Примерное время чтения: 9 минут
211

Огурцы - это не сахар. Ректор ПГАУ о ценах, дефиците и рекордных урожаях

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 9. АиФ-Пенза 01/03/2023
Последние годы в Пензенской области собирают рекордные урожаи.
Последние годы в Пензенской области собирают рекордные урожаи. Пресс-служба Правительства Пензенской области

Для сельского хозяйства прошедший год стал неоднозначным: из-за санкций ожидался серьёзный спад в отрасли, но вместо этого в стране собрали рекордный урожай зерна. Как аграрии Пензенской области пережили 2022 год и почему цены на продукты взлетают даже тогда, когда товары в избытке? Об этом корреспондент «АиФ»-Пенза» поговорил с ректором ПГАУ Олегом Кухаревым

Досье
Кухарев Олег Николаевич родился 6 марта 1974 года в селе Малая Ижмора Земетчинского района Пензенской области. С 2015 года - ректор Пензенского государственного аграрного университета. Автор более 250 научно-методических работ. Доктор технических наук, профессор. В 2016 году награжден Благодарностью Министерства сельского хозяйства РФ.

Экономика не виновата

Вячеслав Колесников, penza.aif.ru: Олег Николаевич, в своём послании Президент РФ Владимир Путин говорил об успехах в сельском хозяйстве. Так ли всё хорошо в нашем аграрном секторе?

Олег Кухарев: Озвученные нашим президентом тезисы правдивы. В прошлом году в стране действительно отмечали очень большие успехи в производстве сельскохозяйственных культур, животноводстве. Свой вклад внесла и Пензенская область. Мы не отстаём от общего тренда и прибавляем по всем направлениям. 

- Недавно глава Министерства экономического развития Пензенской области докладывал, что в 2022 рост составил 6,4%. А показатель по всей стране - около 15%. Может, мы всё-таки отстали? 

- Статистика бывает относительной. Если мы с вами посмотрим на показатели региона за последние пять лет, то увидим, что у нашей области рост будет гораздо выше, чем у других регионов. За эти годы наше сельское хозяйство создало устойчивую базу, показывало рост производства. И здесь каждый следующий шаг будет даваться с большим трудом. 

В других регионах рост был действительно выше: сказались вложения и климатические условия, благодаря которым удалось собрать хороший урожай. Но в абсолютных показателях мы не отстали.

- Показатели производства растут, а цены на продукты не уменьшаются. Почему цены на огурцы взлетели до 500 рублей?

- Вопрос интересный. Я не вижу объективных предпосылок для такого роста. В производстве тепличных овощей значимую часть себестоимости составляют затраты на свет, воду и тому подобное. И рост цен на услуги ЖКХ сказался, но здесь большое значение имела накрутка со стороны ритейлеров. Как с этим бороться - сложный вопрос. Конечно, должны работать надзорные органы, но, с другой стороны, огурцы - это не хлеб или сахар, без них можно прожить.

Есть и мирный выход - помочь местной продукции выйти на рынок. Подобный пилотный проект реализует правительство нашего региона, планируя обязать магазины предоставлять места для торговли фермерскими товарами. То есть рядом будут находиться две площадки: первая - от сети магазина, вторая - фермерская. И здесь покупатель сам сможет увидеть и сравнить качество продукта. Это честная конкуренция. Думаю, что наши производители в таких условиях будут не менее успешны. 

- С этим можно поспорить. Например, пензенских огурцов мало, и они по стоимости не отличаются от привозных...

- Я не соглашусь с тем, что у нас нет своей продукции на полках. Тут надо учитывать, что часто пензенские товары находятся на прилавках под другим брендом. Так что местная продукция представлена. Достаточно или нет - сложно сказать. Сколько бы её ни было, всегда хочется большего. 

А если мы говорим про цены на пензенскую продукцию, то здесь всё подчиняется законам экономики. Когда вы выходите на рынок, то по какой цене станете продавать? Правильно, примерно по такой же, как и все остальные. А снижение можно будет наблюдать при развитии технологии и насыщении рынка. Вот тогда огурцы и станут дешевле. 

- А что тогда прошлой весной произошло с сахаром? У нас в регионе работают три сахарных завода, а сама продукция периодически пропадала с прилавков.

- Это вообще необъяснимо. Здесь скорее виновата не экономика, а психология. Непонятно, по какой причине высокий спрос привел к такому росту цен: сахара в регионе было достаточно.

Чем мы хуже Финляндии?

- Год назад в сельском хозяйстве были проблемы с удобрениями, техникой, семенами из-за рубежа. Есть положительные сдвиги сейчас? 

- Проблема есть и нельзя сказать, что мы её решили. Но, начиная с 2014 года, сельское хозяйство шло в этом направлении, а наложенные санкции дали дополнительный импульс развитию. Остаются проблемы с семенами, средствами защиты. А вот удобрения у нас свои. И здесь проблема другая - не можем вывезти товар для реализации. 

- Федеральные СМИ писали, что российские поставщики  не могут продать зерно. Получается, рекордный урожай «сгорит»? 

- С зерном выход один - искать новые рынки, например, страны Африки. 

- Мы продолжаем зависеть от поставок семян?

- К сожалению, проблемы с семенами есть, но мы пытаемся их решать. Например, мы сейчас в нашем вузе занимаемся селекционными работами, которые помогут вывести новые сорта картофеля. Цель работы - заменить часть семян на пензенском рынке своими семенами, произведёнными на базе университета. Конкретно пока не могу сказать, какими характеристиками будут обладать наши сорта, делать прогнозы в науке очень проблематично. Основная задача - обеспечить производство качественного картофеля, который можно и употреблять в пищу, и использовать для производства чипсов, крахмала и прочих продуктов.

Также сейчас много внимания уделяется выращиванию ягод. Мне кажется, что практически вся Россия завозила их из-за рубежа, просто потому что это было дешевле. Сейчас вопрос решается. Если в Финляндии можно вырастить клубнику, то чем мы хуже? И сейчас у нас выращивают клубнику, малину и другие виды ягод.

Также мы работаем с семенами для зернобобовой группы, кормовых растений. Мы создали учхоз в Рамзае, где выводим голштинских коров. Это тоже плюс в копилку к мерам по импортозамещению. 

- Почему голштинские коровы? Нет русских пород?

- Нет, голштинская порода уже давно «обрусела». И в России уже немало таких хозяйств. Но опять же есть болевое место: семя. Существуют определённые сложности: породные линии не должны часто пересекаться. Если у нас в стране, не в регионе, очень мало быков-производителей, то скоро окажется, что скрещивания у нас идут между родственниками. В результате у животных ослабляется иммунитет, коровы становятся слабее, надои уменьшаются. Чтобы избежать этого, приходится покупать быков в  других странах. И от этого никуда не уйти.

Нехватка рук и денег

- После начала событий прошлого года не увеличилось число желающих заняться сельским хозяйством?

- Могу судить только по своему вузу. В этом году мы приняли более 1100 человек. Когда я начинал работать, эта цифра была почти вдвое меньше. Стоит отметить, что 90% наших выпускников идёт работать в сферу сельского хозяйства. Причём в крупные компании, их присматривают ещё во время учебы. Некоторые уходят и к фермерам, но этих случаев не так много. 

- Тяжело фермерам искать наёмных работников?

- Очень. Здесь первичный фактор - некого нанимать. В некоторых районах области в принципе нет достаточного числа людей трудоспособного возраста. Другой момент - несоответствие зарплат на крупном и мелком производстве. Но замечу, что в последние годы у нас наметился тренд на повышение оплаты труда. Главам хозяйств просто некуда деваться.  Здесь выход один - адресная поддержка со стороны государства. Фермеры важны не меньше, чем крупные агрохолдинги.

- У нас приняли закон о плодородии, который обязывает следить за качеством почвы. Для чего он нужен?

- Этот закон требует от наших производителей более аккуратного подхода к основе производства: почве. В первую очередь речь идет о её обработке с целью сохранения ресурса. Также ограничивается период выращивания определенных культур. Это не позволит нашим производителям поступать по принципу: в этом году получу урожай, а потом «не расти трава».

На первом этапе карательных мер не предусмотрено. Надеюсь, что обойдётся без них. Кстати, наш вуз участвует в контроле за реализацией этого законопроекта. Мы вместе с Министерством сельского хозяйства Пензенской области и институтом космических исследований РАН создали геоцентр, который поможет отследить, как идёт обработка полей. Позже он может делать прогнозы по урожаю. 

- Что будет с сельским хозяйством в этом году? Нет опасений, что рекордных урожаев больше не будет?

- Если рекорда не будет, то задачи-минимум по основным культурам мы выполним. Тем более, что иногда в сельском хозяйстве рекорд оборачивается недостачей прибыли из-за наполненности рынка. А в целом я смотрю в будущее с оптимизмом. Проблемы есть, например, нехватка сельскохозяйственной техники, которая даже в советское время производилась в небольших объёмах. Вот возьмите число высадкопосадочных машин за вторую половину 20-го века. Их произвели 450 штук! И значимая часть закупалась из-за рубежа. Сейчас справляться придётся самим.

Читайте нас в Telegram-канале «АиФ-Пенза», социальных сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», на канале Яндекс.Дзен.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ-5 читаемых

Самое интересное в регионах