aif.ru counter
332

Достучаться до сердец. Директор детдома называет подопечных своими детьми

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23 18/06/2015
Виктор Дружинин находит время читать детям книги
Виктор Дружинин находит время читать детям книги © / Фото Алены Форелл / АиФ

Дом, где работает папа

В Мокшанском детском доме-интернате для умственно отсталых детей живут более сотни ребятишек с самыми разными заболеваниями. Если подойти к любому из его воспитанников и спросить, счастлив ли он, ребенок даст утвердительный ответ, потому что другого мира, в котором есть проблемы и непонимание, он не знает.

О заботах, ребятах и милосердии «АиФ» поговорил с директором детского дома Виктором Дружининым.

Они тоже дети

- Виктор Петрович, сколько сейчас в вашем детском доме живет ребятишек?

- 118. 40 из них сироты, 36 воспитанников старше 18 лет - это те, кто находится в нашем центре реабилитации. У 39 ребят есть родители, многие даже периодически навещают их. Недавно одного мальчика родители забрали домой. Он жил у нас 8 лет. За это время появились положительные моменты в его социализации и адаптации. Но далеко не все справляются с ребенком-инвалидом дома. Был случай, когда родители забрали домой нашего воспитанника. Вернули его через три дня.

- А как так получается, что домашние дети живут у вас?

- Рождение больного ребенка – трагедия для семьи. Как правило, семья распадается, муж уходит. Мужчины слабее женщин. И маме на себя приходится все заботы. Плюс ребенок, допустим, с заболеванием олигофрения требует постоянного медицинского наблюдения. Да и общество плохо принимает таких детей.

В результате у женщины появляется два выхода из ситуации: посвятить свою жизнь ребенку, либо сдать его в специализированное учреждение. И, если она выберет первый вариант, не факт, что сможет дать чаду то, что необходимо. Но и осуждать родителей, которые выбирают второй вариант ни в коем случае нельзя.

- Какие самые распространенные диагнозы у ваших воспитанников?

- Разные степени олигофрении, идиотия, имбецильность, синдром Дауна.

- Среди них есть ребята, которые обучаемы?

- Есть. У них, конечно, своя программа. Кто-то частично обучаем. А есть такие ребята, которых можно лишь научить обслуживать себя. В тоже время детишки любят и за цветами ухаживать, и помогать на кухне, если, конечно, им позволяет это делать здоровье.

35 детей у нас сейчас находятся на постельном режиме. Чему-то научить их сложно. Но и здесь наблюдается положительная тенденция – каждый год 3-4 ребеночка встают на ноги.

Мы стараемся, чтобы наши воспитанники  жили нормальной жизнью, участвовали в различных соревнованиях и конкурсах российского и международного уровней. Вот недавно наших двух девочек пригласили на соревнования по роликовым конькам в Америку. На поездку необходимо 40 тысяч рублей, остальное все оплачивает принимающая сторона. Сейчас мы пытаемся найти возможность отправить их туда.

За носиком в Америку

- В России много учреждений подобных вашему?

- Всего 126. В каких-то регионах их два. Нет только в Чеченской республике и Ненецком автономном округе. Кстати, в Америке роль подобных учреждений выполняет церковь. Там при них есть даже богодельни.

- Знаю, что у некоторых детей есть заболевания, из-за которых они даже не доживают до совершеннолетия.

- Это касается детей, у которых очень серьезные заболевания. Те же самые олигофрения, умственная отсталость, гидроцефалия и сопутствующие заболевания, например, ДЦП, сердечная недостаточность. В среднем в год умирает 2-3 ребенка в возрасте от 6 до 10 лет. 70% таких детей мы хороним на кладбище в селе Симбухово, 30% - погребением занимаются родственники. Подчеркну - каждый год все воспитанники проходят полную диспансеризацию.

- Были ли случаи, когда ребятишек из вашего детского дома усыновляли?

- За все время, которое я работаю, лишь одну девочку удочерили. Это произошло в 2011 году. У нее было множество заболеваний, на лице не было носика. Однажды, когда к нам в очередной раз приехали в гости американцы, они предложили сделать ей пластическую операцию. Сначала Алена уехала в Америку на полтора года. За это время она прошла осмотр врачей, ее прооперировали, она жила заграницей весь реабилитационный период.  А потом иностранцы, у которых на тот момент уже росли три ребенка, удочерили девочку. Несколько лет мы переписывались с Аленой, нам присылали ее фотографии, жизнь у ребенка, конечно, кардинально изменилась.

Работать в детдоме сможет не каждый, считает Виктор Дружинин. Фото: АиФ/ Алена Форелл 

Один сценарий

- Люди охотно идут работать в детский дом?

- Если люди, которые работают у нас из-за денег, а есть те, которые просто любят детей. Иногда ко мне в кабинет приходят сотрудники, отработавшие три - четыре месяца: «Я больше не могу». Не все, конечно, выдерживают. Поэтому прежде, чем принять на работу, мы предлагаем человеку все посмотреть. Ведь с нашими детьми нельзя работать, словно с механизмами, им нужно отдавать свою душу. Нельзя к ним равнодушно относиться, когда они называют наших сотрудников мамами и папами. Сейчас в детском доме работают 120 человек. Но дефицит кадров есть. И, знаете, у нас нет ни выходных, ни праздников. Я даже сплю с телефоном. Мало ли что.

- А как вы стали директором детдома?

- После окончания вуза я немного проработал инженером, а потом уже начал занимать руководящие должности. Так, с 1998 по 2001 годы возглавлял Мокшанский район. Это были непростые времена. В приемный день приходило по 150 человек. А потом я стал директором детского дома. Первые три месяца я вникал в то, чем живет учреждение. И скажу честно, это время я еще проводил и воспитательную работу с кадрами. Объяснял, что, да, наши воспитанники отличаются интеллектом, но они все равно остаются детьми. И надо научиться, к примеру, к девочкам относиться, как к девочкам, делать им прически, наряжать, а не стричь коротко, словно мальчиков. До начала 1990-х годов детские дома были закрыты. При советской власти считалось, что в СССР больных детей нет. Возможно, поэтому больных детей до сих пор не все принимают.

- Как складывается жизнь выпускников вашего учреждения?

- Их переводят в психоневрологический интернат. Когда ребенку исполняется 18 лет, согласно законодательству РФ, необходимо определить степень его дееспособности. Для этого проводят судмедэкспертизу. Лишь однажды был случай, когда врачи засомневались в недееспособности ребенка, но через время факт болезни все-таки подтвердился.

- А, как вы считаете, что нужно сделать, чтобы общество стало принимать больных детей, изменило к ним свое отношение?

- Нужно быть добрее, относиться с пониманием, избавиться от злости. Многие люди, которые приезжают к нам в гости, могут и поговорить с нашими детьми, и прижать их к себе. Они же добрые, безобидные. Помню случай, который произошел в Йошкар-Оле. Там из украинского специализированного детского дома привезли детей с синдромом Дауна. Во время эстафеты они пришли к финишу последними. «Мама, мы первые!» - с радостью сказали они своей воспитательнице. Она попыталась объяснить, что это не так, но дети настаивали на своем. И вот как их не замечать, как относиться к ним с равнодушием? Я верю, что уже скоро отношение общества к детям с инвалидностью станет совсем другим.

Досье
Виктор Дружинин родился в селе Потьма Мокшанского района. Окончил Мокшанский техникум механизации сельского хозяйства, сельскохозяйственный институт, служил в пограничных войсках. Работал инженером, директором профучилища, главой Мокшанского района. С 2001 года является директором детского дома.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах