aif.ru counter
160

Патриотизм напоказ. Почему одни работают, а другие отчитываются

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 8. «АиФ-Пенза» 22/02/2017
Тысячи людей присоединились к акции «Бессмертный полк».
Тысячи людей присоединились к акции «Бессмертный полк». © / АиФ

По закону содержать захоронения  в порядке обязаны муниципалитеты, но у них, судя по всему, банально не хватает денег. Впрочем, отсутствие целевого финансирования в этом вопросе не играет решающую роль. Было бы желание не забывать тех, кто приближал Победу, и тогда можно горы свернуть.

Народная инициатива

Несколько дней назад в Госдуме прошли парламентские слушания, посвященные патриотическому воспитанию молодежи. Их лейтмотивом была тема «Бессмертного полка» - общероссийского движения, ставшего, по-большому счету, национальным достоянием страны.

«Полковчане» вынесли на суд законодателей несколько предложений, которые могут помочь увековечить память тех, кто до сих пор лежит в фронтовой земле и заброшенных брантских могилах. Среди таких предложений – создание единого банка ДНК поднятых из земли бойцов, партизан и всех тех, кто погиб от рук оккупантов.

Еще предлагается разработать комплекс мероприятий, препятствующих торговле госнаградами на «черном» рынке. Что касается непосредственно Пензенской области, то активисты местного «Бессмертного полка» предлагают разработать региональную программу по установлению судеб пропавших без вести защитников Отечества и дорожную карту по её реализации.

Это нужно живым

Справедливости ради стоит сказать, что увековечением памяти павших в той страшной войне уже занимается общественная организация «Поисковое движение России», а не только «Бессмертный полк». Уже ни один десяток лет к местам боев выезжают поисковые отряды, которые, в прямом смысле, копают по колено в грязи и осушают болота для того, чтобы поднять из пропитанной кровью земли останки бойцов.

Поисковики работают в любых условиях.
Поисковики работают в любых условиях. Фото: Объединение "Отечество" РТ

Первая «Вахта памяти» (акция, во время котрой поисковики выезжают туда, где велись ожесточенные бои) прошла в 1988 году. Но на самом деле поисковые работы в СССР начали проводиться уже через несколько лет после окончания Великой Отечественной войны. Это делалось силами подростков, которые собирали боеприпасы, искали и хоронили останки погибших.

Потом поисковое движение то затухало, то возобновлялось. К концу 80-х эту проблему удалось поднять на государственный уровень, после чего было официально разрешено проведение поисковых работ. Но вскоре наступили тяжелые времена и финансирование прекратилось. Современные поисковые отряды по-прежнему существуют на общественных началах и выезжают в экспедиции за счет спонсоров и собственных средств. Государство и региональные власти их тоже их поддерживает, но этой поддержки явно не хватает.

У кого короткая память?

Сергей Мельников, боец поискового отряда «Поиск-Вездеход», глава исполкома регионального ОНФ хочет помочь чиновникам вылечить их короткую память:

«Мало кто знает, что на территории Пензенской области во время Великой Отечественной в разное время существовало около 90 медицинских учреждений различной направленности.

Но госпитальных захоронений и братских могил советских воинов умерших от ран у нас в области не так много. Я бы даже сказал, подозрительно мало - 12. Конечно, можно допустить, что наши врачи были лучшими в мире, но и это не объясняет столь малого количества братских могил. Да и те, что есть – не всегда ухожены. Взять хотя бы село Трескино Колышлейского района. В военные годы здесь дислоцировался госпиталь, чему есть официальное подтверждение – в общественном банке данных «Мемориал» хранится список военных, умерших от ран. До недавнего времени рядом с их захоронением стоял памятный знак, а за самой могилой ухаживали сельские жители. Но постепенно все пришло в запустение и сейчас воинское захоронение словно немой укор напоминает людям об их безразличии к истории и, если хотите, - о бездуховности.  Ну и какой урок патриотизма получает местная молодежь, если власти на местах превращаются в Иванов не помнящих родства?

В законе об увековечении памяти четко прописано, что госпитальные захоронения являются воинскими захоронениями. Соответственно, ухаживать за ними обязаны муниципалитеты. Почему это не делается – вопрос, который в скором времени мы зададим не только главам районных администраций.

Что касается помощи государства в создании банка ДНК, то я, как и многие поисковики, считаю эту идею сомнительной и очень дорогой затеей.

Пустые обещания

Вадим Матюшин, член Совета регионального отделения поискового движения России, называет две проблемы, мешающие работе пензенских поисковиков – нехватку денег и показушность: «У нас тыловой регион, поэтому в поисковые экспедиции приходится выезжать туда, где велись бои, а это накладно. Чтобы доехать до Великого Новгорода, нужно потратить около 80 тысяч рублей, а до Белоруссии – вообще 140 тысяч.

Мы можем запланировать и три, и четыре экспедиции в год, вопрос в том, насколько это целесообразно. Финансирование самой затратной  берет на себя правительство Пензенской области, а вот средства на вторую приходится собирать с миру по нитке.

Не смотря на финансовые сложности, за 10 лет пензенские поисковики из отряда «Поиск-Вездеход» подняли из земли 528 человек, оформив при этом все необходимые в процессе эксгумации документы, и передав данные Министерству обороны РФ.

Есть во всей этой патриотической истории еще один неприятный момент – показушность. В последнее время появились отряды, которые, не стесняясь, заявляют о своих успехах, но подкрепить эти заявления ничем не могут. Реальную помощь поисковому движению региона оказывает только правительство области, а отчеты о нашей работе запрашивают все, кому не лень - ДОСААФ, которое в регионе не имеет к поисковикам никакого отношения, военкомат и другие министерства и ведомства, которые никогда и ничем не помогали поисковому движению. Зато в конце года, наверняка, все с удовольствием отчитываются нашими результатами о проделанной ими военно-патриотической работе с молодёжью.

Нам не жалко, но тогда уж помогите чем-нибудь! У нашего отряда, например, нет своего помещения. Собрания мы проводим на базе регионального отделения ОНФ, а вот о комнате под экспонаты остается только мечтать. Сейчас они хранятся в гараже. Только передвижная выставка состоит из двух огромных ящиков. Одного стрелкового оружия больше десяти единиц, каски, снаряды, гранаты, личные вещи. Мы побывали с этой выставкой во многих районах области, в десятках пензенских школ. Директора сами выходят с предложениями посетить их учебное заведение. При этом многие чиновники, зная о нашей проблеме, обещали подобрать помещение, но дальше разговоров дело не идет».

Непраздный интерес

Олег Шибаев, руководитель регионального штаба общероссийского движения «Бессмертный полк России», принимал участие в парламентских слушаниях в Госдуме. Считает, что это патриотическое движение вошло в каждую российскую семью: «В 2015 г. в День Победы по улицам Пензы с портретами погибших на войне родственников прошло порядка 2 тысяч человек. В 2016 г. их было уже 11,5 тысяч.  Думаю, эта цифра будет расти и дальше.

«Бесмертный полк» всколыхнул интерес не только к истории своей семьи, но и к истории страны. Это очень важный момент, который нельзя сбрасывать со счетов. Мы будем и дальше искать методы, которые будут поддерживать и углублять этот интерес. Недавно в региональном Законодательном собрании прошли слушания, на которых обсуждалась возможность использования ресурсов, с помощью которых можно «копнуть» историю 300-летней давности. Как это будет воплощаться – говорить пока рано, но планы такие есть».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество