aif.ru counter
556

На острие скальпеля. Как лечат порок сердца новорожденным

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. «АиФ-Пенза» 08/06/2016
Екатерина Христозова / АиФ

Заведующий детским отделением Федерального центра сердечно-сосудистой хирургии города Пензы, доктор медицинских наук, врач высшей категории, Алексей Черногривов проводит более трехсот подобных операций ежегодно. Он, как никто другой, отчетливо представляет, насколько тонкой может быть грань между болезнью и здоровьем, жизнью и смертью.

Природа в поисках

- Алексей Евгеньевич, с какими заболеваниями приходится сталкиваться чаще всего?

- Если мы говорим об экстренных больных, требующих неотложного хирургического вмешательства – а к нам в Центр чаще всего поступают именно такие – то это, безусловно, пороки сердца. В целом по миру они встречаются почти у одного новорожденного из сотни. К нам детей с пороками стабильно привозят по несколько раз в неделю. Считайте сами, сколько это выходит.

- Как изменилось количество детей с пороками сердца по сравнению с прошлыми годами?

- Увеличилось и весьма заметно. Но я не считаю, что это связано с ухудшением обстановки в самой Пензе. Просто к нам чаще начали приезжать люди из других областей – за счет этого, скорее всего, и выросла статистика.

Алексей Черногривов оперирует около 300 детей в год.
Алексей Черногривов оперирует около 300 детей в год. Фото: Из личного архива

- Из-за чего возникают пороки? Можно ли как-то уберечь от них своего ребенка – профилактикой, например, приемом каких-то лекарств?

- Нет, увы, но нет. Безусловно, вредные привычки и неблагоприятные внешние факторы провоцируют появление пороков и, если их исключить, то вероятность возникновения порока резко снижается. Однако, регулярно случается так, что у здоровых родителей –– рождается ребенок с тяжелым пороком сердца.

В таких ситуациях всему виной могут быть какие-то генетические сбои, механизм и причины возникновения которых пока не удалось изучить до конца. Я со своей стороны могу предположить, что природа постоянно ищет новое. Поиск, усовершенствование, модификация – ее естественное состояние. В процессе этого поиска иногда возникает нечто полезное и необходимое, а иногда ,к сожалению, – ошибки, которые приходится исправлять врачам.

И, кстати, пороки – вовсе не единственный результат этих поисков. Многие дети – где-то пятьдесят на тысячу, это действительно большое число – рождаются с аномалиями строения сердца. То есть, сердце у них здоровое, рабочее, просто в нем что-то устроено не так, как мы привыкли наблюдать.

Не место для чудес

- Бытует мнение, что детский кардиохирург – работа, сложная не только в физическом и умственном, но и в психологическом плане.

- Конечно. Более того – у хирургов (давайте возьмем хирургов вообще, не только детских) существует риск профессиональных заболеваний. Из-за того, что врач, бывает, по несколько часов стоит у операционного стола, может развиваться остеохондроз, варикоз, невралгия, мочекаменная болезнь. Кто-то сталкивается и с болезнями сердца. Ну и седина, конечно, появляется раньше. Понятно, что это далеко не весь перечень.

- А как обстоят дела с новыми кадрами?

- Насколько я знаю, в Европе, например, наблюдается серьезная нехватка специалистов. Именно в области детской кардиохирургии. Есть ли такая проблема у нас, в масштабах всей страны, судить сложно. Но скажем так: я работаю в Центре уже восемь лет, и за это время к нам ни разу не пришел молодой человек, который сказал бы: «Я хочу работать, я хочу набираться опыта, мне это нужно и интересно». Может, мы не предоставляем условий? Предоставляем. Может, мы не рады новым лицам? Рады, конечно. Почему не идут – боятся ли, не решаются – не знаю. Но я вспоминаю, например, себя – я уже со второго курса пытался где-то поработать, что-то ухватить, что-то освоить. Я этим горел, мне это было нужно.

- Вернемся к теме стрессов. Что для вас тяжелее всего?

- Ожидание. Когда назначена какая-то операция, истинный риск которой никто не может предугадать, и больной вот-вот должен поступить в операционную, ждать очень тяжело. Все равно в голове стараешся представить возможные основные моменты…Но готовится нужно к любой операции, даже если она ,как говорят, рутинная.

- А можете вспомнить свое самое сильное переживание? Пик эмоций?

- Да, конечно. Наверное, кто то подумает, что речь пойдет о сложной операции, раз это хирург….Привезли к нам однажды мальчика, которому в другой больнице диагностировали тяжелый порок сердца. При первом же взгляде на результаты обследования стало ясно – одной радикальной операцией тут не обойтись, потребуется целый ряд вмешательств. Но потом, когда ребенок поступил и мы обследовали мальчика уже здесь, в Центре, выяснилось, что он абсолютно здоров. 

В другой больнице ошиблись, напутали с диагнозом. Радость, которую я в тот момент испытал, наверное, и была одним из самых сильных эмоциональных переживаний на моей памяти. Просто потому, что чудеса в жизни случаются редко; а в хирургии и подавно - а здесь вот, видите – случилось!

Досье
Алексей Черногривов. Родился в Сибири, в городе Кызыле. Окончил Красноярский Государственный медицинский университет им. В.Ф. Войно-Ясенецкого с отличием. Работал в Научном центре сердечнососудистой хирургии имени А.Н. Бакулева РАМН. С 2014 года заведующий детским отделением Федерального центра сердечнососудистой хирургии города Пензы.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество