aif.ru counter
2004

Спасенные с бойни. Девушка из Пензы находит хозяев лошадям

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 36. Еженедельник «Аргументы и Факты-Пенза» 01/09/2015

Дарящая жизнь

Олеся Малахова не устраивает акций по сбору средств. Хрупкая девушка ездит на бойни и выкупает лошадей, даря им тем самым вторую жизнь. За более чем семилетний срок Олесе удалось спасти больше сотни животных. Все они разъехались по России: в Москву, Санкт-Петербург, Саратов, Рязань, Ульяновск.

«Я родилась в деревне, и у нас была лошадь, - рассказывает Олеся. - Поэтому любовь к этим прекрасным животным у меня с детства. После школы я уехала в Пензу и поступила в институт. Вернувшись однажды во время каникул домой, узнала, что наша лошадь умерла от старости. Я решила найти себе новую и стала ездить по населенным пунктам области, искать, присматривать, но неожиданно узнала про бойни. Чего я только не насмотрелась: лошадей резали на глазах других животных. А они ведь все видят в цвете и все понимают. Они кричат и плачут, как люди. Лошадей бьют. Лопатами, вилами. Это видно по тому, как животные потом себя ведут. Когда их выкупаешь и привозишь в конюшню, они бояться всего сельхозинвентаря. Первым, кого я выкупила, был конь Разборщик. Он уехал в Санкт-Петербург».

Олеся узнала, что лошадей на бойнях не просто кормят, а откармливают, и не дают им двигаться, чтобы они быстрее набирали вес. Потому что все лошади должны пойти на убой.

«На бойне большая часть лошадей молодых и здоровых, среди которых встречаются породистые элитные скакуны, такие как орловские или донские, - негодует Малахова. - Я понимаю, что спасти всех лошадей ей не удастся. Но иначе жить не могу. Самая большая скотобойня у нас в области находится в Елюзани. Туда сдают всех: больных, здоровых, забракованных по непонятным причинам заводами. Спасти получается за один раз не больше двух лошадей. Порядка четырехсот остаются погибать».

Коней донской породы тоже сдают на бойню. Фото: АиФ/ Геннадий Бисенов

Олеся не занимается выкупом. Она находит лошадей и покупателей, выкладывая информацию в соцсетях. Часто к девушке обращаются желающие приобрести лошадь сами. Тогда Олеся ищет на бойнях определенную породу.

«Бывает, что покупатели пытаются меня обмануть, - говорит Олеся. - Однажды, выкупленную мной лошадь, пытались мне же и перепродать. Для тех, кто работает на бойнях, лошадь – это мясо. Если живую они продают по 145 рублей за килограмм, то в виде мяса – 250».

Порода не спасает

По словам Олеси, сотрудникам бойни наплевать какая к ним попадает лошадь: здоровая, больная, породистая или нет.

«Они не могут не знать, - возмущается девушка. – Как можно не заметить клейма! При нас привезли табун с Кировского завода. Никаких документов, но все лошади пронумерованы. Видимо, была распродажа брака. Благо, нам удалось их быстро выкупить. Сейчас они живут в разных уголках России. Одна из спасенных лошадей - Байгали, донская порода - заняла второе место на международной конной выставке «Иппосфера» в Санкт-Петербурге. Вообще, везут целыми фурами. Недавно выкупили лошадь, есть подозрение, что породистая, привезенная с Украины».

Нередки те случаи, когда на бойнях оказываются лошади, которых украли или с которыми просто наигрались. Девать их некуда, вот и сдают на бойню.

«Как говорится, в колбасе концов не найдешь, - сетует Олеся. - Лошадь обречена с момента продажи на бойню: о ней не заботятся даже при транспортировке. Был случай, когда опрокинулись прицепы у «Камаза», который вез лошадей на бойню. Прицепы поставили на колеса и поехали дальше. Все лошади приехали переломанные».

Другой случай произошел у Олеси на глазах: сотрудники бойни погрузили лошадь в тракторный ковш и таким образом пытались запихнуть ее в машину.

«Как-то во время взвешивания весы поставили в проходе между двумя железными заборами. Лошадь, заходя на них, поскользнулась, упала, и ее ногу зажало между весами и забором, - вспоминает Олеся. - Нам пришлось самим зашивать кровоточащую рану. Потому что ветеринаров, которые специализируются на лошадях, у нас нет. С моей лошадью было все то же самое: в тот момент, когда ее заводили в машину, один из сотрудников бойни стал подгонять ее и бить жердью. Лошадь упала уже в прицепе, и ей зажало ногу между его бортами. Пришлось их резать болгаркой, чтобы освободить животное».

Теперь ту лошадь зовут Габриэль. Она живет на конюшне в Богословке, где Олеся занимается верховой ездой и на добровольных началах помогает в хозяйстве с лошадьми. За Габриэль Олеся заплатила 68 тысяч рублей. Пока она не подпускает к себе людей и всего боится.

Мечты о будущем

Единственное, чего не хватает Олесе для полного счастья, – ипподрома. Девушка считает, что это безграничные перспективы для области.

Пензе нужен настоящий ипподром. Фото: АиФ

«У нас есть специалисты, чтобы развивать конный спорт, - говорит Олеся. – Есть достойные результаты на всероссийских соревнованиях. Если будет база, мы сможем соперничать на международном уровне. Ипподромы становятся редкостью в стране. Мы могли бы проводить соревнования, а это уже развитие туристического кластера. Но самое главное – иппотерапия (метод реабилитации посредством лечебной верховой езды). На базе ипподрома это сделать не составит никакого труда. К нам на лечение стали бы приезжать со всей страны. Да и у нас в области немало детей больных ДЦП, нуждающихся в данном виде лечения».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество