- Какие нарушения вы выявляете чаще всего?

- Везде по-разному. Если говорить, к примеру, про водный сегмент (а он у нас, несмотря на то, что Сура – река не судоходная, развит очень хорошо, одних только владельцев маломерных судов в области зарегистрировано больше двух тысяч), то это в первую очередь вопросы обеспечения законности стоянок, обучения, безопасности движения.

Отдельный вопрос – содержание наплавных мостов и в первую очередь понтонного моста, соединяющего основную часть города с островом Пески. Он, если помните, вот уже очень долго время находится в, мягко говоря, неудовлетворительном состоянии – и жители уже по нему выступали, и мы работу вели.

Вот сейчас федеральный суд вынес решение – обязать балансодержателя, администрацию города, провести на мосту реконструкцию. Но у нас такое уже было – два года назад суд выносил аналогичное решение в адрес департамента ЖКХ. Тогда власти мост просто-напросто убрали, развели. Нет моста – нет проблем. Потом свели снова, но следить за ним, технически обустраивать, по-прежнему не хотят. Сейчас вот, я знаю, выделили специально на эти цели семьсот тысяч рублей из бюджета, взяли на себя обязательство край до октября все исправить. Посмотрим.

- А что касается авиации?

- Здесь главная головная боль – легкая и сверхлегкая авиация, так называемая авиация общего назначения. У нас же край аграрный. И большинство культур, которые здесь растут – подсолнечник, рыжик, свекла – не могут без опыления.

Раньше вопрос химической обработки полей был как-то упущен, а вот сейчас принялись наверстывать. Поэтому в период с апреля по октябрь, когда идет сезон сельхозработ, у нас появляется огромное множество частников, которые предлагают свои услуги по опрыскиванию полей при помощи авиатехники.

- Почему вы называете их «головной болью»?

- Дело в том, что ни фермеру, ни летчику невыгодно официально оформлять свое сотрудничество. Наоборот – выгоднее все сделать негласно, увести в тень. Получается так, что заработки там хорошие, а налоги с них не платятся. Мы потому таких вот деятелей даже прозвали партизанами.

Опять же, такие негласные полеты – очень проблемная вещь в плане безопасности. Вот совсем свежий случай – в район прилетела команда, в которой был молодой человек, проходящий стажировку, опрыскивать поля. И в какой-то момент получилось так, что пилот оставил самолет без присмотра – а стажер, воспользовавшись моментом, решил полетать. Допустил ошибку пилотирования, зацепил линию электропередач и погиб. В настоящее время по данному инциденту возбуждено уголовное дело, ведется следствие.

Проблемные места

- А как обстоят дела на железной дороге?

- Это самый большой и самый проблемный сектор. Чтобы яснее представить его масштабы: я как-то беседовал с прокурором Малосердобинского района и спросил, сколько у него в районе проживает человек. Он ответил – восемь тысяч. На тот момент – а было это несколько лет назад – у нас в области двенадцать тысяч человек только работало на железной дороге. А нас в прокуратуре – пять человек, считая меня. Поэтому приходится работать точечно – выискивать какие-то проблемные места и уже с ними работать.

- Что представляют собой эти проблемные места?

- Сейчас одно из основных направлений прокурорского надзора – транспортная безопасность. Она, с одной стороны, обусловлена текущей мировой обстановкой, а с другой – близостью 2018 года, когда у нас в стране пройдет чемпионат мира по футболу. И по предварительным прогнозам наш город может стать одной из тренировочных баз, а соседний Саранск, где уже сейчас полным ходом идет строительство стадиона – площадкой для проведения матчей. Соответственно, в любом случае нам нужно будет улучшать логистику – и в первую очередь логистику железнодорожного транспорта. Как именно это будет делаться – вопрос пока прорабатывается.

Но уже сейчас известно, например, что согласно транспортному плану, утвержденному в Саранске, между нашими городами к 2018 году планируется пустить два пригородных поезда по десять вагонов. Сейчас ведь прямого сообщения нет. И то, на наш взгляд это маловато – приток народа ведь будет огромным.

- После того, как чемпионат завершится, электрички останутся?

- За это платить надо. Так что пока ничего на этот счет сказать не могу. Как регионы договорятся.

Беды от незнания

- Еще к вопросу о безопасности. Люди часто жалуются – на вокзале «Пенза I» проходят через рамки металлодетекторов, рамки звенят, но никто – и в том числе стражи порядка – не обращает на них внимания. Почему так происходит?

- Безусловно, есть вопросы, которые нужно решить. Например, по соображениям безопасности у нас не должно быть прямого доступа с Привокзальной площади на пути, к поездам дальнего следования. Но пока единственное, что удалось сделать – перегородить дорожку вазонами, чтобы туда машины не заезжали. Это пока, пожалуй, главная проблема.

Что касается всего остального – у нас сейчас на доработке находится план безопасности вокзала. Как только его утвердят, и будет выделено финансирование, я думаю, ситуация изменится. И вместо рамок, на которые, как вы сказали, никто особо не обращает внимания, появится полноценный пропускной пункт как в аэропорту.

- А что насчет нарушителей? Три года назад, например, вам очень сильно досаждали любители граффити.

- Любители граффити были не наши. Приезжали команды из Самарской области, искали поддержку местной молодежи, но ничего у них не срослось – ребят вовремя выявили, провели с ними профилактическую беседу. Результат – за прошлый год, например, у нас случаев порчи имущества практически не было. Разрисовали только вокзал в Леонидовке – но это просто у кого-то из местных руки зачесались.

«Зацепер» на нашем участке был только один – молодой человек, который приехал из Москвы в гости к родственникам и решил таким вот способом блеснуть.

- А сейчас с кем приходиться бороться? С любителями сэлфи?

- Нет, не обязательно сэлфи. Зачастую, людей губит обыкновенное любопытство. Вот у нас недавно был случай, когда в Кривозеровке шестнадцатилетний мальчик получил удар током. Он залез на крышу грузового вагона, чтобы просто подурачиться, показать друзьям, какой он смелый и ловкий.

Поэтому проблема, на мой взгляд, в том, что дети – да и не только дети, у нас на железной дороге регулярно получают травмы и представители старшего поколения - элементарно не понимают той опасности, которой себя подвергают. Наш участок весь электрифицирован. Напряжение в сети – 27 тысяч вольт. Там даже не нужно касаться провода, чтобы получить удар током – достаточно приблизиться к нему на метр-полтора.

- Дело только в незнании?

- Нет, к сожалению, есть и другие проблемы. Например, многие жалуются на то, что через железнодорожные пути почти нет переходов, приходится перебегать в неположенных местах, подвергать себя опасности. Мы этот вопрос тоже давно прорабатываем, но положительных результатов пока не достигли. РЖД переходы ставить не хочет – они им, в общем-то, и не нужны, это будут только лишние траты. У города на это денег нет. Возможно, получится договориться пятьдесят на пятьдесят – половину расходов на установку переходов оплачивают РЖД, половину – городская администрация. Но не в ближайшее время точно.

Досье
Сергей Николаевич Гусев. Уроженец Кузнецка Пензенской области. В 1994 году окончил Саратовскую государственную академию права. Работает в транспортной прокуратуре более 21 года. Прошел путь от помощника до пензенского транспортного прокурора.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах