aif.ru counter
408

Мечты о русской Барселоне. Как многодетная мама делает мир добрее

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 14. «АиФ-Пенза» 05/04/2017
10 марта Мария Львова-Белова была избрана членом Общественной палаты РФ от Пензенской области.
10 марта Мария Львова-Белова была избрана членом Общественной палаты РФ от Пензенской области. © / АиФ

Пензенский Дом Вероники не только обещает стать визитной карточкой области, он способен изменить жизнь сотен инвалидов: соседние регионы уже изъявили желание перенять пензенский опыт и открыть у себя точно такие же Дома Вероники.

Строительство же нашего центра подходит к завершению. А недавно автору проекта Марии Львовой-Беловой, в прошлом – дирижёру джазового оркестра, маме восьмерых детей, четверо из которых приемные, предложили войти в состав Общественной палаты РФ. Словом, скучать этой удивительной женщине не приходится.

Досье
Мария Львова-Белова. Председатель общественной организации «Благовест», директор центра для инвалидов-колясочников «Квартал Луи», автор проекта «Дом Вероники». В 2002 году окончила с красным дипломом училище культуры и искусств им. А. Архангельского по специальности «Дирижер эстрадного оркестра». Через год вышла замуж, через два года родила первого ребенка. Вскоре в ее семье появились приемные дети. В общей сложности, у Марии Львовой-Беловой восемь детей – четверо своих и четверо приемных. В 2016 году она была удостоена награды им. Князя Владимира за вклад в развитие благотворительности.

Несправедливо как-то…

 - Мария, вы не перестаете удивлять: сначала был прогремевший на всю Россию Квартал Луи, потом Дом Вероники, теперь – Общественная палата РФ. У меня такое ощущение, что Пензу еще ждет ни один сюрприз...

- Вы правы, есть у меня одна идея, которая, на первый взгляд, может показаться нереальной – сделать из Пензы что-то наподобие русской Барселоны.

- Что вы имеете в виду?

- Толерантность и гостеприимство столицы Католонии. Барселона – это город, идеально подходящий для туристов в инвалидных колясках и на мотоскутерах. Каждый общественный автобус там оснащен специальным подъемником, поэтому колясочники без труда могут передвигаться на городском транспорте.

Впрочем, в этом городе вообще мало препятствий для людей с ограниченными возможностями. Практически каждая улица имеет съезд и даже пляжи приспособлены для инвалидных колясок. По ним проходят деревянные дорожки, спускающиеся прямо в воду. На некоторых пляжах есть специальные морские сиденья, позволяющие не ходячим людям проводить в воде 30-40 минут.

 - Чем вам может помочь деятельность в Общественной палате?

- Возможностью вывести на федеральный уровень вопросы, которые до сих пор остаются в тени. По роду своей деятельности мне приходится общаться с родителями, чьи дети из-за болезни прикованы к кровати. Они, как и мои «квартальцы», имеют первую степень инвалидности. Но если колясочники могут передвигаться и хоть как-то себя обслуживать, то эти детки не могут ничего. Мне кажется, что государство должно финансировать уход за такими людьми, чтобы матери не были привязаны к лежачим детям 24 часа в сутки, а хотя бы несколько часов могли работать. Чтобы это стало возможным, должна появиться еще одна группа инвалидности (например, нулевая), отделяющая лежачих больных от нележачих.

Есть еще один вопрос, который мне хочется вывести на федеральный уровень. Многие инвалиды работают, и их работодатели делают отчисления во всевозможные фонды, в том числе и в пенсионный. Но достигнув пенсионного возраста, люди с ограниченными возможностями могут выбрать лишь одну пенсию – по инвалидности или трудовую. Несправедливо как-то. Государство должно либо платить двойную пенсию, либо освободить инвалидов от обязательных отчислений с зарплаты.

Нелегкий выбор

 - Давайте поговорим о Доме Вероники. Это будет активный пансион для молодых людей с тяжелой степенью инвалидности, оставшихся без попечения родителей. Но это не реабилитационный центр, а дом, в котором они будут жить, учиться, работать. Ничего подобного в России нет, поэтому хочется узнать, как идут дела и сколько ребят поселятся в Доме Вероники?

- Наш центр рассчитан на 35 человек, 10 из которых будут жить в нем постоянно. В основном это воспитанники Нижне-Ломовского интерната для детей с физическими недостатками и обитатели Сердобского дома ветеранов, куда попадают выпускники детдомов. Один паренек из Владивостока и, скорее всего, будет молодой человек из Нижнего Новгорода. Желающих поселиться в Доме Вероники уже на 4 человека больше, чем мы можем принять. Нам предстоит нелегкий выбор – оставить кого-то из ребят в доме ветеранов. Но я себя утешаю тем, что когда-нибудь мы их обязательно заберем.

- Вы ставите перед собой задачу социализировать колясочников, вложив в их руки какую-нибудь профессию. Но в Доме Вероники будут жить ребята с тяжелой степенью инвалидности. Чем могут заниматься они?

- Когда-то, перед тем как открыть уже известный всем Квартал Луи, я побывала в Австрии и изучила опыт работы двух центров, в которых живут колясочники. Увиденное поразило меня до глубины души. Например, там есть менеджер территории – практически парализованный парень, у которого работает только один палец. Нажимая им на кнопки, он управлял электрической коляской с прикрепленной к ней подставкой, и убирал мусор. А зимой с помощью другого приспособления, тоже прикрепляемого к коляске, чистил снег.

Еще меня впечатлили высокие клумбы со специальными подъездами, за которыми тоже ухаживают колясочники. Все это мы взяли на вооружение и будем внедрять в Доме Вероники. Кроме этого у нас есть своя типография и арт-кафе, где тоже могут работать наши подопечные.

Кризис бьет и по меценатам

- Проект «Дом Вероники» реализовался за рекордно короткий для Пензы срок – год с момента закладки фундамента, а по сути – за 9 месяцев. Как решались трудности с его финансированием?

- Проектная смета Дома Вероники рассчитана на 23 миллиона рублей. Половина суммы выделена при содействии Полпреда в ПФО Михаила Бабича и главы нашего региона Ивана Белозерцев. Вторую часть удалось собрать благодаря спонсорам – бизнесменам и обычным людям.

Тем не менее, финансовые трудности возникают постоянно. Не так давно, когда сложилась совсем уж тупиковая ситуация, мы обратились к руководителю крупной торговой сети и он пожертвовал миллион рублей. Для нас это было сродни чуду: до этого случая самая крупная сумма, перечисленная благотворителями, составляла 300 тысяч.

- Вообще, люди охотно жертвуют деньги или меценатство нынче не в моде?

- В последнее время с этим стало сложнее. Печально сознавать, что я, наверное, замучила всех просьбами о помощи. Несколько дней назад мы опубликовали в соцсетях пост о сборе средств на обустройство в Доме Вероники комнаты для двух девочек. Если раньше на три комнаты деньги собирались в течение полутора суток, то с четвертой все гораздо хуже: за несколько дней удалось собрать всего 1200 рублей, а нужно 49 тысяч (деньги пойдут на линолеум, потолок, обои, текстиль, мебель и люстру).

- Мы в ответе за тех, кого приручили... Не страшно осознавать, что груз ответственности, который вы сами на себя взвалили, придется нести всю жизнь?

- Страшно. И от этого появляются тяжелые мысли. Но я убеждена, что человеку все дается по силам. Если моя жизнь складывается таким образом, что приходится брать на себя ответственность за других людей, значит я могу с этим справиться. Просто нужно выстроить работу Дома Вероники и Квартала Луи так, чтобы они могли существовать без меня, если со мной что-нибудь случится. Чтобы были заместители, которые смогут меня заменить, господдержка и понимание важности этих проектов.

Главное – найти компромисс

- Ваши близкие не ревнуют вас к работе?

- Конечно, ревнуют. Точнее, ревновали. Но постепенно нам удалось найти компромисс и сейчас мои близкие – самые надежные помощники и соратники. Дети давно не спрашивают, где пропадает мама. Маленькие понимают, что папа зарабатывает деньги, а мама помогает тем, кому в этой жизни трудно.

Что касается мужа, то, конечно, ему хочется, чтобы я больше времени проводила дома. Он очень беспокоится за мое здоровье, потому что видит, сколько душевных сил тратится на то, чтобы наши проекты воплотились в жизнь. Я живой человек, бывает, выплескиваю на супруга накопленный на работе негатив. Понимаю, насколько этим его обижаю и поэтому мучаюсь. Но мне повезло: у меня очень любящий и понимающий супруг!

- Тем не менее, у вас большая семья, как удается справляться с бытовыми трудностями?

- Честно говоря, сама удивляюсь. Видимо, помогает выработанная годами система распределения домашних обязанностей. Трудятся все дети – от самых маленьких до взрослых. Одни развешивают выстиранное белье, вторые – разгружают посудомоечную машину, кто-то выбрасывает мусор, кто-то – вытирает пыль. Все при деле. Ну и, конечно, нам помогает няня – замечательная женщина, которой я полностью доверяю.

- У детей есть тяга к общественной деятельности?

- Два старших сына уже работают в этом направлении. Один – волонтер, второй трудится вместе со мной над реализацией проекта «Дом Вероники» и практически все свободное время проводит в Квартале Луи.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах